БОГУМИЛА БЕРДИХОВСКА: ОБРАЗ УКРАИНЫ В ПОЛЬШЕ НЕОДНОЗНАЧЕН

19 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 11, 19 марта-26 марта 2004г.
Отправить
Отправить

Идея этой статьи возникла довольно случайно. Во время работы в Варшаве над гуманитарной программо...

Идея этой статьи возникла довольно случайно. Во время работы в Варшаве над гуманитарной программой фонда Мяновскего по поручению знакомого издателя я зашла по делу к Богумиле Бердиховской — руководителю отдела развития культуры и зарубежных связей Польского национального центра культуры, координатора стипендиального проекта министра культуры Польши Gaude Polonia, политолога, преподавателя Варшавского университета, публициста. Не заинтересоваться гостиной ее жилища было трудно: превосходной визиткой оказалась огромная библиотека украинской литературы, в которой есть все — от художественных изданий до современных, недавно изданных бестселлеров. Библиотека лучше всего характеризует личность, так что мне представилась возможность поговорить об определенных аспектах украинской современности с прекрасно осведомленным и, что особенно важно, искренне интересующимся ею человеком. Очертания украинской действительности, видимые с некоторого расстояния — современное книгоиздание Украины и Польши; социальные и личностные аспекты культурных контактов исторически тесно связанных стран и т. д. — тема нашего разговора.

— Кажется, в вашей библиотеке хранятся все гуманитарные издания Украины за последние восемь-девять лет. Это действительно так?

— Полагаю, даже больше. Я собираю издания об Украине
ХХ ст. Я сама когда-то исследовала украинский период 1960-х, но моя цель — это ХХ век, причем почти все, кроме, наверное, экономики. То есть история, литература, политология и т.д. С большими усилиями собирались книги и журналы, различными путями: я просила о книгах знакомых и незнакомых, много сама покупала, кроме того некоторые редакции присылают экземпляр именно для меня. Украинские издатели говорят, что откладывают экземпляр для моей библиотеки, поскольку я — их зарубежный архив. Например, у меня есть один полный комплект «Пост-Поступу» в первом варианте, редактором которого был А.Кривенко, а также собрание «Політики і культури» его времен.

— Чем для вас является тема «Украина в ХХ ст.»?

— Это мое хобби или любовь, как хотите, так и назовите. В Национальном центре культуры я веду стипендиальную программу для художников из Украины и Беларуси, но это наряду со многими иными проектами, например, для молодых польских художников.

— Интересно, что министерство культуры Польши выделяет средства на обучение иностранных студентов, и это считается нормальным.

— Хотелось бы, чтобы это считалось нормальным. Наш проект начался не так давно: в 2002 г. министр культуры Польши был в Киеве с официальным визитом, тогда и возникла идея создания этой стипендиальной программы. Она, кстати, не единственная: существует целая сеть стипендий для Восточной и Центральной Европы. Это научные стипендии Касса Мяновскего в Варшаве, фонд святой Ядвиги при Ягеллонском университете в Кракове, крупная общая стипендиальная программа министерства иностранных дел и министра национального образования для молодых ученых. Кроме того, есть престижная программа польско-американского «Фонда свободы» им. Киркланда, которую реализует комиссия Фулбрайта; она предназначена для лидеров политики, бизнеса и администрации. До 2003 г. для культуры не существовало стипендиальных программ; проект Gaude Polonia заполнил этот вакуум.

— Что из себя представляет украинистика в Польше?

— В Польше слово «украинистика» определяет исключительно филологию. Когда речь идет об украинистике в более широком понимании, мне кажется, из всех разделов украиноведения в Польше лучше всего представлена история Украины и украинско-польских отношений. Частично это труды старшего поколения историков, но теперь есть прекрасные исследователи младшего поколения. Не буду перечислять всех, но, если говорить о ХХ веке, одним из лучших тут считается Ян Яцек-Бруский из Кракова, автор книги «Петлюровцы». Это один из самых способных польских исследователей. Главное его преимущество — владение многими языками, ведь он использует все серьезные архивы мира и сейчас работает над темой голодомора.

Довольно неплохо представлена новейшая украинская литература. Если говорить о писателях моложе 50 лет, то все, что было или есть ценного в Украине, мы имеем в польском переводе. У всех интересных писателей переведена на польский по крайней мере одна книга, а нередко и больше. Начнем с самого старшего, патрона этого поколения — Мыколы Рябчука. В этом году мы опубликовали одну его книгу, а сейчас заканчивается перевод его произведения «Дві України». Эту книгу впервые презентовали на форуме издателей во Львове, в 2004 г. она будет издана на польском языке. Следующий на очереди — Юрий Андрухович. На польском, кроме поэзии, изданы все его романы — «Московіада», «Рекреації», «Перверзія», сборник эссе «Ерц-Герц-Перц», написанная в соавторстве с Анджеем Стасюком книга «Моя Європа», а также книга эссе «Остання територія», уже переведенная на немецкий. Следующий из этого поколения — Издрык. У нас есть две его книги: «Виспа Кирок» и «Воццех». Переведена и выпущена издательством «В.А.Б.» книга О.Забужко «Польові дослідження українського сексу». Изданию этой книги предшествовала большая рекламная кампания. У Тараса Прохасько — один или два изданных перевода, увидели свет «Інші дні Анни». У Ирванца много переводов в журналах, готовится отдельное издание «Рівне Ровно». Если к этому добавить культурные журналы, презентующие украинскую культуру, то, по-моему, нет ни одного интересного современного украинского писателя, у которого бы не было польских переводов.

— Какое впечатление на вас производит стиль и контент современной украинской публицистики и журналистики?

— У меня есть лучшие украинские журналы, поэтому могу говорить лишь о том, что кажется мне и интересным, и представляющим культурную ценность. Во-первых, это журнал «Критика», во-вторых, «Дух і літера», а также львовский «Ї», который, на мой взгляд, стал намного лучше, чем раньше. А еще — интернет-проект «Потяг-76» под редакторством Юрия Андруховича. Мне нравится «Кур’єр Кривбасу», я внимательно слежу за ним. Там есть разные материалы, но это очень живой журнал. Всегда с интересом просматриваю «Єгупець». Я считаю, что тем, у кого нет возможности читать все украинские журналы, для начала неплохо бы просмотреть эти издания, а потом тратить время на другое. Прежде был очень интересным журнал «Сучасність», в последнее время он выглядит по-разному, но до сих пор попадаются очень интересные номера.

— Есть ли среди украинских газет такие, которые привлекают ваше внимание освещением вопросов культуры?

— Вынуждена сказать: среди газет такого издания просто не существует. Или это журналы, выходящие раз в месяц, или газеты, имеющие только отдел по вопросам культуры или литературы. Всегда просматриваю «Зеркало недели», например. Когда речь идет о театре, кино — кроме журнала «Кіно-театр» почти ничего нет. Существует львовский театральный журнал «Просценіум», но, к сожалению, его трудно достать; я случайно получила два номера, и по такому объему информации трудно сказать что-либо наверняка. Вообще формировать библиотеку по принципу «достанешь—не достанешь» сложно. Всегда стараюсь приобрести свежий номер «Кіно-Кола», но мне никогда не удавалось понять, в каком ритме он выходит. Наконец, самая большая проблема украинского книгоиздательства — это вопросы дистрибуции. Я понимаю, что человек в далекой провинции может не знать о том или ином издании, но считаю ненормальным отсутствие возможности приобрести львовский журнал в Киеве, а киевский — во Львове. Неестественно и то, что очень интересные книги я могу купить лишь в том месте, где они были изданы; например, корреспонденции Михаила Коцюбинского не было ни во Львове, ни в Киеве, нужно было писать знакомым, чтобы купили в черниговском музее, ее издавшем.

— Это также проблема плохой информированности.

— Такая информация должна быть собрана и доступна в главных культурных и научных центрах, а таких мест почти не существует. В Киеве есть замечательный книжный магазин В.Яворского, «Буква» и «Наукова думка». И все. В остальных книжных магазинах хорошо, когда вообще есть отдел украинской книги. В Польше издаются бюллетени с перечнем изданных за последний месяц книг, которые свободно распространяются в книжных магазинах, и мы еще постоянно недовольны ситуацией, поскольку информация неполная и ее нужно искать. Дистрибуция построена на сети информации; это не только отдельные буклеты, но и рецензионные отделы газет и журналов.

— Вам часто приходится узнавать об украинских новостях в Интернете. Скажите, каково ваше впечатление от уровня журналистики юанета?

— По моему мнению, между Интернетом и бумажными СМИ небольшое отличие. Однако существует значительное различие между журналистикой прессы и телевидения. Последние — это абсолютные профессионалы, иное дело — что и как они говорят с этической точки зрения. Здесь встает проблема условий, в которых приходится работать журналистам украинских электронных медиа. Если говорить об их профессиональном уровне, я не вижу существенного различия между работой журналистов польского, российского, немецкого телевидения и украинского. Зато вынуждена сказать, что именно в этом контексте наблюдается большое различие между журналистикой телевидения и прессы. По-видимому, есть исключения из этой прессы: это «Зеркало недели». Когда речь идет об Интернете, неплохим изданием считаю «Українську правду». Но если сделать обзор украинской прессы вообще, следует признать: в ее работе множество штампов советского времени, и это ее неизменное состояние. Если украинская тележурналистика держится на универсальном уровне и продуцирует современное телевидение, то с прессой — проблемы. Общая же проблема украинской журналистики — это вопросы этики.

— До сих пор существовала дихотомия между финансовой элитой и интеллектуальной. Сейчас, на мой взгляд, существует ряд людей, которые, хоть и не достаточно твердо позиционируют себя в новом статусе, сочетают в себе и первое, и второе.

— Целый ряд? Кто например? Это любопытно!

— Например, владельцы галерей, издательств, СМИ. Конечно, разрыв между финансовой и интеллектуальной элитой существует по сей день, но он постепенно стирается.

— Считаю, это слишком оптимистично. Мне не кажется, что они становятся ближе друг к другу.

— А какая ситуация в Польше? Скажем, в книгоиздательстве.

— Книги являются только бизнесом для предпринимателей, причем бизнесом высокодоходным. Один из самых блестящих успехов на книжном рынке имело издательство «Муза», появившееся в начале 1990-х. Теперь у «Музы» широкий диапазон: значительная коллекция классики мировой и польской литературы, коллекция политологическая, где представлены имена лучших современных политологов мира, художественные издания и т.д. Это одно из крупнейших в Польше издательств, которое старается издавать самые заметные мировые бестселлеры. Книжный рынок является фактором серьезнейших политических и экономических дел страны. Улучшение экономики повлечет за собой развитие книжного рынка. Хотя нужно подчеркнуть: есть определенные успехи, но без экономического прогресса существенных изменений ожидать не приходится. Существует культурно-политический фактор, вопросы культурной политики государства. Нельзя также не учитывать того, что большая часть Украины — русскоязычная. Плохо это или нет, но это действительность, которую нельзя игнорировать и которая не изменится ни за день, ни за месяц, если вообще радикально изменится. Перспектива существенных изменений растягивается на годы. Мне кажется, главная проблема — в отсутствии продуманной государственной политики, серьезно влияющей на эти процессы. Украиноязычный сегмент появится лишь в результате государственной политики. Русскоязычное пространство больше, чем Украина. Здесь мы имеем качественную и популярную литературу. Трудно представить, чтобы русскоязычная литература в Украине прекратила или ограничила свое существование. Вспоминаются слова М.Рябчука, который сказал, что вопрос о том, чем будет Украина — «державою» или «государством», — решается постоянно и по сей день, как и вопрос, будет Квебеком в Украине украиноязычный Львов или русскоязычный Донбасс.

— Сейчас кажется, что польско-украинские отношения построены преимущественно на пристальном внимании к украинской культуре со стороны Польши. Вы говорите об этом восторженно. Много ли мыслящих подобным образом?

— Трудно сказать. Не думаю, что таких людей тысячи. Ведь образ Украины в Польше неоднозначен. Кроме увлечения ее современной литературой, она ассоциируется также с иным — с трагическими семейными воспоминаниями, например, связанными с событиями на Волыни. Есть увлечение, есть чувство — но также есть и отстраненное, и отрицательное отношение, и откровенно украинофобские тенденции, к счастью, маргинальные, носители которых считают, что Украину следует бояться или надо построить такую стену, которая защитит всех от всех, и будет спокойно. Это объясняется давними сложностями польско-украинских отношений. Но преобладает мнение, что следует пристальнее смотреть на восток, на Украину и Беларусь. Ведь зал, в котором будет проходить творческая встреча Андруховича, наверняка будет абсолютно заполнен молодежью, это то общее, что объединяет Украину и Польшу. Также в Варшавском университете ежемесячно проводятся украиноведческие встречи по вопросам литературы, политологии и по другим темам. На такие встречи приходит больше сотни людей, значит, кого-то это интересует. Когда я получаю от моих бывших студентов приглашение на просмотр их украинских фильмов, меня это трогает до глубины души.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК