Гурзуф, «водные процедуры»

09 ноября, 2007, 15:06 Распечатать
Выпуск № 42, 10 ноября-18 ноября 2007г.
Отправить
Отправить

«Гурзуфские сезоны» — культурный проект, открывший новые возможности экспонирования современного искусства...

«Гурзуфские сезоны» — культурный проект, открывший новые возможности экспонирования современного искусства. Сегодня, когда пространство выставки — не менее значимая эстетическая ее составляющая, чем, собственно, художественные произведения, это, без преувеличения, — событие.

Умение работать с пространством, найти или, если нужно, создать его для своего проекта — черта, обязательная для настоящего куратора. Ведь его задача — шоу, в котором внимание зрителя захватывает драматургия концепции, а произведения — лишь ее составляющие, объекты. Когда итальянец Акилле Бонито Олива, будучи куратором Венецианской биеннале, расположил экспозицию молодых художников в мрачном Арсенале — оборонительном сооружении эпохи Средневековья, это произвело фурор. Сегодня использование заброшенных крепостей для концептуальных выставок — общепринятое правило, а эффект сочетания актуального искусства с исторической архитектурой воспринимается столь же естественно, как создание экстравагантных архитектурных произведений для таких экспозиций.

Самые прозвучавшие украинские арт-проекты также связаны с неожиданными пространствами. Выставка, организованная куратором Мартой Кузьмой на военном корабле Черноморского флота, или акция, устроенная ею в частном аэропорту на острове Лидо (Венеция), собрали большую международную прессу. А созданная Кузьмой на грант Джорджа Сороса галерея Центра современного искусства при НаУКМА в барочном церковном строении стала признанной в мире площадкой: здесь лично делал инсталляцию классик современного искусства Янис Кунеллис, читал лекции Акилле Бонито Олива, демонстрировались ретроспективы Йозефа Бойса и Энди Уорхола. Получил международное продолжение и эксперимент, поставленный с этим пространством куратором Ежи Онухом. Он предложил польской арт-звезде Леону Тарасевичу расписать пол ЦСИ, который затем был демонтирован, распилен на части и продан с аукциона. Леон Тарасевич повторил этот ход на 49-й биеннале в Венеции, а состоявшаяся на ней первая презентация Украины также запомнилась созданием оригинального пространства — диорамы в военной палатке.

Жажда новых пространств, в которых экспансивное по своей природе современное искусство звучало бы с большей выразительностью, давно подтолкнуло его адептов и на природу. Вот только взаимодействие с ней, как правило, заканчивается не в пользу искусства — окончательно победившая в творчестве субъективность не выдерживает сопоставления с величием природы, теряется на его фоне, выглядит жалко. Исключения здесь возможны только в случае искреннего порыва, подкрепленного силой мастерства и таланта.

Первым действительно ярким в этом направлении проектом в Украине оказались «Объекты» Владимира Будникова. В своей мастерской в селе Чудын он сколотил из гигантских бревен и досок, раскрашенных красками, абстрактные сооружения. Вынесенные в поле, они производили впечатление не скульптуры, а узнаваемой — мощной, уверенной, экспрессивной — будниковской живописи, пространством которой вместо холста стал деревенский пейзаж. Даже фотографии «Объектов» сохраняют это удивительное ощущение — природы, воспринявшей искусство, слившейся с ним.

Подобное редкостное переживание, на которое природа способна куда чаще, чем искусство, — когда увиденное преображает и делается событием твоей личной истории, ожидало тех, кто оказался в Гурзуфе. Куратор Олеся Авраменко, в рамках уже третий год проводимых ею художественных «Гурзуфских сезонов» создала сразу две экспозиции, одна из которых развернулась на глади Горного Озера в Краснокамянке.

Проект «Волна» — кульминация «Гурзуфских сезонов». Первоначально одному из их постоянных участников художнику Игорю Ступаченко пришла идея заставить произведения искусства плавать по морю. Живописцы из Украины и России писали работы одинакового большого формата, которые потом собирались в трехгранные модули и на специальной конструкции спускались на воду. Но, как и все живое, идея претерпела изменения: погодные условия и чувство меры куратора подсказали иное пространство — озеро в горах. Оно предоставило произведениям не только штиль, а значит, безопасность от уничтожения стихией, но и неповторимую огранку: вокруг открывается уникальный крымский ландшафт. Прямо над озером высится Аюдаг, а если чуть подняться на окружающие его чашу холмы — открывается Черное море.

Выставка завораживала. То, как озеро передвигает живописные объекты, поворачивает их то одной, то другой стороной, сближает такие разные и выразительные полотна на свое усмотрение, выстраивает ежеминутно новый визуальный ряд, наблюдать хотелось бесконечно. В техногенном мире, где, казалось бы, можно просчитать любые эффекты и сочетания, игра стихии с рукотворным искусством воспринимается как чудо. Свободную импровизацию отражений картин в водной глади — то зеркальных, то видоизмененных сюрреализмом ряби — не вычислить никакому компьютеру. А то, как природа приняла и преобразила, впустив в свое бытие живописные произведения, куратор и художники вправе воспринять как благословение за искренность своего труда.

Олеся Авраменко констатирует: «Так, в виде энвайермента (с его неписаным правилом не вредить природе) — одного из направлений актуального искусства — было реализовано стремление украинских живописцев включить в свое творчество природные процессы, и наоборот — в природные явления войти своей живописью. Вхождение неожиданно даже для живописцев обернулось и эффектным, и гармоничным явлением. Природа не пострадала. Проект оказался очень чистым как в художественном и эстетическом, так и в экологическом плане».

Елена Рымшина, искусствовед Пушкинского музея и куратор Московской биеннале графического дизайна Golden Bee, не скрывает восторга: «Потрясающий проект. Но у меня, как у музейщика, сразу возникает вопрос — где и как это дальше экспонировать? Это может быть передвижная выставка. Она ведь выдерживает открытое инсталлирование. Но вообще для таких проектов необходим музей».

Идея музея современного искусства в Гурзуфе уже существует. Его считает логичным и непременным продолжением «Гурзуфских сезонов» их меценат Денис Шевченко, учредитель «Таурус Девелопмент». Деликатное отношение к исторической среде Крыма выделяет его подход в царящей на полуострове варварской предпринимательской алчности. Он говорит: «Гурзуфские сезоны» — это, в первую очередь, продолжение и, в большой степени, возрождение традиции. Гурзуф — это, безусловно, центр культурного притяжения. Хотя, конечно, он был создан задолго до нас, но если в наших силах будет помочь ему развиваться, привлечь в этот чудесный город талантливых, честных, по-настоящему творящих людей искусства, мы будем считать нашу миссию хотя бы отчасти выполненной».

Когда-то Гурзуф питал творческие силы Константина Коровина и Антона Чехова. Вдохновлял Давида Бурлюка, Николая Глущенко, Татьяну Яблонскую. Сегодня в проектах Олеси Авраменко современные художники открывают здесь новых себя. Выставка «Картинки для выставки» в санатории «Гурзуфский», где живописцы живут и работают во время «Гурзуфских сезонов», стала финалом нынешнего, пятого. На контрасте с монументальной «Волной» было предложено создать небольшие станковые работы, но и в них творческая индивидуальность художников проявилась новыми настроениями, открытыми Гурзуфом. Николай Маценко, автор хулигански примитивистской черно-белой «Волны», ставшей эмблемой одноименной выставки, изобразил Черноморский герб, волюнтаристскую геральдику которого шутливо трактовала вооруженная Тартуским семиотическим аппаратом Елена Рымшина.

Москвич Евгений Добровин­ский, получивший известность как выдающийся каллиграф, на этот раз написал множество крохотных пастозных морских пейзажей. Александр Бабак, с задорным формализмом в однозначных ярких цветах изобразивший на прошлых «Сезонах» качавшиеся на волнах баркасы, нынче представил абстракционизм нежных тонов. А Владимир Будников, признанный классик нефигуратива, удивил реалистичным настроем гурзуфских пейзажей, сохранив, конечно, экспрессивность мазка и неповторимое ощущение живописных объемов.

Постепенно в нашем обществе осознают, что современное искусство привлекательно не только для декларации цивилизованной репутации государства. И что тех, кто видит удачное проведение досуга на выставке, а не в казино, на самом деле миллионы. Очереди в «Пинчук Арт-центр» в Киеве — лишь самое близкое к нам территориально тому свидетельство. Венецианская биеннале приносит колоссальный доход и властям, и жителям города каналов. Регулярная выставка «Документа» превратила заштатный немецкий городок Кассель в один из мировых центров культурного туризма. Есть шанс, что и в нашем Крыму будет все больше возможностей для отдыха не только потребительского. Они уже есть — на «Гурзуфских сезонах».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК