Мифы и реальность кредитования в Украине

12 февраля, 16:00 Распечатать Выпуск №1281, 8 февраля-14 февраля

Можно взять потребительский заем или "деньги до зарплаты", но шансы получить средства резко снижаются, если вам понадобится что-то большее, чем утюг в рассрочку, например кредит на новое оборудование или закупку сырья. ZN.UA рассказывает, как возобновить кредитование бизнеса в Украине.

В последние годы кредитование в нашем государстве не развивается. Да, правительство предлагает льготные кредиты для малого и среднего бизнеса, но что делать компаниям, которые под критерии льготной программы не подпадают? Тем более что объемы финансирования по программе не могут удовлетворить нынешние кредитные аппетиты всей экономики. Так что попробуем разобраться, почему кредитование не развивается и как этому помочь.

В Украине доля кредитов, предоставленных банками частному сектору, неуклонно снижается начиная с 2014 года и по состоянию на конец 2019-го составляла около 25%, а без учета проблемной задолженности — менее 15%. И в первом, и во втором случае это наименьший показатель в нашем восточноевропейском регионе.

Остатки по кредитам, предоставленным бизнесу за 11 месяцев прошлого года, по сравнению с началом 2019-го сокращаются практически по всем видам экономической деятельности, сопровождаясь снижением как задолженности по чистым кредитам, так и резервов под обесценивание кредитов (см. табл.).

Объем задолженности по кредитным договорам
НБУ

Параллельно уменьшается кредитование предприятий малого и среднего бизнеса. По информации Минэкономики, за два года оно сократилось на 18%, до 263 миллиардов гривен (по состоянию на 1 октября 2019 года). Доля банковского кредита в капитальных инвестициях предприятий за последние пять лет уменьшилась почти вдвое и на сегодняшний день составляет всего 8% от общей суммы средств, инвестируемых предприятиями в это направление. Банковские кредиты преимущественно направляются в торговлю и отрасли с низкой добавленной стоимостью (около 60% от общей суммы выданных кредитов), удовлетворяя потребности предприятий в оборотном капитале, при этом практически не обеспечивая расширенного воспроизводства их производственных мощностей. В частности, доля кредитов, предоставленных предприятиям машиностроительного комплекса, в котором основные фонды играют ведущую роль, составляет менее 2%.

Банки все больше отходят от кредитования реального сектора экономики — покупают ОВГЗ, депозитные сертификаты НБУ и активно развивают кэш-кредиты. Если проанализировать вложения банков в ценные бумаги и другие финансовые инвестиции (за исключением государственных банков, потому что там значительная доля ОВГЗ в балансах возникла вследствие их докапитализации государством), наблюдается рост вложений частных банков в ценные бумаги и другие финансовые инвестиции. Эти вложения в общих активах увеличились за два года на 9 процентных пунктов, до 17,5%. Соотношение ценных бумаг и других финансовых инвестиций к кредитам банков выросло за два года на 12 процентных пунктов, до 24,7%.

Потребительское кредитование на протяжении последних двух лет увеличивается темпами свыше 30%. Оно представляет больший интерес для банков из-за более высокой маржинальности. Но это консервирует бедность и усиливает риски финансовой стабильности из-за возможных неплатежей заемщиков в перспективе. Кроме того, потребительское кредитование — это, как правило, финансирование импорта при отрицательном сальдо торгового баланса, что в перспективе может оказать негативное влияние на курс гривни.

Также потребительское кредитование — это вызов социальной политике государства (кредитуются в основном малообеспеченные граждане). Бессмысленно пытаться бороться с бедностью, увеличивая минимальную зарплату, если она направляется на погашение кредитов и космических процентов. Реальная бедность и социальная напряженность будут только усиливаться.

Считаю, многие из нас задумывались над вопросом: почему в Украине не развивается кредитование, несмотря на то, что это приоритетное направление согласно стратегии НБУ?

Обсуждаются практически одни и те же причины: некого кредитовать, неэффективная судебная система, высокая доля проблемных активов. К этому перечню НБУ также добавляет высокую учетную ставку (одну из самых высоких в мире в 2019 году).

Согласен на 100% с перечисленными выше причинами, но есть и другие, которые в том числе зависят от НБУ и также отрицательно влияют на развитие кредитования.

Мы все знаем, что НБУ на протяжении 2018–2019 годов проводил жесткую монетарную политику. В результате этой политики у нас были одна из самых высоких учетных ставок в мире в 2019 году и наибольшее укрепление гривни относительно доллара США (почти 20%). У нас также очень жесткая кредитная политика (жесткие регуляторные требования к активным операциям банков).

На сегодняшний день действующие требования к капиталу банков и/или требования к ликвидности обеспечения под предоставленные кредиты очень жесткие даже по сравнению с Базельскими требованиями. Требования НБУ об определении кредитного риска по активным операциям более жесткие, чем требования Международных стандартов финансовой отчетности. Следствием этого является дополнительная нагрузка на регулятивный капитал банка в сумме превышения суммы чистого кредитного риска над резервом согласно Международным стандартам финансовой отчетности.

Например, норматив адекватности капитала в Украине (Н2) установлен на уровне 10%, тогда как согласно Базелю он должен быть не ниже 8%. При этом уже сейчас норматив Н2 в целом по банковской системе Украины составляет 18,72% (норматив постоянно увеличивается с 12,69% в начале 2017 года до 18,72% на декабрь 2019 года), что говорит об излишке капитала в банковской системе и значительных возможностях по увеличению объемов кредитования реальной экономики. То есть банки не кредитуют предприятия не потому, что некого кредитовать, а потому что у нас жесткие регуляторные требования, значительно ограничивающие круг заемщиков. Кроме того, у нас неадекватная экономическим условиям в Украине политика стресс-тестирования НБУ, которая по сути заставляет банки сокращать свои кредитные портфели. Как следствие, банки вкладывают средства в депозитные сертификаты НБУ и ОВГЗ, поскольку в этом случае не надо формировать резервы, влияющие на уменьшение капитала.

Другой проблемой стресс-тестирования является выбор слишком высоких коэффициентов миграции кредитов в неработающие для разных видов кредитных продуктов согласно негативному сценарию. Так, наибольший коэффициент миграции используется для ипотечных кредитов (25,10% в гривне), что даже превышает коэффициент миграции для cash-кредитов (20,9%). Это делает невозможным для банков развитие ипотечного кредитования, — продукт с низкой маржой нуждается в значительном размере капитала.

По моему глубокому убеждению, сегодня банковская система может увеличить объемы кредитования, но она этого не делает из-за жесткой кредитной политики. В последние годы, как видим, банковские реформы внедряются с каким-то надрывом, с желанием сделать быстрее и жестче, чем в Европе. Поэтому, собственно, Совет НБУ и рекомендует Правлению НБУ для развития кредитования "оптимальное ослабление регуляторных требований и применение стимулирующих инструментов денежно-кредитной политики".

Дополнительно активизировать кредитование могут, по моему мнению, следующие меры.

1. Ослабление НБУ процедур кредитования проектов корпоративных клиентов, клиентов малого и среднего бизнеса и физических лиц. Пересмотр норм оценки риска кредитов клиентов и оценки их залога.

2. Внедрение структурной кредитной политики, предусматривающей меры, направленные на изменение структуры портфеля банков в сторону корпоративных и ипотечных кредитов, МСП и обеспечения достаточного уровня развития кредитования этих направлений.

3. Создание механизма долгосрочного рефинансирования банков (в том числе зависимость объемов и стоимости кредитов, предоставленных НБУ банкам, от объемов и качества кредитов, предоставляемых банками предприятиям реального сектора экономики).

4. Смягчение требований к резервированию привлеченных средств в иностранной валюте.

5. Содействие созданию для предприятий альтернативных источников получения заимствований (развитие фондового и страхового рынков, негосударственных пенсионных фондов, которые бы могли стать альтернативным источником финансирования для предприятий и подтолкнули банки уменьшить процентные ставки).

6. Отмена налога на проценты по депозитным вкладам и увеличение гарантированной суммы возмещения за счет ФГВФЛ с 200 до 500 тысяч гривен.

7. Усовершенствование механизма стресс-тестирования банков (пересмотр сценариев, заложенных в модели) и финансового мониторинга клиентов банками.

8. Внесение изменений в Закон Украины "О банках и банковской деятельности" с целью упростить регулирование деятельности небольших банков в Украине и требования о внедрении корпоративного управления и системы управления рисками в небольших банках.

9. Решение вопроса с проблемной задолженностью банков.

10. Разработка государственных целевых программ по поддержке экспорта в Украине и мер бюджетно-налогового стимулирования этого направления. Обеспечение работы Экспортно-кредитного агентства Украины в первом полугодии 2020 года.

11. Обеспечение неуклонного выполнения указа президента №837/2019 от 9 ноября 2019 года об удвоении использования средств международных финансовых организаций на протяжении 2020 года.

Понятно, что есть еще много других направлений, о которых мы поговорим в следующих публикациях. В ходе заседания Совета НБУ Правление НБУ заявило, что 2020-й будет годом развития ипотечного кредитования. Надеюсь, что так и будет. Но хочется верить, что будут развиваться и другие виды кредитования. И НБУ сможет выполнить свою третью приоритетную цель согласно стратегии — "восстановление кредитования"…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1281, 8 февраля-14 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно