ЧТО ПРЕДСТАВИТ УКРАИНА НА «КРОК-97»

20 сентября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 38, 20 сентября-27 сентября 1996г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Анимацию можно назвать идеальным способом самовыражения. Наивность, лаконизм, идеализированность, особая пластика - все это возвращает нас в светлый мир детства...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Анимацию можно назвать идеальным способом самовыражения. Наивность, лаконизм, идеализированность, особая пластика - все это возвращает нас в светлый мир детства. Аниматоры Украины, переживающие сейчас не лучшие времена, вcе-таки продолжают работать и даже получать призы за свои фильмы. Наш сегодняшний собеседник - Наталья Чернышова, режиссер, художник-постановщик фильмов «Золотой цыпленок», «Бабушка», «Савушкин, который не верил в чудеса», «Твой любящий друг» и др. За работу «Мамочка, Розочка, Ниночка» Н.Чернышова получила приз за лучший режиссерский дебют на фестивале «Крок-93», фильм «Сказка про богиню Мокошу» был отмечен дипломом на фестивале киноискусства славянских и православных народов «Золотой Витязь», проходившем в этом году в Минске.

- Наташа, у вас профессия мужского рода - режиссер, художник-постановщик. Как случилось, что вы занимаетесь именно этим?

- Думаю, это судьба. Сколько себя помню, я рисовала. Никто к этому серьезно не относился. Мне нравилась математика, но тянуло и к гуманитарным занятиям - и стихи писала, и прозу, и юмористические рассказы, и рисовала. С возрастом поняла, что без математики я смогу прожить, но не смогу не рисовать.

- А режиссура?

- Режиссура оказалась гораздо ближе. Даже на просвещенный взгляд, уже проработав художником лет десять, я еще не понимала, что могу и хочу этим заниматься. Мне казалось, что это унизительная точка зрения для профессии художника: вот сейчас я художник, а затем вырасту и стану режиссером. Но поскольку поняла, что именно хочу сделать, что хочу сказать, занялась режиссурой.

- Кто были ваши учителя в творчестве?

- У меня были неофициальные учителя - люди, с которыми я работала. Мне всегда везло, в смысле общения с людьми. Ведь мы живем не в вакууме и на становление характера влияют самые разные люди. Я часто думаю, что если бы попала в другую среду, то была бы другой. Если рассуждать чисто профессионально, то могу назвать учителем своего очень хорошего друга, с которым работала, как только пришла на студию - это Роман Адамович. Я была у него ассистентом художника. Никто в жизни меня столько не ругал, и никому я так не обязана, как Роману. А Лена Баринова, с которой я делала свои первые картины: «Золотой цыпленок», «Бабушка», «Савушкин, который не верил в чудеса», «Твой любящий друг». То было прекрасное время, каждый день приносил какие-то открытия. Мы вместе работали и учились, ведь никакое образование не заменит опыта практической работы. Учились на своих и чужих удачах, своих и чужих ошибках.

- Об одной из ваших последних работ хотелось бы поговорить отдельно - о «Лякалках-жахалках». Как появилась идея воплотить на экране стихи, именуемые в народе «садистскими»?

- Это не «садистские» стихи, ни в коем случае! Это отдельный, потрясающий пласт в литературе, только у нас все это куда-то пряталось. Делалось такое слащавое, «розовое» детство. А ведь все сказки на самом-то деле страшные, даже если читать их в самой деликатной, литературной обработке. А английская литература, народная и даже авторская, - там очень много абсурдизма.

В связи с этим можно вспомнить детские стихи Д.Хармса, которого у нас тоже не очень-то жаловали. Стоит упомянуть замечательные журналы «Чиж» и «Еж», издававшиеся в 30-е годы, где работали прекрасные авторы: Владимиров, Введенский, начинал свою работу И.Шварц, а редактором был Олейников.

Я не люблю фильмы ужасов, от которых леденеет в жилах кровь. Но все мы, наверное, прошли через пионерское детство, когда в пионерских лагерях ночью после отбоя рассказывали друг другу страшные истории, и стоило лишь включить свет, чтобы ужасы исчезли. Ведь отрицательная энергия накапливается, ей нужен выход. И лучше, когда ужасы смешные, а не страшные. К сожалению, больше не разрешают этого делать.

- Какова была официальная реакция на этот фильм?

- Отрицательная. В Министерстве культуры сказали, что нашим детям это не нужно. Я знаю, что один редактор на просмотре хохотал до колик, а потом сказал, что это ужасно и не нужно. Будто наши дети отличаются от остальных детей в мире. Хотя мне кажется, что именно дети наиболее склонны к космополитизму. Это взрослые отличаются друг от друга, костенеет их характер.

- Судя по работам, представленным на последние анимационные фестивали, основная часть мультфильмов рассчитана на взрослого зрителя, еще и хорошо подготовленного. А как быть с детской аудиторией?

- Если брать такой точный адрес - для детей и больше ни для кого, то, наверное, таких работ стало меньше. Но если фильм удачный, талантливый, то каждый зритель берет что-то для себя: один воспринимает что-то игровое, другой - эстетическое, третий - философское. Но любой человек, входящий в зрительный зал для просмотра мультипликации, настроен положительно, рот заранее расплывается в улыбке.

- В Москве работает около семидесяти студий, занимающихся производством мультфильмов. Как обстоят с этим дела у нас?

- Не знаю почему, но в Украине ситуация намного хуже, чем где бы то ни было. Я не беру в расчет страны, где идет война. Когда грохочут пушки, наверняка не до этого. Но и в Прибалтике, и в России, и в Армении - хотя там очень тяжело - все-таки что-то делается. Я имею в виду не коммерческую продукцию, а творческую. Хотя наша коммерческая студия «Борисфен» все же старается делать один-два фильма в год - творческих - и это замечательно.

Государству мы, похоже, вовсе не нужны. Это очень обидно и очень стыдно. Студия «Укранимафильм» оказалась в каком-то странном положении, у нее даже нет собственного здания. Все признают, что у Украины есть особый язык мультипликации. И очень жаль потерять это. Несколько лет не работает Давид Черкасский - это преступление перед человечеством, не боюсь, что это звучит громко. Не знаю, сколько в мире есть режиссеров, равных ему, а ведь он работает в наиболее трудном жанре - рассказывает историю. А это, по-моему, куда сложнее, чем сделать некий настроенческий экзерсис. Полтора года не работает Ирина Смирнова, год - Наталья Марченкова, Евгений Сивоконь, Елена Касавина, я и другие.

Основные организаторы первого международного фестиваля анимационных фильмов на территории бывшего Советского Союза «Крок» - это мы, и сама идея фестиваля наша. Фестиваль настолько известен за рубежом, настолько престижен, что в прошлом году его признали лучшим в мире фестивалем анимации. Мне кажется, Украина могла бы гордиться этим. Но кроме того, чтобы гордиться фестивалем, как своим детищем, ему нужно еще и помогать. Обидно, что на «Крок-97» мы поедем без своих фильмов.

- Насколько мне известно, многие художники-мультипликаторы успешно работают в других странах.

- Да, многие уезжают и в Польшу, и в Америку. Везде, за исключением Украины, нужны наши головы и наши руки. Правда, за границей, в основном, только руки. Пока ты молод, можно заработать там себе на хлеб. Но когда остается не очень много лет для плодотворной творческой работы, жаль терять время. Я боюсь, что это будет просто невосполнимо. И если даже останутся живы люди, умрут какие-то их замыслы.

Все же мы надеемся на перемены к лучшему. У нас появился союзник в Департаменте кино - Анна Павловна Чмиль. Это человек, влюбленный в мультипликацию. Она единственная из Министерства культуры, кто приехал к нам на студию с добрыми намерениями. Она искренне хочет помочь, не знаю, как ей это удастся. Вряд ли возможно будет запустить в работу всех неработающих режиссеров. Есть надежда, что будет работать только Давид Черкасский, ему заказывают большую картину.

- Государство заказывает?

- Нет, иностранные спонсоры. Это будет не наша картина, не то, чем сможет гордиться Украина как своим творением. Не понятно, как можно так необдуманно тратить свои ресурсы. Это еще хуже, чем продавать цветные металлы, - на них хоть есть ограничения. А на творческие силы - пожалуйста, и никакого учета. В игровом кино аналогичная картина, но ведь наши фильмы дешевле, доступнее и, может быть, даже более необходимы - ведь их смотрит молодая аудитория.

В основной своей массе зарубежная коммерческая продукция противоречит нашей ментальности. И не замыкаясь в собственном мирке, мы все-таки должны делать свою продукцию. Не хочется стать страной третьего мира во всем - мы уже таковы в производстве. Ведь в культуре мы всегда были одними из лучших.

- Пожалуй, неуместно в свете вышесказанного спрашивать о творческих планах...

- Есть замечательный питерский писатель Валерий Роньшин, он автор сценария фильма «Мамочка, Розочка, Ниночка». Я прочитала много его произведений, по своей сути они очень мультипликационны. Уже придумана книга с иллюстрациями его рассказов, осталось ее сделать. И очень хотелось бы сделать картину по его сценарию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК