Это сладкое слово «помаранчевый»

10 декабря, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 50, 10 декабря-17 декабря 2004г.
Отправить
Отправить

Десять лет назад, во времена подготовки и проведения референдума о независимости Украины, по улиц...

Десять лет назад, во времена подготовки и проведения референдума о независимости Украины, по улицам городов, особенно в русскоговорящем Киеве, бегали бойкие молодые люди и приставали к прохожим с вопросами: «А що таке «краватка»?», «А що таке «кватирка»?». Слово «помаранчевый» вполне могло стоять в том ряду.

За десять лет мы значительно активнее стали пользоваться родным языком в повседневной жизни — слово «помаранчевый» было знакомо многим. А теперь уже и весь мир, ассоциируя с этим словом Украину, произносит его без перевода.

Все о феномене «помаранчевого» и о многом другом, не менее интересном, я узнала, редактируя монографию по цвету члена Национального союза художников Украины, докторанта кафедры цветодинамики Будапештского политехнического института, действительного члена Всемирной ассоциации цветоведов (AIC) киевлянина Стефана-Арпада Мадяра.

— Ваш вопрос ожидаем, более того — закономерен. Время анализа происшедшего социологами, психологами, психоаналитиками, философами и т.д. еще впереди. А сейчас масса разговоров о «помаранчевом». Ведь, с точки зрения восприятия человека, цвет — первичен.

Давайте «от печки». Существует три первичных цвета, называемых еще непроизводными, — красный, желтый, синий.

С самого начала Человек познал из собственного опыта различие между ночью и днем. Красный — цвет восходящего и заходящего Солнца, начало и конец дня. Поэтому день ассоциируется с этим цветом. Ночное небо — темно-синее. Синий приписывается ночи. Но этот цветовой опыт Человек обрел, только осознав разницу между днем и ночью. Вначале Человек знал только «Я». Понемногу он начал замечать различия между собой и другим людьми. «Ты» было другим и составляло часть «Я», как мужчина или женщина, часть для воспроизведения, в то время как для всего остального двое оставались полностью разделенными.

День был познан. Человек чувствовал себя защищенным, потому что был свет, где не было злых духов. Ночь же представлялась неизвестностью и была полна таинственного, питаясь глубоким страхом. День, известный и покровительствующий, связывался с «Я». Ночь, таинственная, принадлежала неизвестному «Ты», к которому примешивался страх. Только обретя больше доверия к «Ты», Человек начал чувствовать себя более связанным с ним. Тогда открылось третье лицо, столь же далекое как от «Я», так и от «Ты»: «Он»!

В этот период Человек различал только три начальных цвета: красный, синий и желтый. Последний находится точно посередине между двумя предшествующими. Известно, что «Я» было обозначено красным, «Ты» — синим, оставляя для «Он» только желтый. Значительно позже, когда у Человека сформировалось общественное сознание, появилась возможность использовать другие цвета.

Прежде всего, Человек начал осознавать, что «Я» и «Ты» образуют единое (мужчина — женщина), к которому возможно присоединение «Он» (родственник, подобный). Это единство «Мы» — находится между «Я» и «Он», а новый цвет — между красным и желтым. Следовательно, «Мы» принадлежит оранжевый.

— В свое время вы занимались расшифровкой цветовой символики Библии. Какое место оранжевому отводит церковь?

— В каноне богослужебных облачений у оранжевого цвета нет «своего места». Однако с древнейших времен он присутствует в Церкви. Этот цвет очень тонкий, и не всякий глаз воспринимает его правильно. Будучи соединением красного и желтого цветов, оранжевый в тканях практически постоянно «скользит»: с оттенком в сторону желтого он воспринимается как желтый (золото часто дает оранжевый отлив), а с преобладанием красного — как красный.

Наличие в красках трех непроизводных и четырех производных цветов соответствует представлениям о несозданном Боге в Троице и созданном им творении.

«Бог есть любовь», явленная миру особенно в том, что Сын Божий, воплотившись, пострадал и пролил за спасение Мира Свою Кровь. Бог есть огонь поедающий. Моисею Господь открывается в огне Неопалимой купины, огненным столпом путеводит Израиль в обетованную землю. Это позволяет отнести красный, как цвет пламенной любви и огня, к символу, преимущественно связанному с представлениями об ипостаси Бога Отца.

Сын Божий есть сияние славы Отчей, «Царь мира», «Архиерей грядущих благ». Этим понятиям более всего соответствует золотой (желтый) — цвет царского и архиерейского достоинства.

Ипостаси Духа Святого отвечает голубой цвет неба, извечно льющего дары Духа Святого и Его благодати. Небо вещественное есть отображение Неба духовного — невещественной области небесного бытия. Дух Святой и называется Царем Небесным.

Святая Троица едина в Существе своем, так что, по учению Православной церкви, Сын — в Отце и Духе, Отец — в Сыне и Духе, Дух — в Отце и Сыне, что в цветовом выражении соответственно: желтый — фиолетовый, красный — зеленый, синий — оранжевый. Поэтому, если принимать цвета в качестве символов Троицы, то любой из них может символически отражать представления о любви из Лиц Триединого Божества.

Так, в Ветхом Завете заметней всего слова Бога Отца — Творца и Промыслителя мира. В земной жизни и крестном подвиге Иисуса Христа прославлен Бог Сын. В Пятидесятнице и последующем излиянии Благодати в Церкви прославляется Утешитель, Дух истины.

— Субъективное и объективное восприятие цвета обусловлено физическим, эмоциональным и духовным факторами. Что об оранжевом цвете говорит наука цветодинамика?

— Возьмем классиков. Иоханнесс Иттен в своем «Искусстве цвета» говорит: «Оранжевый цвет — смесь желтого с красным — максимально активен. В материальной сфере он обладает яркостью солнечного света, достигая в красно-оранжевом оттенке максимума активной, теплой энергии». Обратите внимание на последние слова этой цитаты. Живой классик, всемирно известный психоаналитик Макс Люшер в текстовом материале к своим знаменитым тестам говорит, что по ощущениям оранжевый — это возбуждение активности, а по состоянию — показатель уверенности в себе. Продолжая ассоциативный ряд, выстраиваемый психоаналитиками, можно добавить также соотносимые с оранжевым характеристики: энергетический, энергичный, созидательный, демонстративный, общительный, открытый, легко возбудимый, счастливый, стремительный. Он также символизирует приветливое тепло (в отличие от красного — жары), радость, бодрость, танец, песню. Все сходится, правда?

— То есть вы хотите сказать, что появление «помаранчевого» — не случайно?

— И — да, и — нет. Желто-оранжевый, находясь в центре видимой части спектра (цветовая волна зарождается в синем и угасает к красному — цвету бесконечного расширения вселенной), вполне подходит на роль своеобразного плацдарма для созидания и развития, для роста человеческой активности, направленной на добро. Дизайнеры выбрали его как самый выделяющийся, контрастирующий цвет. Но суть в том, что они и не могли взять другой цвет.

В цветодинамике синему (голубому) ассоциативен оранжевый! Никакой другой цвет не может его гармонизировать. Оранжевый и синий — это как Инь—Янь. Таков закон цветодинамики. Теперь о другом.

Сине-белые щиты с портретами Януковича появились задолго до октября и густо «усеивали» обочины всех дорог Украины. Внутренняя неудовлетворенность навязчивой информацией, напряженность в обществе в целом требовали положительной, хотя бы зрительной разрядки. Так что «помаранчевый» вспыхнул, как костер, несущий тепло, — цвет, уравновешивающий синий. К этому добавлю еще один постулат из тестов Макса Люшера. Синий цвет по ощущениям ассоциируется с покоем, удовлетворением, а по состоянию означает самодостаточность. Внутреннее бурление общества нашло символ своему стремлению к динамике — «помаранчевый».

— Любовь к ярким цветам — характерная черта молодежи. Но с оранжевыми ленточками ходят и люди среднего возраста, и пожилые. Только ли с высокой политической активностью это связано?

— Не думаю. Многолетние исследования в Будапештском политехническом институте эмпирическим путем (тестировалось около 50 тысяч человек) выявили интересную закономерность. Возрастные преференции (т.е. цветовые предпочтения) в малой степени касаются именно оранжевого цвета — единственного из всего спектра. Цвет радости, тепла, счастья нужен в любом возрасте. Все, кто бывал в эти дни на Майдане, подтвердят: царило ощущение небывалого подъема, взаимовыручки, толерантности. Оранжевый дарил энергию, но не нес отрицательной агрессивности. Кстати, научные исследования подтверждают, что красно-оранжевый цвет стимулирует импульс кровообращения. Так что этот цвет сыграл не последнюю роль в том, что люди на Майдане не испугались холода.

Физиологическая потребность в оранжевом — вещь объективная. Общеизвестно, что в экстремальных ситуациях используют оранжевые дым, одежду, знаки, как самые заметные для человеческого глаза. Вспомним альпинистов: уже на высоте 2500 м ученые зафиксировали у людей потребность в подзаряжающем оранжевом. То есть оранжевый цвет в той или иной форме присутствует там, где действовать нужно быстро и энергично.

Оранжевый цвет примечателен еще и тем, что нет ни одной болезни, симптоматика которой была бы с ним связана. Жар, сыпь — это краснота; тошнота — зелень; холод, малокровие — синюшность; желтуха — желтая и т.д. Так что, к слову сказать, противники Ющенко погорячились: «помаранчева чума», даже как фигура речи, не имеет оснований для употребления.

— Еще одну особенность отмечают участники событий: активность женщин.

— В зависимости от оттенка оранжевый цвет символизирует как мужское, так и женское начало — эмоциональность, мягкость, терпеливую любезность, приветливость, эротичность и радость жизни. Вступить в противоречие с женской или мужской сущностью он никак не мог. Что, кстати, имело положительный социальный отклик. Женщины с оранжевыми бантиками и сумками с едой не побоялись идти к голодным, замерзшим, злым и усталым «синим» мужикам на привокзальную площадь… Извечная заботливость и терпимость славянской женщины — одна из составляющих силы, пригасившей агрессивность «синих».

— Случайно или продуманно — сейчас уже не важно, но оранжевый флаг, ставший символом одного из кандидатов предвыборной кампании, слился с необыкновенно красивой золотисто-оранжевой осенью этого года. Кричащий, как для одежды взрослых людей, этот цвет стал модным и востребованным. Что ожидает «помаранчевый» в дальнейшем? Он потухнет, как перегоревший костер?

— Думаю, нет. Цвета автоматически, на подсознательном уровне могут вызывать определенные реакции и ассоциации — благодаря опыту, который накапливается у нас на протяжении жизни и становится неотъемлемой частью нашего внутреннего мира. В данном случае произошел всплеск энергии, эмоций, но без жесткой агрессивности. Поэтому в памяти останется чувство единства, сплоченности, а цвет — фон происшедших событий.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК