Вперед, к колониальной экономике?

26 мая, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 20, 26 мая-2 июня 2006г.
Отправить
Отправить

С небольшим промежутком времени в Харькове состоялись две встречи, организованные совершенно независимо друг от друга...

С небольшим промежутком времени в Харькове состоялись две встречи, организованные совершенно независимо друг от друга. Их участники с большой тревогой говорили о состоянии и перспективах развития экономики региона.

И ученые, и производственники пришли к одному и тому же выводу: прошедший год увеличил технологическое отставание большинства региональных товаропроизводителей от мировых фирм-лидеров и уменьшил шансы региона на глобальных рынках продукции. И это несмотря на то, что Харьковщина располагает мощной базой для развития инновационной экономики — еще недавно она входила в пятерку наиболее развитых промышленных центров СССР, а ее многоотраслевой научно-технологический комплекс не имел себе равных в Украине. Однако сейчас область все больше сползает на обочину современного мирового хозяйства.

Пиво и табак вместо электроники
и тракторов

— Несмотря на заверения властей всех уровней о необходимости перехода к инновационно-инвестиционной модели экономики, реальные шаги в этом направлении не носят системного характера, — заявил заместитель председателя Северо-Восточного научного центра (СВНЦ) НАН и МОН Украины, доктор экономических наук Павел БУБЕНКО. — В состоянии стагнации в регионе пребывают целые отрасли, которые определяют индустриально-технологическое лицо региона: электроника и электротехника, машиностроение и двигателестроение.

На первый взгляд ситуация может выглядеть оптимистично, поскольку на фоне общего спада промышленного производства в стране темпы роста выпускаемой продукции на Харьковщине составили в прошлом году 12,5%. Однако анализ показывает, что качественные характеристики этого роста оставляют желать лучшего. Наибольшие показатели обеспечили отрасли и производства, имеющие короткие циклы выпуска продукции и возврата капитала. В основном это пищевая промышленность и розничная торговля. В высокотехнологичных же отраслях депрессивные явления только усугубились. Так, темп роста продукции машиностроения в 2005 году составил всего лишь 4,8%, что по сравнению с аналогичным показателем за 2004 год (18,1%) означает более чем трехкратное падение.

Наиболее сложная ситуация наблюдается на двух крупнейших машиностроительных предприятиях области и города — ОАО «ХТЗ» и ГП «Завод им. Малышева». На первом остановлен главный сборочный конвейер, и перспектив его запуска не видно, а производственные мощности второго загружены лишь на шестую часть. Отрицательной является и динамика объемов производства самолетов Харьковским государственным авиационным производственным предприятием. Есть и такие тревожные показатели: за прошедший год экспорт в области снизился на 2,3%, а импорт возрос на 61%, то есть харьковчане уменьшили инвестирование своих рабочих мест и увеличили их инвестирование за рубежом. Страна «движется в Европу», но регион тем не менее потерял в 2005 году половину экспорта в ЕС и столько же — в США. Кстати, экспорт в Россию, несмотря на искусственные сложности во взаимоотношениях, возрос на 16%, а в страны СНГ — на 22%.

Налицо и качественное снижение содержания инвестиционного портфеля. Так, доля промышленных инвестиций равнялась только 5% от их общей массы. Самыми крупными инвесторами региона сегодня являются иностранные компании, вложившие деньги в строительство солодовни, табачной фабрики и торгового центра. По мнению специалистов, в немалой степени это произошло из-за ликвидации налоговых преференций для двух элементов инновационной инфраструктуры без должного анализа их функционирования и корректировки. Речь идет о СРИД — специальном режиме инвестиционной деятельности — и технопарке «Институт монокристаллов». Причем это деяние центральной власти не вызвало адекватной реакции со стороны руководства города и области.

Нужно учесть, что базовые отрасли региональной промышленности создавались еще в первой половине ХХ века и, соответственно, унаследовали черты индустриальной модели организации производства. Одна из них — низкий спрос отечественной промышленности на технологические инновации, что негативно влияет на положение научных и проектно-конструкторских организаций и сдерживает развитие предпринимательской деятельности в научно-технологической сфере. Инновационной деятельностью в области занято сейчас всего лишь около 18% от общего количества предприятий. В результате в промышленном комплексе региона произошла своеобразная «перестройка наоборот» — в сторону доминирования низкотехнологических, энергоемких и экологически небезупречных производств. Все это признаки экономики колониального, а не инновационного типа.

Что стимулировать: науку или промышленность?

— К сожалению, до сих пор распространено ошибочное мнение, что достаточно финансово поддержать интеллектуалов, чтобы обеспечить рывок наукоемкого производства и прочих вожделенных явлений инновационной экономики, — говорили на заседании СВНЦ специалисты. — В жизни наблюдается почти обратная зависимость: чтобы поднять спрос бизнеса на новые технологии, государство должно эффективно стимулировать наукоемкое производство. Если же в стране нет таких стимулов, то ее наука будет в основном питать своими результатами развитие других государств. Что у нас и наблюдается.

Поэтому, помимо науки, ресурсы нужно направлять в развитие инновационной инфраструктуры и в сферу приоритетных наукоемких производств. В этом случае обоснованно возрастает роль регионов в поиске тех механизмов и институтов развития, которые в наибольшей мере отвечают местной специфике. Администрация территорий и органов местного самоуправления должна взять на себя инициативу разработки и реализации программ построения региональных инновационных систем, опираясь на национальную правовую базу и государственную бюджетную политику.

Ученые СВНЦ с привлечением ведущих специалистов области по заказу Харьковской областной госадминистрации разработали модель научно-технического и инновационного развития региона. Она, в частности, включает разработку единых стандартов и методологию интегральной оценки показателей инновационного развития регионов Украины с использованием подходов ЕС, внедрение «инновационности» в качестве одного из основных статистических критериев оценки регионального развития, а также содействие разработке и внедрению региональных программ инновационной политики в Украине на основе накопленного опыта регионов-лидеров. Специалисты считают, что в случае реализации пилотного проекта этой модели в регионе будет увеличено количество предприятий инновационного типа, усилится инновационно-модернизационная составляющая приватизационных процессов, а вокруг НАНУ и ее региональных центров может быть создан «академический инновационный пояс».

Сэкономим
на будущем?

— На какой стадии инновационного развития находится Украина? — задаю вопрос директору центра «Харьковские технологии» Инне Гагауз. Инна Борисовна — один из соавторов книги «Современные инновационные структуры», где представлен подробный анализ форм и методов поддержки инновационного предпринимательства, которые функционируют в различных странах мира, включая постсоциалистические государства.

— От советской системы внедрения научных разработок, которая была основана на госзаказе в основном в космическую и военную сферы, а инвестором было государство, мы ушли, а к современной инновационной деятельности так и не пришли. Цепочка, необходимая для создания инновационного продукта для продажи на свободном мировом рынке, то есть «идея—научные исследования—маркетинговые исследования—технология—товар» до сих пор не создана.

А чудес не бывает. Для продвижения инноваций нужны не декларативные заявления чиновников и пламенные призывы к ученым или бизнесу, а соответствующие условия: законодательство, инфраструктура, система налоговых преференций, защита от бюрократических барьеров, льготные условия вхождения на внутренний рынок, финансирование через венчурную схему и т. д. Пока государство эти проблемы не решит, пока оно будет экономить на льготах для инноваций, а по сути — на будущем страны, национальная инновационная система не сможет обеспечить главного — среды обитания для всех субъектов инновационного бизнеса. В одной из статей англоязычного журнала «Европейские инновации» Жозе Мануэль Баррозо, президент Еврокомиссии, будто о наc пишет: «Самая блестящая стратегия ничего не стоит, если ее инициаторы не вкладывают достаточно денег в ее реализацию».

— Но наука не остановилась, несмотря ни на что, ученые продолжают работать, продуцировать идеи…

— Наши ученые готовы отдать идею за копейки, не имея финансовых возможностей оформить свои права на созданную интеллектуальную собственность, изготовить опытные или выставочные образцы и представить их потенциальным инвесторам и производителям. В результате «утечка технологий», которые потом работают на западный рынок, распространена у нас так же широко, как и «утечка мозгов». В этой сфере необходимо создавать комфортные условия для малых инновационных компаний — этим в развитых странах занимаются бизнес-инкубаторы.

Думаю, что Национальная академия наук могла бы взять на себя миссию организации инновационного развития в нашей стране, создавая в своих институтах соответствующие условия для развития инновационного бизнеса, а именно: технологических бизнес-инкубаторов, в которых академические ученые доводили бы свои разработки до коммерческих результатов. В принципе такой процесс появления малых коммерческих фирм в наших научно-исследовательских институтах идет. Но его нужно легализовать и правильно организовать, создав максимально благоприятные условия для ученых, которые имеют организаторские и предпринимательские способности. Таких людей немного, но они — именно тот потенциал, который способен сделать из «кабинетных» институтских разработок инновационный продукт и вывести его на мировые рынки. Причем эти «инкубированные» фирмы, став на ноги, начнут отдавать «долг» своим родителям-институтам, финансируя исследования, необходимые для усовершенствования уже востребованных на рынке товаров или для создания новых.

НАНУ могла бы стать более эффективным собственником, если бы инициировала создание правовой базы функционирования в своей системе технологических бизнес-инкубаторов. Эти структуры, в свою очередь, создавали бы и размещали на предоставленных им площадях новые инновационные компании, помогали бы им преодолевать трудности стартового периода развития, обеспечивали их квалифицированной консалтинговой и финансовой поддержкой, предоставляли доступ к оборудованию и другим академическим ресурсам. И что немаловажно, у этих новых участников технологических рынков была бы возможность использовать брэнды известных в мире исследовательских институтов, что облегчило бы им путь к потребителям.

— Какие еще есть возможности у наших специалистов воплотить свои идеи в инновационный продукт?

— Сейчас появляется возможность получения грантов Европейской комиссии в рамках так называемых Рамочных программ по науке и технологиям. Вот уже несколько лет в соответствии с ними европейским ученым и предпринимателям-инноваторам выделяется финансирование для разработки и внедрения научных и инновационных проектов — более 140 миллиардов евро ежегодно. До последнего времени украинские ученые были лишены возможности получать финансирование в рамках этих программ. И вот сейчас «лед тронулся».

В этом году центр «Харьковские технологии» стал участником одного из проектов ЕС, название которого в переводе с английского звучит примерно так: «Установление постоянно действующей коллаборационной сети для поддержки участия предприятий в европейском инновационном процессе». В этом проекте участвуют также португальские, польские, израильские, словенские и хорватские структуры поддержки инновационного бизнеса. В рамках проекта будет оказана помощь ученым и предпринимателям из этих стран и в нахождении взаимных контактов, и в создании на малых предприятиях небольших научно-исследовательских отделов, которые будут инициировать создание наукоемкой продукции.

— Почему от Украины участвует только ваш центр?

— Потому что, пожалуй, мы являемся единственным на всю страну инновационным (технологическим) бизнес-инкубатором, реально работающим в системе НАН Украины. Определенную известность за рубежом мы приобрели в 2003 году, когда выиграли грант Всемирного банка на выполнение проекта «Виртуальный бизнес-инкубатор». И теперь с помощью созданного интернет-портала www.vbi.com.ua можем предоставлять услуги «с компьютера — на компьютер» постоянным клиентам нашего центра. Этот проект очень хорошо зарекомендовал себя, поскольку реализовал возможности современных информационных технологий применительно к бизнес-инкубации.

— Как решается проблема разработки инновационного товара в развитых странах?

— По-разному, но всегда при активном участии государства, которое не оставляет предприятие один на один с рисками и трудностями выпуска инновационного продукта. В Германии, например, существуют специальные бюро. Они аккумулируют запросы коммерческих структур, у которых возникла необходимость провести те или иные научно-исследовательские работы, и передают эту информацию в университеты, где есть соответствующие специалисты. Государство в таком случае компенсирует бизнес-структурам половину тех средств, которые они должны были заплатить специалистам за научные исследования или разработку технологии. Такие бюро существует, как правило, на государственные средства. Иногда они имеют статус общественных организаций и функционируют за счет взносов предприятий среднего и малого бизнеса, а также спонсорских средств.

В Португалии другая система. Консалтинговая фирма типа нашего центра берет разработку «под свое крыло» и за деньги государства (около 200 тысяч долларов в год) начинает доводить ее вместе с учеными до рыночной реализации. Если в результате инновационный продукт на рынке «не пошел» и прибыль не получена, следует «наказание» — консалтинговая компания должна с выделенной государством суммы заплатить налоги. Если же все получилось, фирма налогов не платит, улучшает свой имидж и получает деньги на следующий проект. А инновационная компания торгует своим ноу-хау и имеет возможность приступить к новой разработке.

Хочу подчеркнуть, что во всех развитых странах инновационным продуктом считается любой продукт, в котором есть научно-исследовательская составляющая, включая такие товары массового потребления, как косметика или игрушки. В то время как у нас, например, попытка провести через технопарк изготовление отечественных памперсов вызвала недоумение, хотя в товары для детей обычно закладывается самый серьезный исследовательский фундамент. Мы же до сих пор страдаем «величием планов», а наша наука и по сей день не находит своего применения в товарах и услугах, востребованных обществом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК