АРИЯ В СВЕТЛОМ МИНОРЕ

27 сентября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 37, 27 сентября-4 октября 2002г.
Отправить
Отправить

В этом году Анатолию Соловьяненко исполнилось бы семьдесят — сколько образов, оперных партий, концертных выступлений и гастролей скрывается за этими цифрами...

В этом году Анатолию Соловьяненко исполнилось бы семьдесят — сколько образов, оперных партий, концертных выступлений и гастролей скрывается за этими цифрами. А ещё — удивительный человек, подлинная Личность, артист, наделённый редким умением безвозмездно дарить свой талант и душу искусству, а через него — людям.

Истинный талант нередко остаётся непонятым современниками. Анатолию Борисовичу повезло: его признали не только слушатели, по сей день бережно хранящие в памяти удивительный, тембрально-красочный голос Соловьяненко, но и высшие чины, по-своему отметившие его непревзойдённое дарование. Ему присвоены звания народного артиста СССР и Украины, он лауреат Ленинской премии, лауреат Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко.

Пением Соловьяненко профессионально начал заниматься после окончания Донецкого политехнического института, хотя признавался, что увлечение началось гораздо раньше, в детстве. Первым оперный талант юного артиста заметил его педагог, известный украинский певец А.Коробейченко, у которого Соловьяненко начал обучаться в 50-м году. Почти десятилетие упорного труда и стало своеобразной прелюдией к началу блистательного творческого пути: на смотре народных талантов в Киеве (1962 год) исполнение молодым горным инженером арии Радамеса из «Аиды» Верди и ариозо Канио из оперы Леонкавалло «Паяцы» вызвало у жюри единодушное восхищение как лёгкостью исполнения самых сложных эпизодов, так и удивительной окраской голоса, сочетавшимися с артистизмом и эмоциональностью исполнителя. Этот год стал поворотным в жизни Анатолия Соловьяненко. Будучи стажёром Национальной оперы Украины, Анатолий Борисович уже на следующий год выиграл конкурс на право стажироваться в легендарном театре «Ла Скала», где в течение трёх лет совершенствовал своё искусство. Именно там Соловьяненко начал исполнять свои коронные партии — Герцога из «Риголетто» и Эдгара («Лючия ди Ламмермур»), которые впоследствии пел не только на киевской сцене, но и в мировых турне.

За свою жизнь Анатолий Соловьяненко дал более тысячи концертов в разных уголках планеты, и там, где языковой барьер разделял артистов и слушателей, их объединяла неодолимая сила музыкального общения, контакта с произведениями вековой давности, снова и снова оживающими в звучании хора, оркестра и солистов.

Затем — два сезона в «Метрополитен-Опера», работа с непревзойдённым мастером Франко Дзефирелли над «Сельской честью» Масканьи, новые постановки, партии, герои… Его жизнь проходила в сиянии прожекторов, под аплодисменты восторженного зала, а он оставался прежним, не ищущим лёгкого успеха, денег, популярности. Как для истинного Мастера для Анатолия Соловьяненко искусство не было абстрактным понятием, средством прокормить семью или возможностью повидать мир в то время, когда это удавалось единицам: вряд ли он вообще думал о бытовых преимуществах, потому что пение было для него вторым дыханием, неотъемлемым и незаменимым. Нынешнее поколение, выросшее без его лирико-драматического тенора, потеряло не только уникального учителя (ведь сцена — это именно то место, где артист по-настоящему начинает познавать практическую грань искусства, часто загнанного в рамки сухих учебников и малопонятных обрывочных примеров). Секрет удивительного сценического обаяния Соловьяненко не только в его поистине уникальном профессионализме и мастерстве — он умел быть собой в каждом из своих героев, умел вложить в народные песни свою боль, печаль, счастье… Наверное, он просто умел жить.

В его день рождения, 25 сентября, Национальная опера Украины почтила память своего героя спектаклем, который Анатолию Борисовичу был хорошо знаком: постановку «Лючии ди Ламмермур» осуществил его сын Анатолий, талантливый молодой режиссёр, проявивший, однако, вполне зрелый профессионализм и даже некоторую решительность, — именно благодаря настойчивости Соловьяненко-младшего «Лючия» снова вернулась к языку оригинала и зазвучала певучей итальянской страстностью.

Накануне в здании Филармонии состоялся юбилейный концерт. Сюда пришли не только его друзья, родные, поклонники, но и коллеги — целое созвездие украинских артистов разных поколений, в том числе Ольга Микитенко, Светлана Добронравова, Владимир Гришко, Мария Стефюк, Сергей Магера, а также Евгений Удовин — лауреат первой премии вокалистов «Солов’їного ярмарка» имени Анатолия Соловьяненко, основанного в городе Донецке.

Помимо этого, на доме, где жил великий певец, открыли мемориальную доску, а в хоровом классе оперного театра прошла презентация уникального фотоальбома Аллы Терещенко, собравшей более шестисот снимков артиста, сделанных на протяжении всей его жизни. Огромный вклад в создание фильма внесла вдова Анатолия Борисовича, Светлана Соловьяненко. Именно она после смерти мужа в 1999 году стала хранительницей его бесценного наследия. Это записи, фотографии, ноты, костюмы. Часть вещей Светлана Дмитриевна передала в дар Донецку, где вскоре откроется музей памяти артиста.

Разнообразие и размах мероприятий порадовали душу — значит, помнят, и не только те, кто поддерживал Соловьяненко своими аплодисментами на концертах, кто разделял с ним нелёгкий быт творческого человека, кто выходил с ним на одну сцену в спокойной уверенности в партнёре — ему поклонились современники, для которых он не просто легенда украинского искусства, а частичка собственной жизни, своего личного прошлого.

Однако невозможно не вспомнить о том периоде, который на фоне прочувственных слов сегодняшней постлюдии неизменно остаётся «за кадром», о последних годах его жизни, когда в расцвете сил Соловьяненко лишился не просто работы — он остался без родной ему стихии.

На мой вопрос, помогали ли певцу правительственные деятели, министерства или другие государственные чины, Светлана Соловьяненко ответила без колебаний — нет, никто.

— Он остался один со своими проблемами. Ведь Анатолий был оперный певец, и значит, должен был работать на оперной сцене, но обстоятельства сложились так, что в тот момент в театр пришло много молодых исполнителей, которых руководство, очевидно, хотело видеть на сцене. Но ни одно молодое поколение не может вырасти без опоры на опыт старших коллег, любой начинающий артист должен чувствовать на сцене поддержку, иметь достойный пример для подражания. В своё время педагог Анатолия Борисовича десять лет не выпускал на сцену его, фактически сложившегося оперного артиста. Профессионал высочайшего уровня, он понимал, что для сцены требуется зрелость: не только психическая, но и физическая выносливость, ведь каждый спектакль требует огромной отдачи энергии, и не всякому юному организму это под силу, не говоря уже о мастерстве и отделке деталей.

Анатолию Борисовичу пришлось очень тяжело — в момент ухода из театра он был по-прежнему в замечательной форме, и это не моя субъективная оценка — после смерти Анатолия Борисовича Пласидо Доминго прислал мне звуковое письмо-соболезнование, и мне запомнились его слова: «Исполнение Анатолием Радамеса до сих пор звучит в моей памяти». Эту партию Соловьяненко мечтал исполнить на киевской сцене, она была подготовлена ещё в Италии, но его педагог Джиннаро Барро в своё время сказал: до тех пор, пока ты поёшь арию Герцога из «Риголетто», Альфреда в «Травиате», ты не должен браться за драматический репертуар. И для Анатолия Борисовича стало трагедией, что постановка «Аиды» в нашем театре пришлась как раз на тот период, когда он был фактически отлучён от сцены.

Когда дело касалось творчества, Анатолий Борисович был очень дисциплинированным человеком, требовательным к себе и другим, и его положение давало ему такое право. Но эта требовательность была исключительно профессиональной — материальная сторона никогда не была для него приоритетной. То, что он получал за спектакль, было настолько далеко от тех гонораров, которые выплачиваются артистам такого уровня за рубежом, что не приходилось и сравнивать.

Самое страшное, что может быть для человека творческого, — лишить его возможности творить. И то, что это произошло, подточило силы Анатолия Борисовича, ускорив его кончину.

Нынешний вечер памяти — уже четвёртый. В том, что эти вечера проходят, снова и снова воскрешая образ одного из талантливейших певцов своего времени Анатолия Борисовича Соловьяненко, огромная заслуга его семьи, друзей, которые делают всё возможное, чтобы творческое наследие артиста не кануло в небытие, а его имя заняло принадлежащее ему по праву место среди звёзд родной сцены.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК