АРХИТЕКТУРА, НЕ ПОДКРЕПЛЕННАЯ ЭТИКОЙ

02 августа, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 29, 2 августа-9 августа 2002г.
Отправить
Отправить

На протяжении уже нескольких десятилетий проблема сохранения своеобразия исторической среды гор...

На протяжении уже нескольких десятилетий проблема сохранения своеобразия исторической среды городов остается актуальной, однако с изменением тенденций развития архитектуры наблюдается смещение акцентов при ее обсуждении. В 1960—70-х годах понятную обеспокоенность вызывало появление в районах исторической застройки примитивных крупномасштабных объектов индустриального жилищного строительства. Сегодня, когда с отказом от применения типовых проектов острота данной проблемы частично снята, с особым интересом воспринимается опыт возведения новых общественных зданий и комплексов на территории исторического центра Киева.

Историческая среда города постоянно подвергается преобразованиям, поэтому возникает вопрос: как же в таких условиях добиться сохранения ее своеобразия? Отвечая на него, архитекторы 1950-х годов подчеркнули бы необходимость соблюдения закономерностей формирования архитектурного ансамбля, гармоничным элементом которого должно стать создаваемое произведение. Эту же мысль современный архитектор сформулировал бы следующим примером: при проектировании важно учитывать градостроительный контекст. Таким образом, в отдельных фрагментах исторической среды, безусловно, следует усматривать черты произведений градостроительной культуры. Произведений сложных, которые могут быть тактично дополнены, но могут и утратить в результате преобразований свою гармоничность.

Рассматривая опыт реконструкции Майдана Незалежности с учетом градостроительного контекста, нельзя хотя бы вскользь не затронуть вопрос об особенностях архитектуры Крещатика. Анализируя эти особенности, известный украинский архитектуровед В.Чепелик в качестве важнейшего момента выделил то, что зодчим, восстанавливавшим ансамбль Крещатика в послевоенные годы, удалось создать целостную, но в то же время очень сложную живописную композицию. Одна сторона магистрали была застроена плотно, противоположная — с разрывами. Такой архитектурный прием позволил подчеркнуть своеобразие ландшафта, а именно: особые условия освоения обрамляющего улицу крутого склона Липок. На отдельных отрезках ширина Крещатика изменяется, что придает его пространству пульсирующий характер. Еще одним приемом, усилившим живописность, стала асимметрия профиля улицы — вдоль одной из ее сторон был устроен бульвар.

Сложность и живописность композиции Крещатика очень удачно (по принципу контраста) дополнялась строгостью и сдержанностью основанного на симметрии архитектурного решения Майдана Незалежности. Что же произошло в результате реконструкции площади? Строгость и сдержанность исчезли, поступившись местом разнообразию и живописности. Во-первых, ансамбль площади включил в себя много новых составляющих элементов, то есть стал гораздо сложнее. Во-вторых, эти элементы по формальным и стилевым признакам резко отличаются как от созданных ранее, так и между собой (справедливости ради отмечу, что некоторые из них были недавно демонтированы). Наконец, живописность решили подчеркнуть асимметричным расположением макета Печерских ворот и скульптурных групп. В итоге архитектурное своеобразие, заключавшееся в гармоничном сопоставлении несхожих образных характеристик, присущих двум взаимосвязанным ансамблевым структурам — улице и площади, — было утрачено.

Подобное явление — увлеченность созданием эффектного архитектурного образа в ущерб тем соотношениям, которые придают произведению черты гармоничной части более широкого целого — прослеживается и на опыте проектирования отдельных общественных зданий, размещаемых на территории исторического ядра города. Характерным примером может служить здание «PODIL PLAZA», возведенное в районе улиц Набережно-Крещатицкой, Сковороды и Спасской. Какие контекстуальные особенности следовало бы учесть в данной ситуации, приступая к проектированию? Прежде всего, необходимо было бы принять во внимание исключительно высокую ценность территории, получившей статус историко-архитектурного заповедника. Кроме того, на расстоянии 30—40 метров от выделенного участка расположены ценнейшие объекты архитектурного наследия — комплекс церкви Николы Набережного и здание бурсы Киевской академии.

Казалось бы, исходя из этих факторов, архитекторы постараются «приглушить» композиционную активность нового здания, сделают его малозаметным, сомасштабным объектам исторической застройки, приближенным к ним если не по стилевым, то по формальным признакам (габариты, пластика форм, фактура и цвет отделочных материалов). Получилось, однако, нечто совершенно противоположное. И вот ведь что примечательно: архитектурный критик, пожелавший не углубляться в проблематику градостроительного контекста, сможет дать весьма лестную оценку этому произведению. В самом деле, архитектурная выразительность достигнута. Нельзя не заметить и использования приемов, несколько смягчающих впечатление громоздкости сооружения (длина его составляет 130 метров). С этой целью усложнена конфигурация объема в плане и силуэте, применены огромные поверхности зеркального остекления, в которых отражаются элементы окружения. Иначе говоря, создан интересный образец архитектуры «дематериализованной», архитектуры, которая вроде бы должна «раствориться» в окружающей среде.

Признавая формальные достоинства данного произведения, нельзя не отметить возникающего при знакомстве с ним ощущения неуместности. Это ощущение усиливается тем, что рядом в немалых объемах осуществляется регенерация малоэтажной застройки Подола, то есть утраченные домики отстраиваются с воссозданием старых форм. Анализ как этого, так и других подобных примеров наводит на мысль о тесной взаимосвязи эстетики и этики. Если архитектор считает произведением лишь свое творение, отказываясь признавать таковым окружающую его историческую среду города, он демонстрирует пренебрежение к создававшим эту среду предшествовавшим поколениям.

Рассуждения автора этих заметок не выходят за пределы вопросов архитектурного мастерства, однако любознательный читатель может поинтересоваться, неужели не существует нормативных документов, обязывающих проектировщиков следовать определенным правилам при реконструкции исторической застройки? Да, такие документы имеются. От ответа на вопрос о причинах несоблюдения нормативов уклонюсь сознательно. Рассматривая его, пришлось бы затронуть тему правового государства, а освещение этой злободневной темы целесообразнее доверить специалистам, публикующим свои статьи в соответствующих рубриках еженедельника.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК