Алексей Ботвинов: "Наше ТВ исключило из "меню" классику — и это привело к одичанию"

11 мая, 15:35 Распечатать

Одесса начинает позиционировать себя как центр фестивальной классической музыки — с европейским размахом. 

© Николай Вдовенко

Народный артист Украины, известный пианист и президент фестиваля ODESSA CLASSICS рассказал о всемирно известных музыкантах, которые в июне посетят Украину в рамках фестиваля в Южной Пальмире. 

Наша газета является информационным партнером международного музыкального фестиваля ODESSA CLASSIC не столько по "долгу службы", сколько по идеологическим убеждениям. Форумы подобного формата, на которых представлены лучшие мировые исполнители классической музыки, и есть та самая "евроинтеграция" — не на словах, а на деле. 

С 1 по 10 июня ODESSA CLASSIC вновь соберет в одесских залах известных музыкантов, практически культовых исполнителей. О многих из них, разумеется, наша массовая аудитория, даже понятия не имеет. А вот меломаны с элитарными наклонностями еще и расскажут, кто такой, например, Даниэль Хоуп, Себастиан Кнауэр, Роби Лакатош, Штефан Владар, Максим Венгеров, Антонио Менезес, Майкл Гуттман. Все они вскоре и прибудут в Украину: скрипачи, пианисты, виолончелисты. Впервые в рамках этого феста в Украине выступит и знаменитый Берлинский камерный оркестр (обещают сразу три концерта). 

Так что, судя по всему, Одесса, в отличие от стремительно попсеющего Киева, мало-помалу начинает позиционировать себя как некий центр фестивальной классической музыки — с европейским размахом. Сам Алексей Ботвинов лично знаком с руководителями многих крупнейших европейских музыкальных форумов — в Цюрихе, Зальцбурге, других городах. Европейский опыт в этом плане вдохновляет, а местные предлагаемые обстоятельства иногда "закаляют" — сами понимаете, как интересно рулить серьезным проектом, с учетом десятидневности музыкального марафона. 

— Алексей, десять дней для подобного феста — это много или мало? Найдется ли достаточное количество слушателей в летней Одессе, чтобы заполнить залы на всех этих концертах? 

— Для меня подобный вопрос не столько лирический, сколько стратегический, и даже политический. Из опыта прошлых лет скажу, что семь фестивальных дней — вполне оптимальный срок. И вообще, любой амбициозный фестиваль и называется "фестивалем", если его продолжительность хотя бы от семи дней. 

Но у нас есть желание подвести фестиваль под европейские рельсы — а это 10 дней и более. Поэтому уверен, что 10–12 дней для такого форума в Украине — вполне нормальный период. Впрочем, будущее покажет. 

В то же время, действительно иногда думаешь, а то и опасаешься: а как воспримет наш слушатель то или иное имя, которое в Европе известно, а у нас о нем знают едва ли не единицы? Но риск — благородное дело. Поэтому, рискуя, хочется и побеждать. А еще — убеждать отечественного слушателя в том, что классика — это модно, престижно, прекрасно, что это подлинный тренд в современном цивилизованном мире. 

— С точки зрения сезонности, первая декада июня благоприятна ли для такого серьезного музыкального формата? 

— На мой взгляд, это вполне оптимальное время для Одессы. У нас здесь уже лето, но еще не знойное, когда больше времени хочется проводить на пляже. В июне здесь тепло, но еще не жарко. Можно наслаждаться городом, но все-таки еще есть силы — и физические, и моральные — для восприятия духовного, серьезного искусства. 

Вы знаете, что три предыдущих фестиваля в июне собирали переполненные залы нашей филармонии, Одесского оперного театра? И как бы "лирично" это ни звучало, но я убежден, что даже в самый знойный месяц высокая музыка — просветляет, охлаждает, гармонизирует. Поверьте это не просто красивые слова, а то подлинное состояние, в котором и пребывает слушатель на концертах выдающихся мировых музыкантов. 

— Многие наши музыкальные фестивали и конкурсы ищут пути какого-либо престижного позиционирования в рамках определенных международных организаций, влияющих на музыкальную жизнь. Например, конкурс Горовица. ODESSA CLASSIC подобные шаги предпринимает? 

— Мне кажется, что на данном этапе для нас важнее всего — неформальная репутация фестиваля (которая стремительно растет), нежели какая-либо формальная регистрация. Бренд и высокая оценка того же Даниэля Хоупа важнее любой формальной оценки. Да и публика больше прислушивается к солидной рекомендации того или иного музыканта. 

Так что главное сейчас — знаковые исполнители на фестивале. Причем некоторые из них приезжают к нам повторно, как, например, пианисты Себастиан Кнауэр и Полина Осетинская. Их концерты на предыдущих фестивалях проходили с аншлагами, было много восторженных отзывов.

Помимо этого, ODESSA CLASSIC продолжает расширять границы своего формата, ведь фест предполагает не только музыку, но и арт-проекты, литературные и театральные встречи, большой опен-эйр на Потемкинской лестнице. К тому же впервые в рамках фестиваля состоится Всеукраинский конкурс молодых пианистов имени Серафимы Могилевской. Это совершенно новый для нас этап деятельности. Естественно, он, возможно, отнимет больше времени, больше сил, но делать подобное необходимо. Этот конкурс станет как бы интродукцией фестиваля. Он состоится с 26 по 28 мая. Главная задача — поддержка молодых талантливых музыкантов, популяризация отечественной исполнительской фортепианной школы. Уточню, что к участию в конкурсе приглашены пианисты от 11 до 15 лет, а Гран-при станет выступлением победителя на опен-эйр-концерте на Потемкинской лестнице, в компании звезд мировой классики. Серафима Могилевская — профессор Одесской консерватории, она не только мой первый учитель, она выдающийся педагог, воспитавший очень многих украинских музыкантов. Поэтому и хочется, чтобы ее имя, ее идеи обретали продолжение в таком вот новом конкурсе. 

— Если оглядываться на опыт предыдущих фестивалей (в плане рейтинговых симпатий аудитории), то какие концерты более всего вызывают интерес? Фортепианные, скрипичные, сборные программы? За "чем" и за кем чаще всего приходит зритель? 

— Составляя программу, все равно думаю о мультидисциплинарности, о том, что существует на стыках разных видов искусств — музыкального, театрального, изобразительного. Но, естественно, первый план — это музыка. 

И великая музыка, на мой взгляд, должна не только открывать для города и страны имена выдающихся мастеров мирового искусства (дирижеров, вокалистов, инструменталистов), но эта музыка также должна влиять и на общественные запросы, на художественные вкусы. Как в Одесе, так и в стране. 

Конечно же, о вкусах не спорят. И наши музыкальные предпочтения порою разительно отличаются от музыкальных вкусов на Западе. Часто это два разных мира. Тем не менее, каждый фестивальный сезон пытаюсь "двигать" программу в ту сторону, где еще не было определенного общественного фокус-интереса. 

И к новым проектам люди присматриваются, прислушиваются к ним. 

За несколько лет такая стратегия оправдалась. Но вы же понимаете, чтобы заметно изменить спектр общественного интереса к тем или иным музыкальным тенденциям современности, все-таки нужны недюжинные усилия. Нужна поддержка и государства, и СМИ. Ведь, повторюсь, для многих наших слушателей крупнейшие современные исполнители классической музыки — это зачастую Terra incognita. Конечно, трудно, но все-таки почетно именно здесь быть первопроходцем. 

Ботвинов_2
Николай Вдовенко

— Если пытаться найти блиц-характеристики хотя бы нескольких исполнителей, которые вскоре приедут в Одессу, какие слова вы отыщете, например, для Роби Лакатоша? Насколько известно, это довольно популярный представитель династии ромских музыкантов. 

— Все точно. Роби — гениальный скрипач. Его родина — Венгрия. Но и Бельгия для него тоже родная страна. Его называют "королем цыганской музыки", признанным виртуозом и "самым быстрым скрипачом мира". Причем последняя характеристика исходит от такого влиятельного издания, как The Daily Telegraph. В репертуаре Лакатоша — Монти, Пьяццола, Косма, собственные сочинения. Каждый музыкант в его коллективе — это уникальный солист-виртуоз. 

— А Максим Венгеров? Где он сегодня "прописан"? Многие помнят этого музыканта еще как чудо-вундеркинда в период позднего СССР. 

 — Максим проживает в Израиле. У него по-прежнему очень много концертов. Этот музыкант лет 30 сохраняет лидирующие позиции в музыкальном мире. Был период, когда по некоторым причинам он не играл на скрипке, а только дирижировал. Но, слава Богу, теперь все в порядке, он вернулся на сцену и как скрипач. Максим Венгеров приезжал в Украину еще в советское время. В независимую Украину он приедет впервые, причем в рамках нашего фестиваля. 

 — Несколько слов о вашем совместном проекте с Бурханом Очалом. Когда вы — за фортепиано, а Очал — отвечает за чудеса перкуссии. 

— Мы с ним давно сотрудничаем, около 8 лет. Есть такой известный проект — "Гольдберг Вариации— Перезагрузка" Баха. Так вот, этот проект и прозвучал во многих городах мира — в Абу-Даби, Цюрихе, Париже, Стамбуле. Мы представляли его и во многих украинских городах. Особенность такого совместного проекта — ориентальные ритмы, удивительная атмосфера, возникающая во время концерта: фортепиано плюс перкуссия. 

Но в этот раз у нас будет совершенно новая программа. Вместе с Бурханом решили обратиться к знаменитым музыкальным произведениям Бетховена, Прокофьева, Рахманинова, Мусоргского. И с помощью ритмов и различных эффектов создать некую иную музыкальную картину мира. Таким образом, хотим предложить свою, авторскую версию этой великой музыки, местами даже в стиле джаз-рока. 

Концерт пройдет в Одесском оперном театре 2 июня, его название — "Перезагрузка-2". При этом мы никак не изменяем изначальные ноты, рожденные композиторами-гениями, но путем изменения колорита и ритмов стремимся создать совершено иную мелодичную "картинку". 

— А как удалось уговорить приехать на фестиваль Даниэля Хоупа, зная о его постоянной занятости, — ведь он реально входит в пятерку популярнейших мировых скрипачей. 

— На нашем фестивале знаменитый скрипач представит новый проект  — "Vivaldi Recomposed", недавно выигравший несколько крупнейших мировых музыкальных премий. Это новая и совершенно потрясающая версия "Времен года" Вивальди от британского композитора Макса Рихтера. Аудиозапись этой версии стала мировым хитом. 

Сам Хоуп для меня — пример мегауспешного культуртрегера, который уверенно меняет правила игры в музыкальном мире и умно расширяет границы классики. Даниэль также занимается прямым просветительством, ведет радио-  и телепередачи. Например, одна из его книг называется "Можно хлопать!" Скрипач объясняет читателям, что между частями одного и того же произведения действительно можно хлопать — и даже нужно! И он объясняет это на разных исторических примерах. 

Даниэль также экспериментирует с балетом, видео, кино. Сотрудничает с Голливудом, снимает клипы. Также у него есть совместные проекты с выдающимся драматическим актером Клаусом Мария Брандауэром (наши зрители его помнят по культовому фильму "Мефисто"). 

Недавно Хоуп осуществил новый проект в Цюрихе, где он зашел на территорию… фигурного катания. Так что музыкант работает в разных направлениях и постоянно ищет новые формы подачи музыкального материала. 

Ботвинов_1
Николай Вдовенко

— Не только Одесса, но и вся наша замечательная страна "как бы" лишены прямой эфирной поддержки как раз серьезной классической музыки. Далеко не все смотрят телеканал Mezzo. Зато все смотрят You Tube. Но часто смотрят-слушают вовсе не классику. И это, естественно, личное дело каждого. Но как в подобной ситуации — отчуждения от классической музыки — хотя бы надеяться, что слушатель придет на незнакомое имя, на артиста, о котором он впервые в жизни услышал. Как оправдать этот риск, как его избежать? 

— Я тоже об этом думаю. И не могу не согласиться с мыслью, что мы порою действительно пребываем в ситуации некоего отчуждения от серьезной музыки. Ей давно нет места на наших телеканалах, далеко не все радиоэфиры интересуются этим. Разумеется, разные каналы "специализируются" по разным тематическим направлениям. Но, увы, классика на ТВ — невидаль. Остается интернет — открытое окно. Но тут уж действительно кто что ищет и кто что там находит… 

Тем временем, как мне кажется, важно и на уровне государственного мышления, и на уровне медийных приоритетов думать о приоритетности серьезного художественного контента. С поп-культурой все равно бесполезно соревноваться, она и так найдет любую щель и проникнет в любое пространство. А вот музыка, которую предлагают Хоуп или Венгеров и многие другие выдающиеся музыканты — это статусность, имидж. Это та духовная и художественная планка, к которой нужно стремиться. Наше ТВ последовательно исключало из "меню" классику — и это приводит к одичанию общества. 

Есть надежда, что обновленный телеканал "Культура" в рамках Общественного ТВ сегодня вернет классику в эфир, представив ее лучшие образцы. Во всяком случае, такая тенденция уже заметна и почетна. 

Знаете, какими бы ни были популярными в Европе Хоуп или Кнауэр, но информацию о них все равно ведь нужно доносить. Таких музыкантов, естественно, не нужно "навязывать", но нужно хотя бы рассказывать, что они есть на этом свете. И на таких, как они, сегодня и держится подлинный музыкальный мир. 

Вот, например, Себастиан Кнауэр — он много лет выступал вместе с Хоупом. И под влиянием коллеги начал делать свои проекты, экспериментируя на музыкальном поле. Недавно в Барселоне билеты на три вечера подряд его проекта UBERBACH буквально размели, а это три огромных зала. А у нас на фестивале на эту программу билеты еще есть.У нас людям порою необходимо объяснять, "кто такой" этот Кнауэр. 

— В рекламе фестиваля появилась бегущая строка "за підтримки губернатора". Его пришлось уговаривать — или сам согласился? 

— Наш фестиваль всегда проходит при государственной поддержке, в том числе местных властей, но раньше эта доля была существенно меньше меценатской поддержки от частного бизнеса. В этом году ситуация улучшилась. Хорошо, что есть понимание и энтузиазм, настоящая поддержка от Максима Степанова, это очень радует. Ведь ни один фестиваль классической музыки в мире невозможен без серьезной поддержки властей. Поддержка иногда может быть минимальной или средней, но здесь она — серьезная. И это хорошо. 

— Нельзя не спросить о проекте "Ностальгия по Вечности", посвященном кинорежиссеру Андрею Тарковскому. Во-первых, как на фестивале возник Тарковский? И, во-вторых, как в связи с этим проектом позиционируется его сын?

 — Для меня Андрей Тарковский — киногуру, культовая фигура, очень важная в моем творческом формировании и становлении. И едва я услышал о том, что его сын популяризирует творчество отца, сразу же на него вышел и начал вести переговоры. Сначала он с некоей опаской отреагировал. Поскольку у него был негативный опыт в Восточной Европе, когда некоторые люди подводили его. Но у нас нашлись общие знакомые. Потом я пригласил его на свой проект в "Ла Скала". И когда уже познакомились ближе — всякие опасения отпали. 

Андрей Андреевич — очень интересный человек, глава фонда и архива Тарковского во Флоренции. Именно там его отец снимал знаменитую "Ностальгию" с Олегом Янковским. Во Флоренции Андрей Арсеньевич впоследствии получил квартиру. В той легендарной квартире сейчас и живет его сын. 

Уверен, что Андрею Андреевичу, помимо концертов, будет интересно поближе познакомиться с Одессой, с ее культурными ценностями. Он хорошо говорит по-русски, ведь он уехал из СССР, когда ему было 15–16 лет.

 Непосредственно "Ностальгия по Вечности" — проект, предполагающий синтез: музыка, кинематограф, поэзия, а также воспоминания о великом кинорежиссере. Здесь звучит музыка Баха, Пярта, Валентина Сильвестрова. Дуэт Gazzana — сестры Наташа Гаццана (скрипка) и Рафаэла Гаццана (фортепиано) — эту музыку они не только замечательно исполняют, они ее еще и очень глубоко чувствуют, передавая свои чувства — слушателям. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно