«Воспитать добропорядочность кнутом еще никому не удавалось, это надо делать исключительно пряником»

14 июля, 2020, 11:31 Распечатать
Отправить
Отправить

Руководитель секретариата НАОКВО о борьбе с плагиатом

Академическая недобропорядочность, или плагиат, — болезненная и щепетильная тема для общества. Время от времени его сотрясают громкие плагиатные скандалы, но обычно они не имеют каких-либо ощутимых последствий или санкций для высокопоставленных виновников. 

Но говорить, что все пропало, не стоит. Научная общественность борется с академической недобропорядочностью. Так, группа «Дисергейт» основала антипремию «Академическая низость года». Научные работники создали сайт false-science.ucoz.ua, куда собирают информацию о фальсификаторах и имитаторах науки. Недавно мы впервые увидели, как плагиатный скандал, связанный с новым главой Минобразования Сергеем Шкарлетом, вывел людей на уличный протест. Причем участие в нем приняли не только научные работники. 

Протесты общественности — это хорошо, а что же государство? Есть ли в нашей стране структуры, наделенные полномочиями и инструментами для борьбы с плагиатом? Об этом ZN.UA расспрашивало Михаила Винницкого, руководителя секретариата Национального агентства по обеспечению качества высшего образования (далее — НАОКВО, Национальное агентство). 

— Вопрос создания органа, который может бороться с академическим плагиатом, появился в повестке дня еще в 2012 году, во времена Дмитрия Табачника, когда началась работа над новым законом «О высшем образовании», — говорит Михаил Винницкий. — А в 2014-м был принят закон, по которому и создали НАОКВО. Одно из полномочий агентства — устанавливать факт наличия или отсутствия академического плагиата в научных трудах и публикациях, поданых на защиту научных степеней. Важно, что речь идет именно о трудах, которые подаются на защиту научной степени (доктора философии или доктора наук). А если говорить о другом плагиате (например, в статьях, которые не подаются на выполнение академических требований защиты диссертации), то сегодня нет органа, который бы им занимался. 

Что касается вашего вопроса об инструментах борьбы с академическим плагиатом, — здесь существует другая проблема. В законе «О высшем образовании» прописано, что НАОКВО имеет право отменить решение специализированного ученого совета о присуждении научной степени согласно "Порядку отмены решения диссертационного совета о присуждении ученой степени", который утверждается Кабинетом министров. Уже почти год, как мы разработали и подали через Министерство образования этот документ на утверждение. Документ согласовывается очень долго, и надо понимать, что на это влияют определенные политические факторы. Мы также подозреваем, что есть определенные влиятельные лица во властных кругах, не особо заинтересованные в принятии указанного Порядка. 

— Правильно ли я понимаю, что сейчас, пока «Порядок присуждения научных степеней» не принят, никто не имеет законодательных инструментов для лишения плагиатора степени?

— Если говорить о лишении степени, вы правы. Но это не означает, что НАОКВО не имеет вообще никаких полномочий в вопросах, касающихся академического плагиата. В статье 19 Закона «О высшем образовании» указано, что комитет по вопросам этики Национального агентства «рассматривает вопрос академического плагиата и вносит соответствующие представления в Национальное агентство по обеспечению качества высшего образования». На этом основании Национальное агентство может установить факт академического плагиата в любой научной публикации (это происходит только на основании рассмотрения соответствующей жалобы и доказательств, полученных комитетом по этике), и его огласка несет серьезные репутационные потери для тех лиц, в отношении которых установлен такой факт.

— Но, по действующим нормативным документам, НАОКВО и теперь имеет полномочия отменять решения спецсоветов о присуждении научной степени.

— В действующих нормативных документах написано следующее: «Выявление в диссертации, автору которой уже выдан диплом доктора или кандидата наук, текстовых заимствований без ссылки на источник является основанием для принятия решения о лишении его научной степени». Но как именно должно приниматься соответствующее решение, кем и по какой процедуре — это все неурегулированные вопросы и какие-либо попытки их урегулировать порождают множество дискуссий. Возможно, это еще одна из причин того, что предложенные Агентством проекты «Порядка отмены решения специализированного ученого совета о присуждении научной степени» и «Порядка присуждения научных степеней», где эти вопросы четко регулированы, согласовываются так долго. 

Продолжаются дискуссии и вокруг отдельных норм. Например, юристы не соглашаются с позицией общественных активистов по вопросу, что делать с академическим плагиатом, выявленным в диссертации, защищенной до сентября 2014 года (то есть до принятия нового Закона «О высшем образовании»). Активисты считают, что для всех научных работников должны действовать одинаковые правила. Но дело в том, что словосочетание «академический плагиат» появилось в украинском законодательстве только с принятием Закона «О высшем образовании». Соответственно, есть вопросы, можно ли отменять решение о присуждении научной степени фактически задним числом. 

— Но до 2014 года в законодательстве был термин «текстовые заимствования», и это тот же плагиат.

— Да, был термин «текстовые заимствования», только не в законе, а в подзаконных актах. Полномочия бороться с этим явлением были у Высшей аттестационной комиссии (ВАК), потом ВАК прекратила существование, и эти полномочия приняло на себя Министерство образования, которое опять же не утвердило соответствующей процедуры лишения степени после защиты. Хотя, надо отдать ему должное, последний состав Аттестационной коллегии МОН, сформированный министром Анной Новосад, очень тщательно проверял дела и не пропускал такие, где было подозрение на нарушение академической добропорядочности. Но это касалось новых защит, а вопрос отмены решений относительно уже присужденных степеней завис.

По фактам академического плагиата в диссертациях, защищенных до 2014 года, мы в Агентстве предложили другой механизм: если такой факт имеет место, Национальное агентство обнародует его, но это не имеет юридических последствий. Здесь должен сыграть роль репутационный фактор. 

Заметно, что он уже начинает работать в украинской академической среде, и это действительно очень радует. Потому что если бы еще лет пять назад кто-то сказал, что научный работник виноват в текстовых заимствованиях без надлежащей ссылки, на это вряд ли обратили бы особое внимание. Советская и постсоветская академические практики были значительно толерантнее к заимствованиям, чем это принято в мире. Теперь мы видим, что у нас распространяется практика западного мира, которая в противовес «совку» не толерирует академическую недобропорядочность. 

— А если плагиат выявлен в диссертации, защищенной после сентября 2014 года, НАОКВО может лишить плагиатора научной степени?

— Национальное агентство может отменить решение спецсовета, но лишить степени не может, потому что не НАОКВО его присуждало. Мы можем только рекомендовать это сделать. Сейчас решение о присуждении научной степени принимает спецсовет, а постановляет — аттестационная коллегия МОН. Поэтому, в случае выявления факта академического плагиата, именно она должна принять во внимание предписание НАОКВО. В будущем, если предложенный Агентством «Порядок присуждения научных степеней» будет утвержден, степени будет присуждать не Министерство образования, — это будут делать заведения высшего образования и научные учреждения (как на Западе). Тогда предписания НАОКВО станут обязательными для исполнения этими заведениями. Ведь принцип простой: решение может быть отменено НАОКВО, но самой степени может лишить только тот институт, который его присудил. 

— То есть университеты все же не будут обязаны выполнять предписание НАОКВО, последнее слово за ними?

— Ну как «не обязаны»? В принципе, может случиться так, что ученый совет какого-то университета примет решение не учитывать выводы Национального агентства. Теоретически это возможно. Но было бы очень странно, если бы такое произошло, потому что, согласно Закону «О высшем образовании», НАОКВО аккредитует все спецсоветы, и если бы заведение не выполнило предписания Агентства об отмене решения спецсовета о присуждении научной степени, такому заведению НАОКВО не аккредитовало бы какой-либо другой спецсовет. 

— Следовательно, от того, какой механизм присуждения и отмены степени примут, и какой будет процедура аккредитации спецсоветов зависит, будет ли НАОКВО оставаться свадебным генералом, чьи выводы вузы могут игнорировать, или университеты вынуждены будут применять санкции к плагиаторам, хочет их руководство этого или нет. 

— Я считаю, что вы немного жестко сказали о свадебном генерале. Я всю жизнь учился на Западе, научную степень защищал в Кембридже и могу сказать, что в западных странах нет механизма, с помощью которого государство или государственный орган могли бы отменять научную степень. Если относительно кого-то установлен факт плагиата, то это для человека такая большая репутационная потеря, такой, простите, большой позор, что формалистика — кто отменяет степень, кто отбирает диплом или не отбирает — не важна. Такой человек становится полным изгоем, он вообще теряет место в академическом сообществе. Например, в Германии министр обороны (даже не образования!) был вынужден уйти в отставку из-за того, что в его диссертации нашли плагиат.

Борьба с недобропорядочностью — это вещь, которая регулируется не какими-то формализованными процедурами, а самой академической средой. Надо лишь разработать механизм установления плагиата органом, которому доверяет академическое сообщество. И у нас такой орган создан, — это НАОКВО. Следует принять необходимую нормативную базу (именно это сейчас делает Агентство). А дальше преимущественно должен сработать репутационный фактор. 

— Вы считаете, что он срабатывает? Я этого не вижу. Человек, которого упрекают в академической недобропорядочности, может стать топ-чиновником, и об отставке речь не идет. Вот свежий пример: недавно был обнародован список нового состава коллегии Минобразования, — сразу троих ее членов, включая руководителя МОН и председателя профильного парламентского комитета, ученые обвиняют в плагиате. 

— Качественное высшее образование в мире базируется прежде всего на определенных ценностях и принципах, формирующихся всем академическим сообществом. Да, у нас эти ценностные принципы пока не всегда срабатывают, но мы должны двигаться в сторону усовершенствования академической культуры в университетах, исследовательских институтах, в целом — в академическом мире. Потому что зарегулированность и формалистика никогда не приводят к качеству ни в образовании, ни в научных исследованиях.

— С этим трудно не согласиться, но, возможно, все же следует начать с формализованных процедур? Потому что в нашем обществе толерантное отношение к академической недобропорядочности укореняется еще в школе. И именно на этом базисе формируется потом академическая культура. 

— Я с вами согласен, у меня четверо детей-школьников. Есть учителя, толерирующие списывание, а есть те, кто борется с этим явлением. Но в последние годы в Украине начато много проектов, пропагандирующих добропорядочность, помогающих формировать негативное отношение к плагиату. И, слава Богу, уже есть серьезные сдвиги в сторону улучшения, и они продолжаются. Изменения не происходят мгновенно, а попытки их ускорить какими-то формальными механизмами или увеличением бюрократических условий приводят лишь к обратному эффекту. 

Мы должны понимать, что академический плагиат — это та сфера, которую украинские суды вообще не понимают и никогда не будут понимать, потому что суд, по определению, является органом, принимающим решение по писаному закону. За парадигмой суда для установления плагиата должно быть пострадавшее лицо, жалующееся на нарушение кем-то его интеллектуальной собственности. Академическая же добропорядочность базируется на другом принципе: есть жалобщик или нет, а красть чужое — плохо. Именно на таком принципе базируются и качественное образование, и качественная наука, и в целом весь качественный прогрессивный мир. 

По моему мнению, новый «Порядок присуждения научных степеней» и новое «Положение об аккредитации спецсоветов» именно и могут стать фундаментом изменений в академической культуре. Они базируются на совершенно другой логике присуждения научных степеней и продвижения в академической карьере. Это, очевидно, не изменит кадровых назначений, о которых вы говорили, но как минимум даст толчок изменению академической культуры.

Важно перейти от того, что государство контролирует соблюдение принципов добропорядочности, к тому, что сами заведения высшего образования и научные учреждения контролируют себя. Например, в Англии и Северной Америке, образовательные системы которых мне хорошо известны, получить научную степень в Кембридже или Гарварде — это несколько иное, чем, например, в университетах Манчестера или Мичигана. Последние — абсолютно нормальные университеты, но у них другая репутация. В Украине на сегодняшний день не имеет значения, где человек получил свою научную степень. У него степень, выданная государством, которая еще до недавнего времени была освящена «дипломом государственного образца». В результате, мы размываем академическую ответственность: кто дал степень, тот и должен регулировать ее качество. Но «не царское это дело»? Не государство, а академическое сообщество должно регулировать само себя. К такой культуре мы движемся. Понадобится еще несколько лет, но говорить, что все пропало, нельзя. Воспитать добропорядочность кнутом еще никому не удавалось. Это надо делать исключительно пряником и с помощью того, что человек будет беспокоиться о своем добром имени. 

— Государство может простимулировать вузы на защиту добропорядочности. Например, НАОКВО занимается аккредитацией университетских образовательных программ. Повлияет ли на нее наличие фактов плагиата в вузе? 

— Да. Если выяснится, что у кого-то из преподавателей или руководства вуза установлен факт академического плагиата, такое лицо — по нашим рекомендациям — надо отстранить от преподавательской работы. Если заведение высшего образования этого не сделает, ему будет трудно пройти аккредитацию. Еще один из критериев аккредитации — наличие в заведении высшего образования соответствующих систем для предотвращения академического плагиата. Студенты и преподаватели должны быть проинформированы о том, какие последствия ждут их в случае несоблюдения принципов академической добропорядочности.

— Новое «Положение о спецсоветах», разработанное в НАОКВО, предлагает, чтобы в их состав входили иностранные специалисты. Если такую норму примут, это будет содействовать добропорядочности? 

— Да, но следует понимать, что вряд ли в каждый спецсовет войдут иностранные специалисты. Это, скорее, возможность, чем требование. Но очень важно, чтобы мы перешли к системе разовых спецсоветов; чтобы каждая диссертация защищалась перед советом узкоспециализированных ученых, каждый из которых может квалифицированно оценить все детали представленной научной работы. Надо отойти от круговой поруки, порождаемой постоянно действующим специализированным советом, где далеко не каждый даже читает диссертацию, которую оценивает.

Для нас также принципиально, чтобы жанр автореферата канул в прошлое. Это пережиток «совка», в нем часто выборочно дублируется текст диссертации, и именно это порождает нарушение академической добропорядочности. Потому что те, кто принимает решение о присуждении научной степени, должен прочитать диссертацию, а не ее краткое содержание в автореферате. Не так, как теперь, когда 20–25 человек сидят за столом и голосуют, при том, что многие из них диссертацию не читали. А личные исследования других — совсем не относятся к тематике работы, которая защищается.

— В борьбе с плагиатом на НАОКВО возлагают большие надежды, оно должно стать щитом против недобропорядочности.

— Боюсь использовать слово «щит», потому что это вызывает довольно много разной критики: дескать, щит не очень срабатывает, он дырявый. Щит на самом деле не дырявый, просто он еще не полностью обеспечен всей легитимностью подзаконных актов, которые ему нужны.

— Продолжаются суды относительно легитимности работы НАОКВО по иску бывшего руководителя секретариата Агентства Сергея Бондарчука.

— Да, пан Бондарчук — это человек, который активно прятался за «больничными» от новоизбранного состава Агентства. Кроме того, академическое сообщество обвиняло Бондарчука в плагиировании диссертации.

Но это не единственный судебный иск против НАОКВО, — 9 июля к нам поступила кассационная жалоба от Екатерины Кириленко. Оказывается, рекомендация нашего комитета по этике признать, что в ее роботах тоже есть академический плагиат, очень сильно повлияла, по мнению жалобщицы, на ее деловую репутацию и достоинство. Будем бороться, куда денешься. Что касается Екатерины Кириленко, то факты многочисленных нарушений академической добропорядочности легко устанавливаются. 

— Какие перспективы принятия документов, без которых Нацагентство не может эффективно работать?

— Многое зависит теперь не от Национального агентства, а от политической воли, в том числе, руководителя Кабинета министров. Документы должны пройти согласование центральных органов власти, и это вопрос, к сожалению, не к нам, а к служащим других уровней.

Все статьи Оксаны Онищенко читайте здесь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК