СУДЬБА ИТЭЙРа ТУМАННА

15 августа, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 33, 15 августа-22 августа 1997г.
Отправить
Отправить

«Новое русское слово» Туманна судьба ИТЭЙРа, последнего (хотя еще и не родившегося) в роду токамаков, туманна и сама идея токамаков...

«Новое русское слово»

Туманна судьба ИТЭЙРа, последнего (хотя еще и не родившегося) в роду токамаков, туманна и сама идея токамаков. ИТЭЙР мог бы окончательно продемонстрировать, тупиковая это или перспективная ветвь термоядерной эволюции. Но появится ли он?

Трудно сказать сегодня, какова будет судьба ИТЭЙРа, хотя от нее, быть может, зависит будущее нашей планеты и всего человечества. ИТЭЙР (ITER (такое произношение [eat-air] предлагает «Нью-Йорк таймс») - это аббревиатура, составленная из первых букв английских слов, означающих Международный термоядерный экспериментальный реактор. В природе реактора еще нет, нет и окончательного проекта; больше того, неизвестно, где его будут строить. Но если все препятствия удастся преодолеть, то в 2008 г., от силы в 2010-м, реактор даст первый ток. Так, во всяком случае, предполагалось совсем еще недавно, когда Япония, несколько западноевропейских стран, Россия и Соединенные Штаты договаривались о совместном сооружении термоядерного гиганта.

Удастся ли преодолеть эти препятствия - вот вопрос, который обсуждается сегодня специалистами мирового термоядерного содружества.

Прошло свыше 40 лет с тех тор, как Россия объявила, что ее ученым удалось осуществить первую управляемую термоядерную реакцию на установке ТОКАМАК (сокращение от слов «тороидальная камера»). Тороидальный означает бубликообразный. В гигантском бублике, образованном не стальными или титановыми плитами, а электромагнитным полем, ибо только оно способно было удержать миллионноградусную плазму, происходил синтез ядер водорода, вернее, его более тяжелых изотопов - дейтерия и трития, при котором выделялось большое количество энергии.

Удерживать плазму магнитным полем в форме бублика-тороида придумали, как известно, Андрей Сахаров и Игорь Тамм. Конструкция была признана всем миром наиболее многообещающей из возможных, и слово ТОКАМАК вошло во все языки.

За 40 лет токамаков в Европе и Америке было построено немало. Но пока они себя не оправдали. Ядерный синтез в них длился всего лишь ничтожные доли секунды, энергию они вырабатывать могли, но пожирали ее на нагрев плазмы еще больше. «Это интересная физика, но бесперспективная энергетика», - поговаривали некоторые из разочаровавшихся термоядерщиков. В прошлом году Конгресс Соединенных Штатов уменьшил ровно на треть финансирование термоядерных исследований традиционного типа, а в апреле нынешнего года самый мощный в мире токамак Принстонской лаборатории физики плазмы (штат Нью-Джерси) был законсервирован если не навсегда, то во всяком случае надолго.

Об этом, пожалуй, стоит пожалеть, потому что в последнее время принстонский токамак использовался для отработки научных технологических проблем, связанных с проектом нового гиганта - ИТЭЙРа.

ИТЭЙР предполагается построить по той же токамаковой схеме: тяжелый водород дейтерий соединяется с еще более тяжелым тритием в молекулу гелия-4, в результате чего образуется нейтрон и 17,6 млн. электрон-вольт энергии. Но будет ли плазма достаточно устойчивой, чтобы синтез не прервался? Не окажется ли КПД снова со знаком минус? Нет, при 93 млн. градусов Цельсия, которых, возможно, нет даже в недрах Солнца, где протекают аналогичные реакции, но до которых удастся довести плазму в ИТЭЙРе, ни синтез не прервется, говорят энтузиасты нового токамака, который, конечно же, будет модернизирован, ни КПД не сделается абсурдным. А преимущества неоспоримы: неисчерпаемый источник топлива - морская вода и ни малейшего загрязнения среды. ИТЭЙР будет реактор экспериментальный, вслед за ним, в обозримом, как говорится, будущем, скажем, к 2020 г., появится и коммерческий реактор, для которого только и останется, это придумать аббревиатуру.

Все прекрасно, напоминают энтузиастам сотрудники Принстонской лаборатории, с грустью взирающие на свой законсервированный токамак, только не забудьте внести в конструкцию такие-то и такие-то радикальные усовершенствования, иначе ИТЭЙР ожидает участь нашего токамака.

Список необходимых усовершенствований составили и физики Техасского университета, которым хотя и грустить не с чего, но будущее термоядерной физики и энергетики, не говоря уж о существовании планеты, им небезразлично. Но у энтузиастов ИТЭЙРа настроение не лучше, чем у принстонцев. Какая уж там модернизация, если само строительство - под вопросом. Причина, как всегда, одна: нет денег.

Представитель японской стороны, участвующей в проекте, заявил, что строительство реактора откладывается, по крайней мере, на три года. Этот же срок называет и Анна Дэйвис, директор отдела термоядерной энергии в министерстве энергетики Соединенных Штатов. Впрочем, говорит она, все равно не меньше трех лет понадобилось бы на проектирование, научные и технологические исследования и прочее. Это же необходимая стадия перед любым строительством... Что же мешает приступить к этой стадии?

Оказывается, самая богатая, как принято думать, страна, Соединенные Штаты, вносит в peaлизацию проекта лишь 5 проц. его стоимости (пока проект оценивают в 10 млрд. долларов). «Больше мы внести не в состоянии», - говорит госпожа Дэйвис. Зато не скупится Япония - она берет на себя 50 проц. всех расходов. Итого 55 проц. Еще 5 проц. дают европейские страны. Почему так мало? Но ведь реактор будет строиться в Японии, это почти решено, говорят они, так что нам нет особого расчета раскошеливаться. Хорошо, набирается 60 проц. Кто же должен внести остальные 40? Россия? Но от России никто этого не ждет. Дай ей Бог в нынешнем положении наскрести те же 5 проц. Итого 65. А остальные? «Остальные пусть тоже выделяет Япония! Она - хозяйка!» Однако, как выясняется, никакая Япония еще не хозяйка. Места для постройки японцы пока не выделили.

Полгода назад Япония образовала комитет, состоящий из самых квалифицированных специалистов в области ядерной физики, энергетики, из крупных инженеров, руководителей промышленности, архитекторов, даже представителей социальных наук. Вот им-то и предстоит решить, быть или не быть Японии хозяйкой ИТЭЙРа и, так сказать, держательницей главного пакета. Свои соображения они должны представить к январю будущего года, когда японское правительство объявит новый бюджет. В январе, не раньше и не позже, судьба ИТЭЙРа будет, наконец, решена. «А пока место строительства не названо, никто никаких исследований начать не может, да и не хочет», - замечает Анна Дэйвис.

Когда же ее спрашивают, может ли проект реактора быть вообще отклонен, она без колебаний отвечает: «Все возможно».

Правда, добавляет она, совсем недавно итальянское правительство проявило повышенный интерес к реактору и даже намекнуло, что найдет для него местечко.

«Я думаю, - продолжает Дэйвис, - что, прослышав об этом, и другие европейские правительства могут последовать его примеру. Но не будем загадывать...»

Туманна судьба ИТЭЙРа, последнего (хотя еще и не родившегося) в роду токамаков, туманна и сама идея токамаков. ИТЭЙР мог бы окончательно продемонстрировать, тупиковая это или перспективная ветвь термоядерной эволюции. Но появится ли он?

Мы говорим «ветвь», так как сравнительно недавно у токамаков появился первый, но мощный соперник. В ливерморской национальной лаборатории имени Лоуренса (штат Калифорния) построена установка, в которой лучи мощных лазеров бомбардируют со всех сторон пластиковую капсулу, наполненную смесью всех тех же изотопов водорода.

Под воздействием лазерных импульсов изотопы сжимаются, нагреваются до сотен миллионов градусов, превращаются в гелий и генерируют в 10 раз больше энергии, чем ее уходит на лазерные импульсы. Происходит как бы управляемый взрыв водородной бомбы, только в миниатюре.

Пока капсулу бомбардируют 10 лазеров, но уже готов проект, где их будет около двухсот. Мощность этих лазеров в краткий миг достигнет трех триллионов ватт, чего не в состоянии сделать все электростанции мира.

Все это может произойти не позже 2005 г. и обойдется не в 10 млрд. долларов, а в один с небольшим. Ничего удивительного, что правительство США относится к ливерморской установке с гораздо большим воодушевлением, чем к Международному термоядерному реактору, который к тому же, на территории Америки в любом случае находиться не будет.

Еще большее воодушевление вызывает ливерморская установка у военного ведомства. Мы уже сказали, что от лазерных ударов получается типичный взрыв водородной бомбы, только меньшего масштаба и без нежелательных последствий.

Ученым ясно, что когда установка полностью войдет в строй, появится возможность с ее помощью обеспечивать информацией компьютеры, исследующие эффективность ядерного оружия.

Иными словами, можно будет, не выходя из лаборатории, проводить ядерные испытания, никому и ничему на земле не угрожая и не нарушая никаких договоров.

«Испытания бомб без самих бомб», - как сказал по этому поводу патриарх современной физики Ганс Бете, считающий, что ливерморский проект не только вписывается в общую тенденцию разоружения, но и создает основу для развития фундаментальных направлений в физике и ядерной энергетике.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК