Бразилия — Украина: космический брак?

08 сентября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 34, 8 сентября-15 сентября 2006г.
Отправить
Отправить

Думаю, немногие знают о том, что в ноябре позапрошлого года в жаркой и далекой Бразилии разыгрался скандал, непосредственно связанный с нашей державой...

Думаю, немногие знают о том, что в ноябре позапрошлого года в жаркой и далекой Бразилии разыгрался скандал, непосредственно связанный с нашей державой. Об этом, так же, как и об антиукраинских протестах жителей небольшого городка Алкантара, сообщали бразильские СМИ, в частности газеты Folha de S. Paulo, O Estado do Maranhao, Imparcial, Интернет-сайт http://www.ufma.br. Дошло даже до скандала в национальном парламенте, где сам президент Бразилии Луис Инасио Лула нелицеприятно высказывался по поводу делового партнерства с Украиной.

Дело в том, что наши страны реализуют совместный космический проект, согласно которому украинская сторона (днепропетровское КБ «Южное» и производственное объединение «Южмашзавод») создает для Бразилии новую перспективную ракету-носитель «Циклон-4», с чьей помощью с космодрома Алкантара (северо-восток Бразилии) будут выводиться в космос спутники различного назначения.

Судя по официальной версии Национального космического агентства Украины (НКАУ), реализация проекта идет без проволочек и отклонений. Между тем есть основания считать, что сотрудничество наших стран в этой отрасли отнюдь не безоблачно. По крайней мере, так утверждает доктор технических наук, лауреат Государственной премии Украины, профессор Анатолий Ройтман, с чьим компетентным мнением бразильские «космические» специалисты очень считаются.

На войне вертолеты могут разрушаться
без огневых попаданий в них

Анатолий Бениаминович Ройтман четверть века проработал в авиационной промышленности, на Запорожском моторостроительном заводе (ныне ОАО «Мотор Січ») занимался авариями и катастрофами самолетов, связанными с разрушениями двигателей. После ухода с завода преподавал в запорожских вузах, последние четыре года работает в Бразилии в федеральном университете штата Мараньяо на кафедре физики. Является консультантом космического центра Алкантара. На этом космодроме совместные работы проводят бразильские, украинские и российские специалисты.

— Практически все большие города Бразилии расположены вдоль побережья Атлантического океана, в том числе город Сан-Луис, в котором я живу, — рассказал профессор Ройтман. — Рядом с ним находится главный космодром страны (всего их четыре), с сотрудниками которого постоянно общаюсь, участвуя в исследовании аварий космических аппаратов.

Бразилию не назовешь космической державой, но реально здесь начали заниматься космонавтикой с конца 50-х годов прошлого века, когда американцы размещали пункты слежения за своими спутниками вдоль побережья Бразилии, которая занимает территорию от экватора чуть ли не до Антарктиды. Развивая космические исследования, страна повышает свой общий интеллектуальный уровень, поэтому и выделяет на них до 2 млрд. долл. в год.

— Как началось ваше сотрудничество с бразильскими специалистами?

— После катастрофы с американским космическим кораблем «Колумбия», случившейся в начале 2003 года, я опубликовал в нескольких местных газетах статьи, в которых высказал свою точку зрения на трагедию. Ректор университета попросил выступить с анализом этой проблемы перед студентами и преподавателями, а местная пресса сообщила о предстоящем выступлении украинского профессора. На встречу пришло довольно много людей, приехал замначальника космодрома Алкантара. Он потом со мной беседовал, задал много вопросов. Были газетчики и телевидение, благодаря их репортажам мое имя стало достаточно известным в стране. Стал регулярно встречаться с работниками космодрома, помогать в освоении русского языка, обсуждать вопросы, с которыми был знаком по работе в авиации.

— Ваши выводы о причинах гибели «Колумбии» отличались от официальных?

— Существенно. По версии NASA при запуске корабля от его корпуса отвалилось несколько термозащитных плиток. Но во время полета американцы демонстрировали шоу, а к техническим проблемам отнеслись халатно. В российских экипажах всегда есть бортинженер, отвечающий за состояние корабля. У американцев такого специалиста не было, поэтому при посадке они не смогли оценить предаварийную ситуацию. «Колумбия» вошла в атмосферу под очень крутым углом, но специалиста, который бы смог предотвратить это, на борту не было.

После истории с «Колумбией» меня стали привлекать к анализу других ситуаций, связанных с безопасностью полетов. Когда США воевали в Ираке, то у них часто падали вертолеты сами по себе. Ко мне приехал журналист и попросил разъяснить, почему вертолеты, в которые никто не стреляет, разбиваются? Дело в том, что в военных условиях не всегда соблюдаются эксплуатационные режимы. Если, например, вертолет быстро и круто вынужден совершить маневр, то у него может отвалиться лопасть или какая-нибудь другая ответственная деталь. На войне, где техники очень много, она может разрушиться без огневых попаданий в неё.

Пока люди не погибли, многие в Бразилии не понимали, что ракеты и космос — это опасно

— Потом была довольно тревожная ситуация с итальянским спутником, — продолжает рассказ Анатолий Ройтман. — Этот спутник 15 лет выполнял порученные ему задачи, но потом стал снижаться, и был взорван на орбите. Аппарат разлетелся на части, но один большой кусок в 120 килограммов остался и, падая с высоты 200 км, представлял для людей опасность. Предположительно он мог упасть на один из трех штатов Бразилии, в частности, Мараньяо. 26 апреля 2003 года, в субботу, меня разыскали прямо на лекции и попросили дать срочные рекомендации по обеспечению безопасности штата. Удивило, что большой чиновник по чрезвычайным ситуациям, выступавший по телевизору по этому поводу, не знал, что нужно делать в таких обстоятельствах. Я посоветовал элементарные вещи: людям не собираться группами, не выходить на пляжи, на случай, если обломок спутника попадет в важный электротехнический объект, проверить и подготовить резервные энергетические мощности. Все, о чем говорил, было обнародовано и сделано. К счастью кусок спутника упал в океан в сотне километров от берега и никакого вреда не причинил.

В августе того же года на космодроме Алкантара во время опробования бразильской твердотопливной ракеты за день-два до старта произошел взрыв. Погиб 21 человек, специалисты космического института, который находится под Сан-Паулу. Запуск ракеты был назначен на 22 августа, День солдата (есть такой праздник в Бразилии). За несколько дней до этого на специальном совещании шла речь о том, что в ракете обнаружились неполадки. Я настаивал: отложите пуск на пару недель, не допускайте на стартовой площадке скопления людей. Кое-кто открыто смеялся: зачем я пугаю, что может случиться? Вся страна ждала шоу, старт должны были показать по телевидению. Пока люди не погибли, многие даже не понимали, что ракеты и космос — это опасно. В стране был объявлен траур, всю космическую программу приостановили на несколько лет. К слову, по моей инициативе при губернаторе штата, где я живу, создается институт аэрокосмических исследований, который среди прочего займется и безопасностью полетов.

Возвращаясь к трагедии на космодроме Алкантара, замечу, что украинцев не допустили в состав комиссии по расследованию причин взрыва. Россияне же, два месяца изучавшие все обстоятельства, главной причиной взрыва ракеты назвали… малое финансирование президентом Бразилии космической отрасли. Вместо технической причины катастрофы написали то, о чем их, видимо, попросили.

— Расскажите подробнее об украинско-бразильских контактах в области космоса.

— Еще в 2003 году было создано совместное космическое предприятие, должное обеспечить запуск бразильского спутника с космодрома Алкантара до конца 2006 года. Бразилия взяла на себя ответственность за создание инфраструктуры космодрома, а Украина — создание и запуск спутников жидкостной ракеты «Циклон-4». Нашу часть договора обеспечивают, в частности, КБ «Южное» и «Южный машиностроительный завод» (г. Днепропетровск). В Бразилии отлично понимают значимость такого сотрудничества, ведь когда космический центр в Алкантаре заработает на полную мощность, появится возможность осуществлять коммерческие запуски для США, Франции, Германии, Швеции, других стран. Казалось бы, все нормально, но реализация совместного проекта с некоторых пор находится под угрозой срыва. Дело в том, что по условиям договора бразильские специалисты во время запусков украинских ракет с космодрома Алкантара не будут допускаться на стартовую площадку. Украина объясняет это тем, что ее космические технологии носят военный характер и не могут быть переданы другой стране. После того как пресса Бразилии написала, что украинцы в присутствии бразильцев отказались вскрывать привезенный на космодром контейнер с оборудованием, 11 ноября 2004 года в стенах Сената разразился настоящий скандал. Президент Бразилии Луис Инасио Лула произнес с возмущением примерно такую фразу: «Шесть лет назад нам предлагали на таких же условиях подписать контракт с США. Я был тогда в оппозиции и настоял, чтоб контракт не подписывали. Почему для Украины должно быть сделано исключение?». Желающих убедиться в правоте моих слов отсылаю хотя бы к популярным в Бразилии изданиям Folha de S. Paulo, O Estado do Maranhao, Интернет-сайту http://www.ufma.br, рассказавших об инциденте в сенате. После этого Лула поехал к Путину, сделав, очевидно, ставку в дальнейших космических контактах на Россию. Как известно, в начале апреля этого года бразильский космонавт совместно с россиянами летал в космос на их «Союзе».

— Как отреагировала на возникшие осложнения украинская сторона?

— Я говорил нашему послу в Бразилии Олегу Богаевскому: «Закройте скандал, можно ведь потерять многомиллионный контракт». Он попросил изложить все в официальном письме, что и сделал. Более того, написал большую статью со своими рекомендациями, попросив передать ее в Украину. Судя по всему, посольство никак не отреагировало, во всяком случае, ни в одной украинской газете своей статьи не увидел.

* * *

Анатолий Ройтман считает, что его четырехлетний опыт научно-технического сотрудничества с бразильцами позволяет давать некоторые советы украинским специалистам.

— Ни в коей мере не хочу обидеть своих земляков, но обидно видеть, как наша страна теряет авторитет, — рассуждает мой собеседник. — Практически ежемесячно на космодром приезжают команды украинцев из 10—15 человек. Предполагается, что все они квалифицированные специалисты, но, к сожалению, я много раз убеждался: среди настоящих профи немало и чьих-то знакомых, друзей, родственников, не имеющих к космической тематике ни малейшего отношения. Используя связи, люди за государственный счет фактически путешествуют. Наблюдал сцены, когда наши якобы специалисты не знали ответов на конкретные вопросы, задаваемые их бразильскими коллегами.

В Бразилии спиртные напитки очень дешевы, чем приезжающие из Украины неизбежно с избытком пользуются. Наш человек, следуя домашней привычке, запросто идет на работу «после вчерашнего». Даже не ведая, что появление на рабочем месте сотрудника, от которого разит перегаром, в Бразилии сродни большому ЧП. Не принято в Бразилии исполнять застольные песни, ходить на работу в шортах. Досадно, что эти и подобные «мелочи» часто не берутся в расчет теми, кто едет на работу в Бразилию. В итоге ведь страдает престиж Украины и присылаемых ею специалистов.

Комментарий НКАУ

Если проанализировать высказывания господина Ройтмана по поводу украинско-бразильского сотрудничества в космической области, то можно сделать два вывода: во-первых, они не соответствуют действительности, а во-вторых, он слабо информирован о ходе реализации проекта по созданию космического ракетного комплекса «Циклон-4» на пусковом центре Алкантара.

В 2003 году в принципе не могло быть создано украинско-бразильское предприятие, которое должно обеспечивать запуски спутников с космодрома Алкантара, так как только 21 октября 2003 года было подписано межгосударственное соглашение между Украиной и Федеративной Республикой Бразилия о долгосрочном сотрудничестве в использовании РН «Циклон-4» на пусковом центре Алкантара. Это соглашение вступило в силу в 2004 году, когда были выполнены все необходимые внутригосударственные процедуры. В этом же году украинская и бразильская стороны начали проводить работы по созданию международной компании «Алкантара Циклон Спейс». Можно также сказать, что до настоящего времени такое предприятие не создано, т.к. в соответствии с законодательством Бразилии устав предприятия необходимо утвердить либо в конгрессе, либо президент Бразилии должен издать соответствующий декрет.

Во-вторых, 21 января 2002 года было подписано межправительственное украинско-бразильское соглашение о защите технологий, связанных с участием Украины в запусках с пускового центра Алкантара, которое вступило в силу в 2005 году. Соглашения о защите технологий в соответствии с международным режимом контроля за ракетными технологиями являются необходимым элементом при реализации любого международного проекта. В ст. IV украинско-бразильского соглашения о защите технологий четко определены принципы и механизмы контроля за ракетой-носителем, космическими аппаратами, оборудованием и техническими данными.

Кроме того, НКАУ официально заявляет, что до настоящего времени на пусковой центр Алкантара не завозилось никакого оборудования.

Если говорить о реализации проекта в целом, необходимо отметить следующее: в соответствии с тактико-техническим заданием украинская сторона полностью обеспечивает разработку ракеты-носителя «Циклон-4», ее комплексное испытание, подготовку производственной базы, изготовление технологического макета и первого летного образца.

После утверждения бразильской стороной устава международной компании «Алкантара Циклон Спейс» реализация проекта сразу перейдет к фазе практических действий.

P. S. Когда эта публикация была подготовлена, стало известно, что 4 сентября 2006 года в Федеративной Республике Бразилия в правительственном издании «Диарио официал» опубликован устав украинско-бразильской совместной компании «Алкантара Циклон Спейс». После этой публикации устав вступил в силу на территории Бразилии, что дает возможность в ближайшее время начать практическое создание совместной компании и работы на пусковом центре Алкантара по сооружению стартового комплекса для украинской ракеты-носителя «Циклон-4». В конце 2005 года устав совместной компании вступил в силу в Украине.

Александр ВАЛЬКОВСКИЙ,
заведующий сектором взаимодействия со СМИ и рекламно-выставочной деятельности НКАУ

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК