Реформа налогообложения: косвенные налоги

20 мая, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 20 мая-27 мая

Не приоритетным, нет — единственным компенсатором потерь бюджета  от уменьшения поступлений прямых налогов являются именно косвенные налоги.

 

Что каждый из нас понимает под налогом? Обременение? Дань? Узаконенный грабеж? Плату за блага цивилизации? Вполне предсказуемо и обоснованно мы воспринимаем налогообложение субъективно исключительно с материальной точки зрения, умышленно упуская из виду сущностные характеристики налогообложения, лежащие в основе налоговых отношений. Ведь налог не является исключительно средством наполнения государственного бюджета либо инструментом регулирования экономических отношений в стране. 

Налог есть нечто большее. Он выражает позитивную финансовую ответственность людей в отношении друг друга и политического общества, в котором они живут. Налог есть основа для взаимодействия между ними, справедливого либо не справедливого распределения взносов между гражданами. Налог есть обязанность гражданина, но и его право одновременно. Право требовать от государства в лице конкретного чиновника, полицейского, пожарника выполнения возложенных на них обязанностей в той же мере, в которой эти обязанности выполняет налогоплательщик. Налог есть достоинство гражданина, его чувство полноправного, ответственного члена общества. С другой стороны, основная функция государства в налогообложении состоит не в том, чтобы собрать максимум средств с налогоплательщиков, но в том, чтобы собрать необходимый минимум наилучшим, самым справедливым из всех возможных, способом, а также потратить их эффективно и в полном соответствии с требованиями законодательства.

Причина не в нас?

Так мы видим гармонию налоговых отношений между человеком и государством. Очевидно, что прямо противоположное мы наблюдаем в нашей стране. Конечно, как любое развивающееся общество мы склонны искать причину не в себе, а вовне — хотя бы в нашем государстве: выбираем не тех, выбираем не так, нас обманывают. Но ведь "причина не в нас" — это иллюзия, позволяющая переложить ответственность с себя на абстрактное или персонализированное в конкретном человеке (людях) государство. Быть обманутым — это слабость, это удел детей, но и рабов. Это мировоззрение жертвы, которым невозможно гордиться, крайне опасно культивировать, его надо в себе подавлять и выдавливать из себя настолько, насколько это возможно по капле, как раба.

Кстати, такое мировоззрение полностью соответствует парадигме русского мира, от которой многие из нас стараются уйти, избрав в качестве альтернативы прозападную цивилизацию. Однако отказ от одной русской культуры путем поглощения другой, прозападной — ложный путь, путь саморазрушения. Гораздо мудрее взять от обеих цивилизаций самое лучшее, выстроив на их ценностях свой культурный код. Скажем, отбросив товарность человеческих отношений как основу современной западной цивилизации, старательно навязываемую ею миру.

Наш путь должен стать особым в человеческой истории. Мы должны дать миру новое понимание развития, не ассимилировавшись с соседями, но на границе их ценностей и территорий породив новую, лучшую цивилизацию либо, если хотите, возродив ту, что существовала здесь тысячу лет назад.

Без всякого сомнения, одним из столпов нашей цивилизации должна стать наша финансовая система, плотно подсаженная реформаторами на паллиативную иглу финансовой помощи МВФ. Предсмертные муки госфинансов не оставляют перед нами выбора в необходимости новых системных подходов к формированию источников государственного бюджета.

Вообще в политической философии налогообложению уделяется несправедливо мало внимания. Несмотря на то, что именно налоги стоят за внешним фасадом многих исторических событий, лучшие умы человечества стыдливо обходили тему налогов, затрагивая ее только косвенно, эпизодически. Однако не надо быть Ж.-Ж.Руссо, чтобы определить, что справедливое общество невозможно построить без справедливой системы налогообложения, воспринимаемой таковой всеми членами общества.

Очевидно, что сегодня граждане нашей страны не воспринимают систему налогов как справедливую, о чем свидетельствует объем теневого сектора экономики, оцениваемый специалистами в объеме более 50% ВВП. Не нужно быть Дж. Кейнсом, чтобы установить, что именно это обстоятельство является основным препятствием для проведения любой налоговой реформы. Любые изменения в налоговый закон столкнутся не только с невозможностью их реализации, но и создадут дискриминационные условия для налогоплательщиков, которые, несмотря ни на что, работают (в т.ч. и получают зарплаты) в правовом поле. Процесс борьбы с тенью будет болезненным и долгим при любой даже самой грамотной налоговой политике. Болезненным как для налогоплательщиков, так и для государственных деятелей, чей рейтинг вследствие такой борьбы, прогнозируемо, будет полностью уничтожен.

Первым шагом в процессе построения новой налоговой системы должна стать доработка системы администрирования. Процесс должен занять не менее года и состоять в построении эффективного механизма взаимодействия налогоплательщика и государства в сфере налоговых отношений (в т.ч. налогового контроля). О конкретных шагах в этом направлении мы уже писали (см. ZN.UA от 11.03.16 г.).

После этого одним из основных этапов налоговой реформы должно стать реформирование (доработка) системы налогообложения доходов как основной, определяющей части не просто системы налогообложения, но налоговой культуры всего украинского общества. Именно здесь взаимосвязь между государством и налогоплательщиком наиболее ощутима. Поэтому именно в плоскости реформирования налогообложения доходов лежит изменение осознания себя в налоговых отношениях украинских налогоплательщиком. Мы раскрыли этот вопрос в ZN.UA от 19.02.16 г.

Реформирование доходов предполагает предоставление системы льгот налогоплательщикам, необходимых для стимулирования развития отечественной экономики. При этом мы не предлагаем полностью отменить корпоративный налог по примеру Китая, равно как и реализовать какие-либо иные новомодные налоговые конструкции. Наша налоговая система и так достаточно побыла полигоном для экспериментов армии реформаторов-активистов еще до того времени, как слово "активист" стало ругательным. Поэтому льготы должны предоставляться точечно, взвешенно и только там, где действительно без них не обойтись (в отраслях экономики с возрастающей отдачей). Однако, любая льгота — это деньги, недополученные и без того дырявым государственным бюджетом. Как компенсировать потери?

Компенсатор потерь

Очевидно, что дальнейшее заимствование денежных средств у международных организаций не только не имеет какой-либо вразумительной экономической перспективы их возврата, но и причиняет прямой вред стране, загоняя ее в полную зависимость от сил, которые, мягко говоря, не желают нам добра. Мы уже попали под внешнее управление людей, которых мы не выбирали, настолько сильно, что уже сейчас выйти из этой зависимости будет крайне сложно, если мы не предполагаем на ближайшие 100 лет для своей страны роль колониального придатка западных держав. С другой стороны, уровень недоверия общества к государству не позволяет надеяться на успешную реализацию в Украине примера средневековой Флоренции, которая, как и другие итальянские города-государства кредитовалась на протяжении столетий собственными гражданами, покрывая расходы на войны за счет внутреннего размещения долговых ценных бумаг, а не налогов.

Исходя из этого, по нашему мнению — не приоритетным, нет — единственным компенсатором потерь бюджета от уменьшения поступлений от прямых налогов, а также потенциальным источником формирования дополнительных доходов являются именно косвенные налоги.

О справедливости или не справедливости косвенного налогообложения споры идут не одно столетие. Основным недостатком косвенного налогообложения вполне справедливо считается регрессивность, т.е. обложение меньшим налогом людей с более высоким доходом. В структуре расходов богатых косвенные налоги занимают меньший удельный вес, чем в структуре доходов бедных. Именно поэтому косвенные налоги считаются налогами на бедных, а недовольство косвенным налогообложением являлось основной причиной налоговых бунтов. Отметим, что аргумент о регрессивности косвенного налогообложения в некоторой степени нивелируется практикой налогообложения развитых стран, где используются несколько ставок налога, и для товаров/услуг первой необходимости применяется сниженная ставка налога, а для предметов роскоши — наоборот, повышенная. Подобная практика реализована и в Украине, где т.н. сбор на обязательное пенсионное страхование взимается при продаже объектов недвижимости, ювелирных изделий, мобильной связи, представляя собой косвенный налог.

Кроме того, отмечается также негативное влияние чрезмерного косвенного налогообложения на рост цен, сокращение потребления и, как следствие, при определенных условиях — охлаждение экономической активности. Однако, причинно-следственная связь между первым и вторым неочевидна и кроме всего остального зависит от объема уклонения от налогообложения внутри страны и объемов контрабанды, на которую закрывает то один, то другой глаз любое украинское правительство. Кстати, коррупциогенность косвенных налогов называется также в числе их недостатков. Хотя, здесь уже, как говорится, "с больной головы…".

Однако преимущества косвенного налогообложения с лихвой перекрывают его недостатки, а по меткому выражению английского премьер-министра Гладстона "спор о прямых и косвенных налогах подобен спору о том, какие женщины лучше: блондинки или брюнетки. Не знаю, как прочим, но мне нравятся и те, и другие". Так или иначе, косвенные налоги представлены во всех без исключения современных налоговых системах.

Но смогут ли косвенные налоги стать компенсаторами бюджетных потерь от отечественной налоговой реформы? Допустимо ли для украинской налоговой системы будет увеличение налоговой ставки НДС и акцизного налога? Давайте разберемся.

Налог на потребление

Исследователи отмечают нейтральность налога на потребление, который при равной налоговой ставке не влияет негативно на развитие различных отраслей экономики, а также упраздняет возможность двойного налогообложения. Как говорил когда-то предтеча классической экономической теории У.Петти: "больше всего раздражает людей обложение их более высоким налогом, чем их соседей". Таким образом, что очень важно, налог на потребление (кроме случаев отдельных патологий) не влечет непродуктивное изменение структуры экономики.

В пользу косвенных налогов говорит также то, что эти налоги имеют огромную базу налогообложения, а следовательно, и генерируют доход, превышающий доход от других обязательных платежей. Таким образом, они способны относительно быстро собрать значительные финансовые ресурсы, будучи при этом значительно менее заметны фактическому плательщику, чем прямые налоги. Ведь мы с вами платим косвенные налоги тогда, когда у нас есть деньги на определенный товар/услугу в момент их приобретения. При этом в рамках косвенных налогов для требующих поддержки отраслей экономики могут быть реализованы достаточно эффективные инструменты стимулирования бизнеса (см. напр., спецрежим уплаты НДС сельскохозяйственными товаропроизводителями).

Но первым и самым главным аргументом в пользу увеличения ставок косвенного налогообложения является развитый сравнительно с другими налогами механизм администрирования как НДС, так и акцизного налога. Разработанная еще прошлой властной командой и доработанная постмайданным правительством система электронного администрирования (СЭА) НДС уже вполне сносно работает на практике, значительно сокращая возможности для минимизации налога с использованием старых конвертационных схем. Конечно, шанс не заплатить налог у налогоплательщиков все еще есть (напр., схемы с импортерами, розницей…). Однако принять участие в этой игре с государством отважатся чем дальше, тем меньше налогоплательщиков, являющихся (по меткому выражению известного ученого Алекса Раскольникова) налогоплательщиками-игроками, предрасположенными рисковать.

Таким образом, возможностей для уклонения от налогообложения косвенными налогами значительно сужены и уж точно не идут ни в какое сравнение с любыми другими платежами, обязательными в Украине.

С другой стороны, уклонению от налогообложения в значительной степени содействует механизм единого налога, используя который вполне себе не малые предприниматели работают в тени под прикрытием статуса субъекта малого бизнеса, что практически полностью лишает фискальную службу возможности проконтролировать объем операций налогоплательщика. Эффективными мерами противодействия такому уклонению должно стать сокращение лимита наличных операций с физическими лицами в день, т.е. стимулирование роста безналичных расчетов, а также повсеместное введение регистраторов расчетных операций.

Таким образом, значительный финансовый ресурс государство может получить, с одной стороны, за счет увеличения ставки НДС (на 5—7%) и акциза, с другой — за счет расширения базы налогообложения. При этом, что очень важно, налог, перекладываясь на потребителя, не будет обременять бизнес, нуждающийся в поддержке. Конечно, над НДС, как и над акцизным налогом необходимо еще много работать: "докручивать" СЭА НДС и акциза, которые на практике выявили много неразрешенных на уровне законодательства вопросов, усовершенствовать систему уплаты НДС нерезидентами. Необходимо существенно доработать систему возмещения НДС, мы бы проработали и вопрос функционирования механизма tax free, значительно стимулирующий въездной туризм. Однако все это детали, которые возможно реализовать в рамках первого этапа налоговой реформы — доработки администрирования, а в целом рабочий механизм отечественного косвенного налогообложения уже сейчас вполне может стать опорой всех государственных финансов.

Дополнение к системе

Отметим, что увеличение налогового давления косвенных налогов не должно вводиться обособленно, отдельно от реформирования всей отечественной налоговой системы. Оно может быть лишь дополнением к общим системным действиям, направленным на поддержку развития отечественной экономики. Так, увеличение ставки НДС аморально без уменьшения базовой ставки и введения прогрессивной шкалы НДФЛ, которая должна компенсировать регрессивный характер косвенного налогообложения. Также как и без широкого предоставления налоговых льгот (налоговых каникул, налогового кредита) по налогу на прибыль, без увеличения рентных платежей и налога на имущество, а также умеренного и взвешенного введения правил противодействия тонкой капитализации BEPS в национальное законодательство.

Т.е. изменение косвенного налогообложения неотделимо от налоговой реформы, подготовку которой "реформаторы" уже традиционно отложили, надо полагать, до новогодних праздников, полностью переключившись на разработку антиофшорного законодательства. Хотя последнее по своему содержанию и уровню исполнения в сегодняшних реалиях очевидно принесет больше вреда, чем пользы отечественной экономике. Во-первых, причинив огромные, неоправданные затраты честным налогоплательщикам, а во-вторых, уменьшая и без того небогатый набор преимуществ нашей юрисдикции в борьбе за инвестиционный капитал.

И, конечно, размышляя над реформированием косвенного налогообложения, мы должны давать себе отчет в том, что любая, даже самая системная налоговая реформа не может сама по себе стать мощным толчком для развития экономики в стране перманентного политического и финансового кризиса, в которой идет война. Даже банальное уменьшение наличных расчетов невозможно без восстановления доверия населения к полностью растоптанной украинской банковской системе. А деньги из тени не выведет ни один уважающий себя предприниматель, пока не получит гарантии стабильной, взвешенной и дальновидной государственной экономической и финансовой политики.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно