Академик Василий Чехун: "Украине нужна государственная стратегия по усовершенствованию онкологической помощи населению"

20 декабря, 2019, 16:48 Распечатать Выпуск №49, 21 декабря-26 декабря

Статистические данные безжалостно присуждают Украине второе место в Европе по темпам распространения онкологии. А профилактика онкопатологий отсутствует.

Каждый пациент должен получить лучшую помощь независимо от того, где он находится. 

Клаудио Ломбардо

В Украине свыше одного миллиона больных раком. По темпам распространения онкозаболеваний наша страна занимает второе место в Европе. При этом у нас практически нет профилактики онкопатологий. 

Об этом свидетельствует сухая статистика, и обеспокоенно говорят специалисты. В то же время в Украине есть научные разработки с доказанной клинической эффективностью, благодаря которым можно существенным образом улучшить  оказание медицинской помощи онкобольным и снизить смертность от рака. Впрочем, достижениями наших ученых в этом направлении больше интересуются за пределами страны. 

Недавно в Киеве состоялась II Международная конференция "Опухоль и организм: новые аспекты старой проблемы". Украинские ученые и медики и их коллеги из США, Канады, Италии, Бельгии, Швеции, Франции, Катара, Литвы обсудили широкий спектр фундаментальных и прикладных вопросов, касающихся диагностики и лечения больных со злокачественными новообразованиями.

 О современных разработках и возможностях, новейших трендах в преодолении рака и итогах представительного форума — в интервью с директором Института экспериментальной патологии, онкологии и радиобиологии (ИЭПОР) имени Р.Кавецкого НАН Украины академиком НАНУ Василием Чехуном.

— Прежде всего хочу заметить, что эта международная научная конференция была посвящена 120-летию со дня рождения Р.Кавецкого и 25-й годовщине членства ИЭПОР в Организации европейских институтов рака (OECI). На мой взгляд, указанные даты довольно символические, ведь направление, начатое Ростиславом Евгеньевичем Кавецким — достичь успеха в борьбе с раком не просто уничтожением опухоли, а через поддержку самого организма для уничтожения опухоли, — приобретает все большее признание в мире. Именно Ростислав Евгеньевич сформулировал концепцию коммуникации опухоли и организма. Раньше такой подход не воспринимался как стратегическое направление. Но прошло время, и стало понятно, что мы на правильном пути. Кстати, первая конференция на тему "Взаимоотношения опухоли и организма" состоялась более десяти лет назад, вскоре после расшифровки генома человека. 

— И были ожидания, что после расшифровки генома удастся решить проблему рака.

— Конечно. Этот вопрос тогда активно дискутировался в средствах массовой информации и на научных конференциях. Мой доклад на той конференции назывался "Взаимоотношения опухоли и организма в постгеномную эру". Анализируя достижение того времени, научные работники поняли, что для значительного прогресса  в решении проблемы рака не хватает дополнительной информации, связанной с особенностями регуляции экспрессии генов. Именно поэтому мировое научное сообщество сконцентрировало свои усилия на данном направлении. Мы не стояли в стороне. Начатые в нашем институте исследования по поиску регуляторных молекул имели перспективу. Вскоре стало понятно, что есть еще много тайн природы, которые не разгадать только благодаря расшифровке генома. Это было начало активного исследования микроРНК. 

Наша обзорная статья о роли микроРНК в канцерогенезе вышла в журнале Experimental oncology фактически параллельно с присуждением Нобелевской премии в области физиологии и медицины за 2006 год американским ученым-генетикам Эндрю Файру и Крейгу Меллоу за открытие РНК-интерференции — явления регуляции и экспрессии генов в биологических системах, открывшего колоссальные перспективы как в фундаментальной, так и в прикладной сферах.

С того времени исследования роли микроРНК во взаимоотношениях между опухолью и организмом в нашем институте двигались по восходящей. 

— "Темной материи" генома? Что говорит современная наука о роли микроРНК в злокачественном процессе? 

— Эта роль чрезвычайно важна. По многим соображениям. С одной стороны, здесь действительно заложены глубинные механизмы регуляции экспрессии генов, а с другой — микроРНК доступнее для исследования и их регуляции. Если, говоря упрощенно, в геноме хранится вся информация о структуре и функции организма, например цвет волос, разрез глаз и тому подобное, — это от Бога и родителей, так сказать, "Богу Богово", то считывать эту информацию помогают, собственно, микроРНК. Здесь следует вспомнить вторую часть упомянутого крылатого выражения — "кесарю кесарево". Эти маленькие молекулы, взаимодействуя с другими РНК, могут блокировать функции генов, прекращая синтез того или иного белка. Указанное явление получило название РНК-интерференции. Для нас, ученых, эпигенетический уровень регуляции интересен тем, что он доступнее для анализа и исследования злокачественного процесса в динамике. И еще очень важно — эпигенетические процессы в клетке можно регулировать частично даже с помощью продуктов питания и других многочисленных факторов. Сегодня уже появились соответствующие базы данных, позволяющие отслеживать развитие событий в клетке и смотреть в будущее. 

— То есть можно получить портрет опухолевой клетки? Когда враг опознан, то легче обезопаситься или обезвредить его.

— Да, мы можем буквально идентифицировать каждый этап развития опухолевого процесса и сказать, насколько раковая опухоль агрессивна, каким может быть дальнейшее развитие событий. Но, что особенно хочу заметить, — этот портрет реален только на момент забора клетки из опухоли. Как эта клетка будет вести себя дальше — никто не знает. Именно микроРНК выписывают, так сказать, сюжет дальнейшего поведения клетки. Поэтому микроРНК сегодня является интересным, доступным и перспективным объектом как для диагностики, так и для оценки эффективности терапии, прогноза течения болезни, а также для реабилитации онкобольных.

— О микроРНК иногда говорят как о грани между живым и неживым. Где эта грань?..

— Процитирую одного из моих уважаемых учителей, Геннадия Харлампиевича Мацуку, замечательного ученого-генетика и необычайно интересного человека. На одной из публичных лекций, обращаясь к заинтересованной аудитории, он спросил: "Знаете ли вы, чем отличается гомо сапиенс от головки капусты?". Возникла тишина. И тогда ученый сам ответил на свой вопрос: "Ничем. Только последовательностью нуклеотидов". Все мы со школы знаем, что ДНК состоит из четырех нуклеотидов: аденин, гуанин, цитозин, тимин. МикроРНК — это небольшие некодирующие РНК длиной всего 18–30 нуклеотидов, участвующих в посттранскрипционной регуляции экспрессии генов, которые есть в листочке, червячке, той же капусте — повсюду. Эта небольшая последовательность нуклеотидов условно неполноценная, сама по себе она безжизненная, еще не белок. И это действительно грань между живым и неживым. Вот такой удивительный микромир...

— Какие уже есть обнадеживающие результаты в практической плоскости?

— Болезнь очень важно выявить на ранних стадиях. Именно эти молекулы позволяют выявлять изменения еще на доклиническом проявлении онкологического процесса. То есть когда еще никакие признаки, даже морфологические, не обнаруживаются в биологической ткани — не обязательно опухоли, а в каком-то воспалительном процессе, — то по уровню микроРНК в биологических жидкостях уже видно, чего ждать. Разработанный нами диагностический алгоритм — Онко Check-Up — применяется для ранней диагностики и скрининга онкологических заболеваний. То есть фактически мы сегодня открыли новые возможности для ранней диагностики и скрининга. Как вы думаете, почему за границей успешнее лечат онкопатологии? Нет, дело не в современных медпрепаратах (они применяются и у нас), а в диагностике. Именно в методах диагностики. Методы, предложенные нами, очень важны еще на доклиническом проявлении. Потому что когда уже появляется зачаток опухоли объемом 1 кубический миллиметр, то этот процесс довольно трудно остановить. Поскольку конгломерат опухолевых клеток образовывает свое микроокружение, становясь фактически дирижером ритма для других клеток и всего организма. Но на доклиническом этапе с помощью средств профилактики можно приостановить или затормозить злокачественный процесс. 

И поэтому мы пытаемся достучаться не столько даже к онкологам, сколько к врачам первичной помощи, семейным врачам. У них сегодня есть реальная возможность воспользоваться современными технологиями для скрининга и выявления онкопатологий. Известное выражение — болезнь легче предотвратить, чем вылечить ее, — всегда будет актуальным. 

Я не без оснований акцентировал внимание на скрининге и раннем выявлении онкопатологий, ведь это основа для снижения и заболеваемости, и смертности. К сожалению, в Украине эти показатели продолжают расти. Достичь снижения, прежде всего — смертности, можно благодаря ранней дифференциальной диагностике. Но когда уже возникает злокачественный процесс, то и врач, и пациент должны применить весь арсенал существующих современных методов терапии. 

— Многие имели горький опыт применения этого арсенала "вслепую". Врачи пытаются соблюдать обычные стандарты лечения, а подходит ли тот или иной препарат конкретному пациенту — нередко становится известно слишком поздно…

— Стандарт — как средняя температура по палате. Стандартные схемы лечения онкобольных не учитывают чувствительности опухоли к действию противоопухолевой терапии. Должен быть индивидуальный подход. Сегодня мировым трендом является персонализированная медицина, и мы тоже работаем в этом направлении. В медицинскую практику внедряются инновационные разработки нашего института. Например, система ОНКО Drag Test позволяет определять индивидуальную чувствительность к противоопухолевым препаратам, подбирать наиболее эффективные варианты персонализированной терапии. По микроРНК, взятым из биоматериала конкретного пациента, определяется его чувствительность к тому или иному препарату. От этого зависит эффективность онкотерапии. Кроме того, система дает врачу возможность отслеживать ход опухолевого процесса и риск возникновения рецидива. Ведь злокачественное новообразование — это динамический турбулентный процесс, и вслепую с ним не справиться. 

— Эти системы уже применяются в практической медицине, в частности в онкоцентрах?

— К сожалению, далеко не везде. Применяют только врачи творческие, вдумчивые, инициативные. Массово же — нет. Поэтому такая высокая смертность. И это тогда, когда уже есть возможность для исследования чувствительности к химиотерапии. Могу привести много примеров, когда лечение по стандарту было неэффективным, а после того, как правильно подобрали препарат, получили клинически доказанный эффект.

Вот у меня на столе Информационное письмо, изданное и разосланное "Укрмедпатентинформом" в более 100 профильных учреждений, о применении полиохимиотерапии на трижды негативный, то есть крайне агрессивный, рак молочной железы. Таких пациентов очень много. А этот вид рака чрезвычайно резистентный к химиотерапии. Мы здесь показываем, что нельзя вслепую давать препараты по схеме, надо определить, к какому препарату будет чувствительность. Ведь если назначить препарат, который не будет убивать опухоль, то таким образом мы будем помогать опухоли стать еще агрессивнее. У опухолевой клетки значительно больше механизмов для защиты, она проще по своей природе и быстрее защитится от действия химиотерапии.

Обидно, что консервативные врачи противостоят новациям. Иногда говорят: можем направить пациента на исследование, но полученных данных ему в руки не давайте. Меня просто поражает цинизм, которым руководствуется такой эскулап. Его устраивает старая система, старая схема, когда не надо думать. 

— Причина только в консерватизме? 

— Видимо, не только. И поэтому сегодня мы организовываем "отряд особого назначения", который будет ездить в регионы и доносить до сознания врачей-онкологов и руководителей онкологической помощи на местах информацию о возможностях современных технологий. Мы поставили перед собой задачу: общими усилиями научных работников и врачей-практиков изменить к лучшему ситуацию с онкозаболеваниями, повысить выживаемость и снизить смертность от рака в Украине. Это такой первый практический вывод из международной научной конференции, недавно проходившей в Киеве.

— В конференции участвовали не только ученые, но и клиницисты, организаторы онкологической службы. За круглым столом обсуждали пути усовершенствования онкологической помощи в Украине, внедрение европейских стандартов персонализированного лечения больных раком. На чем сошлись?

— Круглый стол на тему "Пути имплементации стандартов ЕС персонализированной диагностики и лечения онкологических больных в Украине" состоялся под эгидой профессора Клаудио Ломбардо (Брюсcель), директора ОЕСІ — европейского института, занимающегося проблемами координации противораковых исследований и сотрудничества многочисленных онкологических институтов в странах Европы. Клиницисты из разных регионов Украины имели возможность проанализировать ситуацию по состоянию на сегодняшний день и сравнить ее с европейскими нормами и стандартами. К.Ломбардо подробно рассказал, как организована европейская система предоставления онкологической помощи. У нее четыре уровня — от первичного до высшего, где все четко регламентировано. Профессор Ломбардо подчеркнул, что европейскими нормами предусмотрен один онкоцентр высшей квалификации на пять миллионов населения. В Украине онкоцентров значительно больше, и многие их них, чего греха таить, не соответствуют современным требованиям. Но проведя реальные реформы и правильно перераспределив средства, мы бы могли создать современные онкоцентры, имплементировать европейские нормы и значительно повысить уровень диагностики и предоставления высококвалифицированной помощи. И я понял, где у нас барьеры… А возьмем общегосударственную программу борьбы с онкологическими заболеваниями. В ней львиная доля отводится закупке лекарственных средств. Разве это программа? Если исходить из европейского стандарта, то онкоцентров у нас слишком много. А какое качество предоставления помощи, какая результативность лечения? Здесь уже различие не в нашу пользу. Если ставим цель повысить качество предоставления онкологической помощи населению Украины, то не такая программа должна быть — необходима государственная стратегия по усовершенствованию онкологической помощи населению. То есть должно быть государственное видение и понимание состояния проблемы и перспектив работы с ней. 

В завершение несколько штрихов о форуме. Его тематика очень заинтересовала зарубежных гостей. После посещения Института имени Ростислава Кавецкого Анжело Парадизо, отвечающий в одной из программ ЕС за персонификацию диагностики и терапии онкологических больных, предложил в следующем году провести на базе нашего научного учреждения европейский форум. Это свидетельствует об актуальности направлений исследований нашего института, в частности — исследования роли микроРНК в опухолях и их микроокружении, занимающие сегодня главное место в изучении биологии опухолевого процесса в мировой науке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1278, 18 января-24 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно