"Чия ж то дівчина розпустила коси?"

1 ноября, 16:37 Распечатать Выпуск №41, 2 ноября-8 ноября

В ноябре исполняется 100 лет со дня рождения украинской актрисы Ольги Кусенко (1919–1997), одной из самых ярких звезд Театра им. Ивана Франко в 60–70–80-х годах, супруги Юрия Тимошенко (Тарапуньки).

В нынешний юбилейный сезон киевского Театра им. Ивана Франко стоит упомянуть и о юбилее его выдающихся актеров. Среди них — и Ольга Кусенко. В середине ХХ в. ее имя, без преувеличения, гремело, на ней выстраивали репертуар. Сегодня театральной молодежи как будто и нечего сказать об этой актрисе. Ведь ей в жизни не повезло дважды. И не повезло фатально. Во-первых, история ее личной жизни, безумная любовь к Тарапуньке (Юрию Тимошенко) надломила нечто и в ее творческой карьере. Потому, а это уже во-вторых, в ее творчестве не было фильмов, которые получили бы широкую огласку, которые даже сегодня, в эпоху декоммунизации, повторяли бы телевизионные каналы. Ее экранное наследие — в основном фильмы-спектакли из репертуара Театра им. Ивана Франко. Раньше их чаще демонстрировали, — и красивое лицо актрисы чаще возникало на экранах и в памяти: "Мартын Боруля", "В степях Украины", "Калиновая роща", "Фараоны". Актриса и вправду была очень красива, для многих — воплощение украинки. Черные брови, карие очи, гордая осанка. В общем, о таких красивых девушках и слагали некогда украинские народные песни: "Ой, чиє ж то жито, чиї ж то покоси, чия ж то дівчина розпустила коси?". 

Чья дивчина? Тарапуньки. Один из наиболее популярных украинских комиков еще в студенческие годы влюбился в нее без памяти. И переписка между ними продолжалась почти все годы Второй мировой: судьба разбросала их по разным фронтам. Она была санитаркой, медсестрой, играла во фронтовых спектаклях. А он в то время уже почти нашел эстрадную маску, — и они со Штепселем (Ефимом Березиным) также выступали перед бойцами, радовали веселыми сценками, остроумными историями. 

Уже после войны, в послевоенном Киеве они решили объединить свои судьбы. Каждый из них был как бы под негласным патронатом партии и правительства. Популярность Тарапуньки набирала обороты. И с таким феноменом следовало считаться. А в ее образе видели "наследницу Натальи Ужвий", т.е. фактически вторую актрису в первом украинском драматическом театре. Так оно и получалось. Ужвий и Кусенко встретились вначале в одном спектакле — это был "Вишневый сад" режиссера Константина Хохлова: Раневская и Варя. Позже, когда Наталья Михайловна потихоньку отошла от роли Анны в легендарном "Украденном счастье" Гната Юры, именно эту роль как наследнице передали Ольге Кусенко. И она играла с большим успехом, не повторяя рисунок великой предшественницы, а ища свои краски и интонации в роли Анны, которую братья выдали замуж за нелюбимого, а потом вернулся и любимый, и у каждого из троих — свое право на личное счастье. Чуть позже Ольга Кусенко сыграла еще в одном произведении Ивана Франко — "Для домашнего очага", — и, к счастью, этот спектакль франковцев удалось запечатлеть на пленке. Однажды я решил пересмотреть его, настроившись на архаику и анахроничность. Но вопреки моим ожиданиям, исполнительницы главных ролей, в том числе Ольга Кусенко в роли пани Анели, были живыми, достоверными, убедительными. Очевидно, это один из лучших образов актрисы — достойная литературная основа, психологическое наполнение образа, неуловимая тайна в актерской партии: она играет женщину, скрывающую от мужа темные страницы своей жизни. И в результате эта ложь стоит им совместного счастья. 

"Для домашнего очага" — счастливое исключение в репертуаре актрисы. Львиная доля ее репертуара — образы чернобровых колхозниц из пьес Александра Корнийчука: Катерины, Василины, других бойких девушек, которым драматург-пропагандист отводил миссию построения светлого будущего. 

Вот уж воистину парадокс актерской судьбы: актриса, будто бы созданная для репертуара высокого штиля, зачастую играла в заказных идеологических пьесах, но никогда не отрекалась от своих положительных колхозниц, так как в каждой из них видела родного человека, счастливую или несчастную женщину. Она щедро наделяла их своей сердечной теплотой, игривым темпераментом, она никогда не стеснялась своего творческого наследия, поскольку такое было время, и она в этом времени играла не последнюю скрипку. Собственно, она возглавляла Украинское театральное общество (опять же как наследница Натальи Ужвий), ее неоднократно избирали в монопартийный Верховный Совет УССР; с 1953-го она стала членом партии (без этого членства трудно было мечтать об успешной карьере). 

Одна из наиболее популярных ее ролей, которую полюбил и узнавал массовый зритель, — еще одна бойкая и гордая колхозница. Это Одарка из спектакля "Фараоны" по пьесе Алексея Коломийца. Сотни раз франковцы играли этот спектакль — и на родной сцене, и на гастролях, и в тракторных бригадах колхозов. И всюду им сопутствовал успех. Это была история-анекдот о том, как в украинском советском колхозе мужчины и женщины не то наяву, не то во сне поменялись местами. И таким образом выясняли гендерные проблемы, проблемы феминистические. Ольга Кусенко в паре с Михаилом Покотило играли положительную уважаемую пару украинских колхозников, которым для полного счастья не хватало только каких-нибудь приключений — вот хотя бы поддразнить друг друга, поменяться ролями в семейной жизни. Этот спектакль также сняли на пленку, и прежде по украинскому телевидению его регулярно показывали на 8 марта, — и образ актрисы не мог не запечатлеться в массовой народной зрительской памяти. 

И всякий раз героини Ольги Кусенко даже в оптимистичных корнийчуковских сюжетах обнаруживали в себе некую недолюбленность. Очевидно, личная драма актрисы невольно проникала даже в мраморные образы ее колхозниц-строительниц, — и тогда это искрило, рождало электрический ток настоящей живой жизни. 

Эта драма, как уже упоминалось выше, связана с Юрием Тимошенко, ее мужем, суженым, тем, кого она любила какой-то ирреальной любовью. Еще в конце 1990-х мне довелось пообщаться с близкой подругой Ольги Яковлевны Мирой Лейбельман. Она и рассказала тогда, что актриса после расставания с Тимошенко как будто утратила частичку себя. Какой-то фрагмент эмоциональной информации словно бы засел в голове и сердце на долгие-долгие годы, и она не могла от этого избавиться. Несмотря на то, что в ее сторону смотрели и высокопоставленные партийные бонзы, которые рады были калачиком скатиться к ее ногам прямо с улицы Банковой к служебному входу Театра Франко, который она покидала в полночь, так как не к кому уже было спешить домой, — роскошная квартира в Пассаже без него стояла холодной и пустой. Коллеги также заглядывались на красивую одинокую актрису, настоящую звезду франковского дома. Говорят, не скрывал симпатии к ней и еще один выдающийся комик — Николай Александрович Яковченко. Они и играли часто вместе в одних спектаклях, и он, когда мог, не упускал случая отпустить в ее адрес какую-нибудь шпильку, какой-нибудь анекдот, — возможно, это была такая форма ухаживания. Однажды он будто бы сказал ей: "Оля, ты будь осторожна, не спеши на Крещатик, а то там сейчас облава на блядей". Правда это или нет — история умалчивает. Но то, что Яковченко был способен на подобные и другие приколы, — факт. Одна из причин личной драмы актрисы в том, что она не могла иметь детей. А Юрий Тимошенко обожал малышей. И начал искать личного счастья с эстрадной певицей Юлией Пашковской. 

Сегодня об Ольге Кусенко напоминает ее мемориальная доска в Пассаже — в доме, где она была счастлива и где это счастье утратила. Еще о ней, возможно, напомнят фотографии на многочисленных выставках в ее родном театре — к 100-летию со дня рождения киевского Театра им. Ивана Франко. Актерский век короток и неверен. Посчастливится сняться в каком-нибудь популярном фильме — тогда и останешься в памяти народной, тогда и будут тебя цитировать часто, как цитируют, например, близкую подругу Ольги Яковлевны — Нонну Кронидовну Копержинскую (после многочисленных повторов ее фильмов "За двумя зайцами" и "Королева бензоколонки"). 

А с другой стороны, были и будут в истории театра именно такие потаенные актерские судьбы, как ее. Сирота (буквально в год рождения потерявшая отца, которого убили бандиты), преданная медицинская сестра (читавшая бойцам украинские стихи, певшая им песни), одна из ярчайших звезд первого украинского театра, муза Тарапуньки, одна из наиболее влиятельных женщин в украинском советском театре (в 1960–70-х), наконец одна из любимейших актрис наших родителей — поколения, в степях Украины лелеявшего калиновую рощу. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно