Он стоял у истоков научной мысли

02 марта, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 8, 2 марта-7 марта 2007г.
Отправить
Отправить

Голодовки, эпидемические болезни, алкоголизм, сумасшествие и нервное расстройство в зрелом и подрастающем поколении — разве это не угроза культурной будущности нашего общества?..

Голодовки, эпидемические болезни, алкоголизм, сумасшествие и нервное расстройство в зрелом и подрастающем поколении — разве это не угроза культурной будущности нашего общества?

А.Корчак-Чепурковский

Природа одаренности всегда поражает воображение. Именно в таком ключе воспринимается жизненный путь первого из врачей, избранного в 1921 году действительным членом ВУАН — Всеукраинской академии наук, фундатора нового направления в профилактической медицине — социальной гигиены — Авксентия Васильевича КорчакаЧепурковского. Полтора века, прошедшие со времени его появления на свет, — особый повод вспомнить об этой незаурядной личности.

Ни ценз и имущественное положение отца, ни провинциальный городок, где прошло детство Корчака-Чепурковского, не способствовали его взлету. Авксентий Васильевич родился в 1857 году в Константинограде на Полтавщине (ныне — Красноград Харьковской области) одиннадцатым ребенком в семье парафиального дьячка. Окончил духовную семинарию, но по церковному пути не пошел. Юноше удалось поступить на естественное отделение физико-математического факультета Университета св. Владимира, однако через год за участие в «политических» выступлениях студенчества Корчак-Чепурковский был исключен из императорского учебного заведения и выслан из Киева под надзор полиции. И все же через определенное время юноша продолжил учебу, но уже на медицинском факультете Харьковского университета. Впрочем, любовь к математике как инструменту совершенствования медицины не покидала его на протяжении всей его долгой профессиональной жизни.

Дипломированный медик возвратился в родной город в качестве земского врача. Вскоре двадцатишестилетний доктор завоевывал в родных пенатах уважение и авторитет, и в 1889 году его назначили уездным санитарным врачом в Херсоне.

Это была пора расцвета земской медицины. Именно на Херсонщине трудились классики земской медицины, видные санитарные врачи Михаил Уваров и Николай Тезяков, здесь впервые были созданы врачебно-продовольственные пункты для голодающих крестьян.

Уже в 1890 году Корчак-Чепурковский опубликовал свой первый научный труд о состоянии врачебной помощи и здоровья населения в уезде. Очевидно, он первым в отечественной санитарной статистике обобщил выводы об этих закономерностях, основываясь не только на отчетных данных земских врачей, но и на метрических записях в православных приходах края. Ведь Авксентий Васильевич не понаслышке знал, что священники вели подобный учет рождений и смертей в храмовых книгах предельно точно. Новые подходы к объективизации демографической динамики не остались незамеченными, и вскоре А.Корчаку-Чепурковскому вверили более ответственную должность — руководителя губернского санитарного бюро Бессарабского земства в Кишиневе.

Энергичный санитарный врач развернул борьбу с эпидемиями тифа, дифтерии и холеры на вверенной территории. Он неутомимо изучает заболеваемость и смерт­ность в губернии, чтобы найти способы, как противостоять этим пагубным явлениям. Авксентий Васильевич издает врачебные хроники, инициирует съезды врачей, и не только на Херсонщине, но и в соседних губерниях.

Здесь следует вспомнить о его дружбе с другим замечательным земским врачом — Александром Михайловичем Богомольцем, отцом будущего президента Академии наук Украины. В то время они были почти ровесниками… А.Богомолец после шести лет ссылки за участие в революционной деятельности не смирился с произволом на новом месте работы, за что подвергался преследованиям со стороны реакционной верхушки земства. Мало кто знает, что перед кишиневским периодом Александр Михайлович вместе с малолетним сыном совершил самоотверженное путешествие в Сибирь, где в каторжной тюрьме от чахотки умирала его молодая жена. Но и это не сломило его. Позже, в 1904 году, А.Корчак-Чепурковский в журнале «Русский врач» писал о противостоянии коллеги косности и трусости, о том, как преследовали его власти. Возможно, как раз тогда в губернском центре Бессарабии он и познакомился с сыном Александра Михайловича — Сашком Богомольцем, который был тогда гимназистом.

Но перенесемся в Киев начала ХХ века. Санитарный врач города А.Корчак-Чепурковский уже не просто искушенный практик, но доктор медицины: в 1898 году совет профессоров Киевского университета утвердил его в этой ученой степени за выполнение фундаментальной работы «Материалы изучения эпидемий и эпидемиологии дифтерии в России». Эта проблема и тогда была крайне актуальной — дифтерия свирепствовала, приводя к высокой смертности (иногда количество неблагоприятных исходов достигало 150 случаев на 1000 заболеваний среди детей). Авксентия Васильевича по праву можно назвать первопроходцем современной санитарной статистики. На огромном статистическом материале он установил периодичность вспышек дифтерии в прямой (причем антагонистической) зависимости от распространенности других детских инфекций. При этом был предложен не только оригинальный теоретический обзор эпидемиологии дифтерии, но и эффективные меры по обузданию опасной инфекции в виде целой системы профилактических и противоэпидемиологических мероприятий.

На рубеже XIX—XX веков Киев бурно развивался — сюда стекались промышленники и фабриканты. Многие предприятия не соответствовали санитарным нормам и правилам, и, чтобы сохранить гигиеническое благополучие, заведующему санитарным отделом городской управы то и дело приходилось вступать в противодействие с нарушителями экологического оптимума. Казалось бы, губернские власти должны поддерживать спасителя города, однако они, как говорится, умывают руки. В 1905 году в своем докладе «Наши общественные надежды настоящего времени» А.Корчак-Чепурковский подчеркивал: «Санитарное положение населения… обязывает правительство, общество и нас, врачей, к принятию мер для борьбы с преждевременным вымиранием. А правительство-то — полный банкрот. Передовые земско-врачебные организации чуть ли не обрекаются на изгнание, а врачи — общественные деятели, более резко проявившие свое несогласие с установившимися в административных сферах взглядами, удаляются, не утверждаются и даже высылаются». Самого же Корчака-Чепурковского губернатор Киева П.Курлов «удалил от должности» лишь в 1907 году. Одна из возможных причин этого — демократические воззрения и активная социально-политическая позиция заведующего санитарным отделом.

Конечно же, в сравнении с инквизиторской тактикой советского режима в отношении Корчака-Чепурковского это были, в сущности либеральные меры. Хотя санитарная организация и лишилась своего лидера, зато Университет св. Владимира, политехнический и коммерческий институты обрели блестящего преподавателя и лектора. Впервые в истории медицины Авксентий Васильевич учредил новую учебную дисциплину — общественную и социальную гигиену, а в коммерческом институте организовал «кабинет гигиены».

После того как в 1905 году под натиском революции был оглашен рескрипт императорской Академии наук «Об отмене стеснений малорусского печатного слова», в Украине наконец-то легально начал звучать украинский язык. Авксентий Васильевич и тут не остался в стороне. Он принимал активное участие в создании в Киеве «Українського народного товариства» (УНТ).

Под его председательством в УНТ была организована естественно-врачебная секция, а в 1908 г. Авксентий Васильевич, впервые в общественной летописи Киева, опубликовал на украинском языке работу «Мальтузианство и неомальтузианство с позиций социальной гигиены» и выступил с соответствующим докладом.

После краха самодержавного строя взошла звезда независимой Украины. А.Корчак-Чепурковский организовал журнал «Українські медичні вісті», в первом номере которого в январе 1918 г. пророчески написал: «На Україні почалося нове життя. Медичний персонал завжди близький до народу, з’єднаний з ним одним бажанням — захистити його здоров’я від хвороб — не може не відгукнутися на нові, світовоъ вартості події... Найголовніше завдання — утворити українську національну медицину як науку та як практичну галузь наукового знання». Национальная медицина, национальные ценности, национальные университеты... Эти словосочетания стали привычными, хотя, к счастью, и не расхожими. Но подчеркнем — впервые, в высоком первозданном смысле эти устремления сформулировал именно А.Корчак-Чепурковский.

В Украине обострилось про­тивоборство политических сил. И уже 14 декабря 1918 г. гет­ман Скоропадский, при котором в Киеве были созданы Академия наук и Украинский государственный университет, признавая поражение, выступил с прощальным заявлением: «На протяжении семи с половиной месяцев я прилагал все мои силы, чтобы вывести край из тяжелого положения. Бог не дал мне сил справиться с этой задачей, и, исходя из сложившихся условий и руководствуясь исключительно интересами Украины, я отказываюсь от власти».

В мае 1918 года Авксентий Корчак-Чепурковский возглавил санитарный департамент Министерства народного здоровья и государственного попечения, а в 1919 году, в период Директории, в течение непродолжительного периода пребывал на посту министра здоровья, сменив доктора медицины Бориса Матюшенко. Тот впоследствии эмигрировал в Прагу, а А.Корчаку-Чепурковскому было суждено стать заложником эпохи.

Пришедшие к власти большевики на первых порах объявили себя сторонниками украинизации, и в деятельности Авксентия Васильевича наступила новая, казалось бы, положительная полоса. В начале двадцатых годов по его инициативе впервые были изданы пособия по украинской медицинской терминологии и номенклатуре болезней. Во многом это результат совместных работ с Мартирием Галиным, обнародованных усилиями Авксентия Васильевича. Так, номенклатура патологий, предложенная А.Корчаком-Чепурковским, включала более 150 видов болезней, в том числе 12 разновидностей ран.

В 1921 г. талантливого реформатора общественной медицины избрали в состав ВУАН — Всеукраинской академии наук. Одновременно он возглавлял Институт экспериментальной медицины и эпидемиологии и продолжал преподавать в Институте охраны здоровья, который в скором времени стал Киевским медицинским институтом. Здесь Авксентий Васильевич, помимо руководимой им кафедры общей и социальной гигиены, организовал несколько других гигиенических кафедр, в частности, первую кафедру гигиены труда.

Но его устремления действовать в духе независимости, преданности научной мысли, без подтасовок фактов и исследований все больше и больше не устраивали и раздражали новые власти. Академика Корчак-Чепурковского вскоре отстранили от преподавательской работы в медицинском институте, который, в сущности, был его детищем. Формально был найден благовидный предлог — в ВУАН учредили кафедру народного здоровья, руководить которой его и назначили. Известно, что в этот период Авксентий Васильевич больше года пребывал вне Украины — в негласной высылке в Москве. Очевидно, «компетентные» органы таким образом пытались «перевоспитать» строптивого академика. К своим обязанностям ему удалось вернуться лишь после специального обращения общего собрания ВУАН в Совнарком УССР.

В 1928 году по предложению президента ВУАН Д.Заболотного Авксентия Васильевича избрали главным (неодмінним) ученым секретарем академии. Увы, совместная деятельность двух выдающихся эпидемиологов — провозвестников общественной медицины — длилась недолго. В 1929 году, в год «великого перелома», провозглашенного Сталиным, развернулся «процесс СВУ», сфабрикованный НКВД-ОГПУ по прямому указанию Кремля. Ученики Авксентия Васильевича, руководители гигиенических кафедр и направлений, доктора наук В.Удовенко, В.Подгаецкий и Н.Кудрицкий были арестованы, их заставили оговаривать себя. Если вдуматься в происходившее, это было первым «делом врачей», которое инсценировал сталинизм. Вокруг мифических обвинений в адрес обвиняемых медиков развернулась разнузданная травля. В Харькове по предписанию свыше провели заседание ВУЦИК — с заданием заклеймить «злоумышленников». Д.Заболотный уже был тяжело болен, вскоре он ушел из жизни, и, надо думать, именно происходящее укоротило дни великого подвижника науки. Тяжелая обязанность выступить на этом заседании в поддержку властей выпала на долю главного секретаря ВУАН. Авксентий Васильевич был вынужден заявить: «От имени академии я выражаю протест и возмущение в связи с этой попыткой со стороны контрреволюционеров прикрыть интересы враждебных сил...». Высказывание это, как видим, весьма сдержанное, но все же партийной диктатуре удалось заставить беспартийного ученого произнести эти слова. Что руководило им? Очевидно, некоторая надежда, что такая внешняя отстраненность от обвиняемых на процессе сбережет от репрессий остальных членов академии. Но, возможно, главное состояло в том, что тучи нависли и над видным ученым-демографом Юрием Корчаком-Чепурковским, сыном Авксентия Васильевича. Ведь именно в этот период была подготовлена его книга «Смертність в 4-х найбільших містах УССР 1923–1929 роках». В предисловии к ней академик А. Корчак-Чепурковский писал: «Кабинет санитарной статистики, основанный при кафедре народного здоровья, провел статистические наблюдения в разрезе: пол, возраст и причина смерти в Киеве, Харькове, Одессе и Днепропетровске. Это единственный сборник на эту тему проверенного, упорядоченного и проанализированного числового материала».

Книга увидела свет, а ее автор вскоре был арестован. Юрий Авксентьевич провел в ГУЛАГе около двадцати лет. Нельзя не отметить, что определенную роль в этой трагедии сыграли критические статьи в его адрес, с которым выступил С.Каган, преемник А.Корчак-Чепурковского на кафедре социальной гигиены. (В последующем, как бы пытаясь искупить свою вину, С.Каган издал весьма содержательную книгу о научном и жизненном пути учителя и наставника...)

«Настала другая эпоха, — пишет в очерке «Трагическая судьба ученого» академик НАН и АМН Украины, директор Института медицины труда Ю.Кундиев, — когда вся научная жизнь оказалась под жестким партийным контролем. Сотрудники ВУАН подвергаются «чисткам», а научную деятельность академии оценивают бригады рабочего завода «Арсенал». Атмосфера недоверия нагнетается и вокруг главного ученого секретаря ВУАН. Коммунистическая фракция академии вскоре предлагает освободить его от этой должности. «Не проводя, разумеется, какой-либо кампании против академика А.В. Корчака-Чепурковского, следует заменить его» — таков ее вердикт. Все же политбюро ЦК КП/б/У в январе 1931 г. оставляет Авксентия Васильевича главным секретарем академии, возможно, по личной просьбе нового президента ВУАН А.А.Богомольца».

В составе президиума ВУАН, утвержденном в 1934 году, фамилии А.Корчака-Чепурковского уже нет. Кафедру, созданную и возглавляемую им, влили в Институт демографии, которому незамедлительно дали выхолащивающее название. Ведь демография как наука, тем более правдивая санитарная статистика, особенно после украинской трагедии голодомора, совершенно не нужны руководству страны. Следующих четыре года, вплоть до 1938-го, Авксентий Васильевич работал заведующим отделом в этом институте. А в последующие довоенные годы, очевидно, благодаря сердечной поддержке и помощи А.Богомольца, он оставался консультантом в руководимом им Институте клинической физиологии. ВУАН давно ликвидирована, а вместо нее появилась Академия наук УССР с целиком регламентированными свыше направлениями деятельности…

Научные работы выдающегося ученого больше не публиковались, жизнь обрекла его на нужду и одиночество. А.Корчак-Чепурковский ушел из жизни в ноябре 1947 года, на 91 году своего земного бытия. Некролог все же подписали десять академиков во главе с А.Палладиным, в том числе Н.Стражеско, В.Протопопов, Н.Сиротинин.

Как сложилась дальнейшая судьба Юрия? После освобождения из ссылки ему разрешили поселиться в Самарканде, он пережил отца на двадцать лет. Его труды опубликованы издательством «Статистика» лишь в 1970 году.

Завершая эту историческую новеллу, хочу отметить, что Авксентий Корчак-Чепурковский был дружен с плеядой выдающихся людей — встречался с Лесей Украинкой, Ольгой Кобылянской, Марией Заньковецкой, а Николая Лысенко и Даниила Заболотного пользовал как врач. Именно любимый доктор зачастую был первым слушателем произведений великого украинского композитора. Будучи поборником объективности и свободной мысли, ученый-гигиенист с большой буквы, зодчий высшего медицинского образования в родной стране, он очень много сделал для Киева и для Украины. Академик Корчак-Чепурковский стоял у истоков украинской научной мысли — не как ярмарки тщеславия, а как святилища Истин.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК