«ДЕЦА У НОТАРЯ» — НЕ ПРОСТО КОРЧМА

10 мая, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 17, 10 мая-17 мая 2002г.
Отправить
Отправить

Павел Чучка — кандидат филологических наук, депутат Ужгородского горсовета, предприниматель, поэ...

Павел Чучка — кандидат филологических наук, депутат Ужгородского горсовета, предприниматель, поэт-сатирик, художник-карикатурист, постановщик юмористических телеминиатюр, наконец, известный на Закарпатье политически активный гражданин. Десять лет назад решил стать экономически независимым. Его ресторан «Деца у нотаря» в Ужгороде заслуживает обстоятельного и вместе с тем веселого разговора.

— Как случилось, что вы, творческий человек, гуманитарий, стали бизнесменом?

— На 23-м году трудовой деятельности я порвал с бюджетной работой и рискнул начать собственное дело. Толчком стало крушение социальных гарантий в государстве. А в основу легла свежая экономическая идея: товарообмен украинских парниковых огурцов и помидоров на бананы из-за границы. Тогдашняя разница в ценах позволила мне в течение года открыть в Ужгороде первый супермаркет «КоЗак», приобрести два грузовых автомобиля, достроить для Союза художников картинную галерею, издать сборник собственных сатирических стихотворений. Количество рабочих мест в фирме превышало 40.

— Так почему же вы со временем забросили столь успешный бизнес?

— Забросил вынужденно, поскольку ухудшился инвестиционный климат. Началась чехарда с налогами на экспорт-импорт: без свободных оборотных средств стало невозможным ритмичное растаможивание товаров. Усилилась конкуренция со стороны теневого бизнеса, а также со стороны конкурентов, работавших в тепличном льготном режиме под «крышей» чернобыльцев, афганцев, инвалидов, Кабмина и других структур. Вследствие падения производства в стране граница осталась одним из немногих источников доходов чиновничьей братии всех уровней. Голод породил аппетиты, увеличил поборы.

— И тогда появилась «Деца у нотаря»?

— Да. Новые условия продиктовали новый вид деятельности. Я арендовал на окраине Ужгорода аварийное здание с принадлежащей территорией, где на протяжении шести лет, не вылезая из ремонтов, создал стилизованную корчму-музей. Конечная цель уже просматривается: наметился этнокультурный комплекс, где гости области получат представление о наших яствах, архитектуре, языке, истории, некоторых традиционных промыслах края. Имеется летняя колыба, «децаленд» (по аналогии с Диснейлендом — комплекс развлечений) и прочее. Все это насыщено юмором собственного производства и... работниками, которые не ленятся, не врут, не воруют, не выпивают, не имеют санитарно-гигиенических проблем, умеют общаться с посетителями.

— А как вам удается дальше развивать свой бизнес?

— Все сводится к воплощению оригинальных идей на основе собственного опыта и наблюдений за поведением людей. Самый большой тормоз — нехватка средств. То, что можно было бы сделать за год-два, придется делать всю жизнь. Практически самофинансируюсь, а работы выполняю силами коллектива. Это дает ощутимую экономию и вместе с тем поддерживает народный стиль моего учреждения: скромный и теплый. Неординарность привлекает гостей, люди ценят свежие идеи. К примеру, после последнего затмения Солнца в Ужгороде я дал на местный телеканал объявление: «Ежедневно в «Деці у нотаря» до конца года можно наблюдать солнечное затмение в зависимости от количества выпитого». Прошло полтора года, а посетители все еще продолжают требовать от персонала корчмы затмения Солнца. Или другое объявление: «В «Деці у нотаря» вы можете встретиться за обедом с Ириной Билык, Вахтангом Кикабидзе, Тарасом Петриненко, группами «Любэ», «Грин Грей», Веркой Сердючкой». Успех имеет и моя собственная рекламная продукция, в частности сувенирное меню, индивидуальные удостоверения пьяным водителям, якобы защищающие их от автоинспекторов ГАИ, бокалы для пива с фирменной надписью: «Деца у нотаря». Господа, не материтесь, please» Корчма украшена часами-трезвомером, картой-глобусом Закарпатья, имеет мемориальный подвал с надписью: «В этом подвале 8 марта 1913 г. В.Ульянов (Ленин) вместе с Инессой Арманд скрывался от преследования Н.Крупской». На двери у выхода из корчмы сформулированы три возможных состояния посетителя: «Если идешь трезвым, то это — наша вина», «Если идешь пьяным, то это — твоя радость» и внизу (на уровне колен): «Если можешь стоять только лишь на четвереньках, то делай вид, будто внимательно читаешь эту надпись». На территории расположено самое веселое в Европе «кладбище» с могилами: «Нечестный официант», «Неизвестный пьяница», «Они ошиблись на выборах», «Правдивый журналист» и т.д., а также уникальный игровой аттракцион для интеллектуалов — «Дендро-дурка». Придумал, спроектировал и изготовил сам. Короче говоря, моя корчма рассчитана на мыслящего посетителя, стремящегося и к духовной пище, поэтому он и является самым частым моим гостем. Фотоаппарат или видеокамера рядом с кружкой пива — типичная картина в «Деці».

— Вы продолжаете заниматься политикой?

— Политика для меня — это Рух до осени 1989 года. Самым высоким достижением была победа партии в Ужгороде на выборах в Верховную Раду в 1998 года, когда я возглавлял городскую ячейку Руха. Ныне формально я внепартийный, но не молчу...

— Чем является для вас бизнес? О чем мечтаете?

— Мой ресторан — форма выживания до лучших времен, своеобразный кокон. Он давно уже превратился в место отдыха интеллектуалов. Мечтаю об экономически-правовом потеплении, об одинаковых правилах бизнеса для всех, чтобы снова подняться, заработать деньги для издания еще одного сборника своих сатирических стихов и завершить создание рекреационного комплекса. Мечтаю найти порядочного инвестора, компаньона.

— Продолжаете ли заниматься научной работой?

— Занимал должность доцента в Ужгородском национальном университете. Теперь там не работаю, поскольку мне опротивел режим застойных времен нашего университета. Спорадически участвую в научных языковедческих конференциях, публикую научные работы, однако больше внимания уделяю выступлениям в местной прессе. Скажу вам по секрету: дабы не чувствовать себя отлученным от науки, недавно перерегистрировал свою фирму на частное предприятие «Академия» с ректором (мной) во главе, деканами-барменами, завкафедрами-поварами, преподавателями-официантами, студентами-посетителями... Студенты-выпускники будут получать памятный диплом, проектированием которого я в данное время занимаюсь.

В завершение беседы господин Чучка показал самый ценный экспонат корчмы-музея — «Книгу взаимных симпатий», отрывок из которой цитирую:

«Господину Павлу Чучке, поэту, ученому и предпринимателю.

Я в восторге от остроумного художественного оформления вашего заведения, само название которого — корчма — заслуживает как можно более широкого распространения по Украине. Я в восторге от вашего умения успевать заниматься и политикой, и поэзией, и вашей корчмой. Политикой — ради добра всей Украины, поэзией — ради удовлетворения души своей и ваших доброжелательных посетителей, корчмой — ради укрепления здоровья украинцев. Пусть Господь вам помогает. Левко Лукьяненко».

Павла Чучку невозможно воспринять целостно без знакомства с его остротами, поэтому предлагаю вашему вниманию подборку его юмористических поэзий:

ЕЛЕКТОРАБ

Я дякую,

схиляюся,

шаную.

Я схвалюю, пишаюсь,

голосую. Я гордий, радий

і щасливий. Я до нестями

шанобливий. Я весь у захваті

від шефів:

від їх ідей, портретів і декретів.

Я від любові ладен вмерти!

Я вже вмираю... Дайте жерти!

УКРАЇНСЬКИЙ ТЕРМІНАТОР

Кому продатися за гроші?

За хліб? За пачку сигарет?

У мене дві руки робочі:

Я профі, я авторитет...

Можу продатись по частинах;

легеню, нирку, пару губ

Я гомо сапіенс — людина:

поки торгую, я живу!

Не продається лише серце,

бо в мене вже його нема.

Бо замість серця — один долар.

Тут я збрехав: насправді два.

ЦЕЛОФАНОВЕ ПОКОЛІННЯ ОБИРАЄ РЕРSІ

У вухах — тампакс, памперс — в роті,

Перед очима — еМ-Ті-Ві.

Навколо шопи, шопи, шопи,

менти, путани і круті...

«Ай фак ю» — в мене в голові.

Нікому на фіґ я не нужен.

У предків був хоч комсомол.

Я тиняюся понад Ужем,

Ноу проблемс, тільки:

рок-н-рол, дірол, петрол та стіморол.

Я їм на брекфест,

на вечерю сертифікований хот-дог,

Я в екологію не вірю,

май дрінк — це маракуя сок:

із тетрапака просто в рот.

Май скул, май тічер — Шварценеггер,

Май френдс — Мадонна і Ван-Дамм,

Май м’юзік — техно, репп і реггей

і Майкл Джексон намбер ван:

це ніби перший наркоман.

Гуляю з бабою, як рейнджер:

в бронежилеті, вері велл !

В кущах тусується тінейджер:

у неї плеєр, в мене пейджер,

зв’язав навіки нас U’tel!

Я їй кажу: не йди додому.

Останься вумен, ай вонт ю,

Вона — таксі по телефону

і каже: «Сьогодні ноу, чи чуєш, ю?»

Я кожний фрайдей регулярно

по сателітці секс смотрю.

А я мудак, відсталий буллшіт,

ще на еротиці сиджу.

ТРАНСЛЕЙТ

Ай лів — це значить я живу, Ай лав — це значить я люблю,

Ай фак — це значить буду жити,

і жити будуть мої діти,

якщо субсидію візьму.

ГІМН ПОДКАРПАТОРУСЬКОЇ НОМЕНКЛАТУРИ 90-х

Ще не вмерла Верховина,

як ліси у горах ще нам браття

українці красти тут дозволять.

Згинуть наші конкуренти,

як шовдарь у роті,

запануємо у краї, як вепирь в болоті.

Гроші й славу ми положим нашого

народу.

А взамін собі попросим крісла

в нагороду.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК