Не делайте соломенных самолетиков

27 июля, 2020, 13:01 Распечатать
Отправить
Отправить

Можно ли оценивать работу ученых по количеству публикаций.

Не делайте соломенных самолетиков
© Pixabay

Научное сообщество ждет утверждения нового «Порядка присвоения ученых званий и степеней». На этом фоне возникают дискуссии о том, следует ли требовать от ученых публикаций в журналах, индексированных в международных наукометрических базах. Согласно легендам, распространяемым среди недоброчестных ученых, такое требование придумали мифические «соросята».

Проблема оценки научных результатов вечная и возникла, собственно, задолго до науки в ее современном понимании. Украинские дискуссии о том, как надо оценивать ученых, обросли мифами. Мой любимый из последних шедевров: «Научный издательский дом Elsevier является национальной наукометрической базой США». Интересен также миф о необходимости иметь свою национальную наукометрическую базу.

Главная проблема подавляющего большинства украинцев, считающих себя учеными, — то, что они никогда не видели научной деятельности. По их мнению, заниматься наукой — это писать и компилировать тексты, публикуя их там, где приказало начальство. Они понятия не имеют, что наука — это прежде всего исследования и только после получения весомых результатов их можно оформлять в виде публикации. При отсутствии самих исследований оценивание сочинительства не имеет смысла, независимо от базы данных Scopus или других международных баз. Но требование проводить исследования не предъявляется — ни для подготовки докторов философии, ни для защиты диссертаций, ни для научно-преподавательских должностей.

На конференциях за кофе ученые и научные чиновники из разных стран часто обсуждают практику оценивания ученых, и на эту практику жалуются абсолютно все. Похоже, идеала нет. Мифы о том, что на условном Западе или в США работу ученых оценивают исключительно по публикациям в «скопусах» или «хиршами», неправда, потому что в хороших университетах применяется в основном сугубо экспертная оценка.

Однако большинство престижных журналов, публикации в которых высоко оценивают в лучших университетах мира, индексируются в ведущих международных базах. Поэтому в развивающихся или не очень развивающихся странах у администраторов университетов и органов власти возникла массовая иллюзия, что если требовать от ученых публиковать свои работы в журналах из этих баз, вместо того, чтобы публиковать статьи в местных журналах без независимого рецензирования, то мы получим качественную науку и хорошие рейтинги университетов.

Оценивание ученых по количеству статей или по наукометрическим показателям — это оценка качества численными показателями, и она по определению не может быть объективной и исчерпывающей. В украинских условиях практика обращения к наукометрическим базам накладывается на опыт «списка ВАК» (перечня научных изданий, в которых ученым было рекомендовано размещать публикации, если они хотели защитить диссертацию). ВАКа давно нет, но благодаря этой «мышечной памяти» сообщество до сих пор воспринимает наукометрические базы не как инструмент поиска научной информации, исследования данных о публикационной активности, а как очередной вариант списка одобренных МОН журналов, как формальное требование начальства, которое необходимо выполнить как условие трудоустройства либо получения степени или звания.

Оценивание работы ученых (особенно в университетах) по публикациям в наукометрических базах — это карго-культ, создание соломенных муляжей самолетиков вместо металлических, которые есть у соседей.

В мире ученых стараются оценивать исключительно по их научным работам (в некоторых научных системах сюда добавляется еще общественная деятельность, работа по распространению научных знаний в обществе и взаимодействие с обществом). А научные работы оценивают как эксперты в соответствующих областях, так и чиновники, которые смотрят на баллы, выставленные экспертами, и на разные численные показатели публикационной активности.

Оценка в виде чисел нравится многим, потому что она напоминает объективную. Хотя даже традиционный подсчет количества статей не совсем объективен, потому что публикации можно считать по-разному: в журналах из определенного списка, за определенные периоды. Выбор списка будет влиять на сравнение: даже для формирования рейтинга или отбора проектов можно подобрать такой список, в котором одни претенденты будут выглядеть лучше других.

В украинских условиях добавляется давление по ослаблению требований для получения ученой степени или звания, вплоть до полного абсурда. Например, вследствие такого давления требование знать английский язык на уровне В2, что подтверждено международным сертификатом, заменили бессмысленным требованием предоставить бумажку об «экзамене В2» от любой фирмы (даже выдуманной самостоятельно). Аналогично, обязательное условие публиковать статью в журнале, который индексируется в одной из ведущих наукометрических баз, где есть хоть какие-то требования, заменяется публикацией в любых базах, куда за плату вносят всех желающих. В результате требование «журнала из перечня» теряет даже минимальный смысл.

Те, кто протестует против «скопусов», обычно настаивают не на адекватных подходах к оцениванию (в результате которых следует, в частности, применять жесткие санкции к плагиаторам и имитаторам науки), а лишь на «новых списках, куда проще попасть», либо на полном отсутствии требований к месту публикации работ.

Формальные подходы к оценке качества гарантированно приводят к массовому поиску путей выполнения требований с наименьшими усилиями. Особенно если оцениваемые не имеют квалификации, ресурсов и условий для исследований. В соревновании с имитаторами честные ученые проигрывают — уже есть чемпионы Scopus с 30+ статьями в год в разных отраслях: показатель, невозможный даже для серьезной исследовательской группы, а коллайдера, как известно, у нас нет. Некомпетентные ректоры хвастаются бессмысленными рейтингами университетов, но репутации страны такой вал имитации только вредит.

Тем временем у украинских ученых, которые пишут относительно качественные статьи, есть много вполне объективных проблем и препятствий для проведения исследований. Часто это отсутствие и опыта исследований, и понимания того, что это вообще такое. А также отсутствие соответствующего оборудования, расходных материалов, средств на экспедиции, доступа к литературе (никакие пиратские возможности не дают полного доступа). А хорошие журналы в экспериментальных научных отраслях не примут статью по результатам исследований на устаревшем оборудовании. Нередко хорошие статьи не принимают в печать просто из-за недоверия к неизвестным ученым из неизвестных лабораторий. Не способствуют исследованиям и отсутствие у ученых средств на жизнь и необходимость зарабатывать или тратить время на натуральное хозяйство; чрезвычайная перегруженность преподаванием; принуждение к имитации деятельности в процессе преподавания, несмотря на невозможность качественно преподавать пять-семь курсов в семестр неподготовленным немотивированным студентам; холод зимой и жара летом и общее пренебрежение к научной работе.

Но даже для экспериментальных отраслей огромной проблемой является общее недоверие ко всем ученым из Украины, причем не только со стороны представителей очень развитых стран. Здесь есть три момента. Во-первых, нас элементарно мало знают как ученых. Во-вторых, украинцев практически нет на настоящих международных конференциях, нам запрещено проводить их в Украине, мы не можем просто поехать прочитать доклад на семинаре за рубежом — нет средств, и даже требовать эти средства нет смысла: с нашей организацией науки их все равно используют лишь начальство и приближенные к начальству, которые только позорят страну...

В-третьих, что о нас пишут в международных медиа? Очень редко о реальных достижениях и часто о фирмах по написанию учебных работ для зарубежных студентов, академической недоброчестности, возрастной структуре научной системы, коррупции...

В-четвертых, есть вал слабых работ украинских ученых, опубликованных в третьесортных платных журналах, а также тех, которые присылают в более качественные издания, но которые отклоняют оптом, без рассмотрения. Редакции уважаемых изданий приходят к мнению, что и в дальнейшем статьям из этой страны доверять не следует. Карантинные ограничения и недоверие к украинской статистике и системе общественного здоровья создадут ограничения для поездок ученых даже при наличии средств, а программы расширения разнообразия авторов научных статей в ведущих журналах приведут к дальнейшему снижению шансов украинских ученых на публикацию: мы вынуждены конкурировать за меньшее количество публикационных слотов, потому что мы не очень разнообразны.

Что делать? Для начала остановиться. Игра в «скопусы» и рейтинги без исследований приводит лишь к разрушению науки, образования и здравого смысла. Надо отменить все требования для преподавателей вузов, студентов и школьников выдавать на-гора любые тексты. Если вы слышите от чиновника из образовательной сферы или учителя, что «наши ученики пишут работы МАН», то сразу следует понимать, что этот человек понятия не имеет, что такое наука и исследования, и на самом деле учит этих несчастных школьников имитировать науку. Но лучше никакого знакомства с наукой, чем воспитывать понимание, что наука — это «писать работы МАН». Это же касается и студентов, которые пишут «научные работы» без участия в исследованиях. Это — обман и имитация деятельности.

Надо прекратить оценивать школы и университеты по «научной работе», если в них не проводятся исследования и нет условий для исследований. Да, я знаю, что университет без науки — не университет. Но он все равно не будет университетом, если в нем нет исследований, а только издаются «просто тексты» в хищнических журналах. И требования о «скопусе» в контрактах преподавателей только ухудшат ситуацию.

Если исследований нет, требование «текстов» ничем не поможет. Надо прекратить набирать в аспирантуру в «научных школах», известных по плагиатным скандалам и публикациям в мусорных журналах. Надо навсегда запретить всем «героям» плагиатных скандалов быть научными руководителями и рецензентами.

Отмена требования публиковать какое-то количество статей, конечно, не остановит поток шлака, — среди преподавателей есть немало графоманов, которые могут выдавать даже десятки «монографий» в год (например, с перепевами российских псевдоученых или фотографиями каких-то артефактов без каких-либо исследований). Но неграфоманы хотя бы получат время на подготовку к занятиям, собственное развитие и отдых. Ну и за счет экономии можно будет создать условия и реальные стимулы для тех немногочисленных научных групп, которые все-таки проводят исследования.

Проблема не в наукометрических базах, а в массовом непонимании, что такое наука, и в замене исследований продуцированием текстов.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК