"Восстание против хунты": речь Навального, которому грозит 10 лет тюрьмы

19 декабря, 2014, 18:43 Распечатать

Вранье стало сутью российского государства, и он не может с этим мириться, говорил на суде Алексей Навальный. 

Приговор Навальному и его брату вынесут 15 января 2015 года © kommersant.ru

В пятницу, 19 декабря, состоялось очередное заседания суда по делу российского оппозиционера Алексея Навального. В результате содержание под стражей российского активиста было продлено до 15 февраля 2015 года.

Как выяснилось, обвинение настаивает на мере пресечения в 9 лет колонии строгого режима, т.е. 10 годах в целом, с учетом приговора по делу "Кировлеса", который Навальный отбывает условно.

Прокуратура также обвиняет брата оппозиционера Олега Навального, против которого требует меру пресечения в 8 лет тюрьмы.

Согласно решению суда, приговор будет вынесен 15 января 2015 года.

На день вынесения приговора гражданское общество России готовит массовые митинги на Манежной площади.

Братья Алексей и Олег Навальные обвиняются в мошенничестве, совершенном группой лиц по предварительному сговору с использованием своего служебного положения в особо крупном размере, а также легализации средств. По версии следствия, они мошенническим путем похитили денежные средства ООО "Ив Роше Восток" в размере свыше 26,7 млн рублей, а также ООО "Многопрофильная Процессинговая Компания" в размере более 4,4 млн рублей. 

Читайте также: Суд поместил Навального под домашний арест

Навальные свою вину категорически отрицают, называя дело сфальсифицированным и политическим.

Последнее слово Алексея Навального на суде, 19 декабря

Сколько раз в своей жизни человек, который не занимается ничем противозаконным, может произнести последнее слово? За последние полтора года это мое шестое или десятое последнее слово. Как будто наступают последние дни. Вы все — судьи, прокуроры, потерпевшие — в разговорах со мной смотрите в стол. Все мне говорят "Алексей Анатольевич, ну вы же все понимаете". Я все понимаю, понимаю, что вы сейчас не вскочите или представитель "Ив Роше" встанет и скажет: "Вы меня убедили". Нет, я понимаю, что люди иначе устроены. Никто семье не скажет: "Я сегодня посадил заведомо невиновного, и мне с этим жить". Я понимаю, что будет звучать "Вы же все понимаете" или "Ну, а чего он на Путина…". 

Мои слова касаются тех, кто делает подлости или игнорирует происходящее. Мои слова — для того, чтобы вы признали, что не надо терпеть вранье обо всем. Мне говорят, что интересы русских в Туркмении — их не существует, а за интересы русских в Украине надо начать войну. Мне говорят, что в "Газпроме" не воруют. Я приношу документы, мне говорят — этого всего нет. Я говорю, что мы готовы прийти на выборы и вас победить, делаем партию. А нас не пускают на выборы и говорят: "А мы победили". 

Чем больше человек приносит вранья, тем с большим враньем он сталкивается. Вранье стало сутью государства. Вчера выступает Путин и говорит: "У нас нет дворцов!". Да мы их фотографируем в месяц по три штуки!

Зачем терпеть это вранье? Зачем смотреть в стол? Жизнь слишком коротка, чтобы в стол смотреть. Я не успел оглянуться — мне уже сорок. Скоро внуки. Не успеем оглянуться — мы в постели, на нас смотрят и думают: "Скорей бы он освободил жилплощадь". Мы можем гордиться только моментами, когда мы можем честно смотреть в глаза друг другу, когда мы делаем что-то достойное.

Для меня это достаточно болезненная ситуация. И хитрый, болезненный формат, который выбрал Кремль, когда не просто меня сажают, а пытаются притянуть еще людей, Офицерова, отца пяти детей, и его жене я должен смотреть в глаза. Я признаю это: да, они меня этим цепляют, что еще невиновных людей паровозом тащат. Но даже взятие заложников меня не остановит. Жизнь не имеет смысла, если терпеть вранье. Я никогда не соглашусь с той системой, которая выстроена в стране. Она выстроена так, чтобы грабить всех, кто в зале. Это — настоящая хунта.

Я не жалею ни секунды о своих действиях, которые я направил на борьбу с коррупцией. Кобзев мне сказал: "Алексей, тебя точно посадят, потому что ты к ним лезешь так, что не стерпят". Накаркал! Невозможно жить с мыслью "ой, меня посадят". Я отдавал себе отчет в этом. Но я не жалею и буду призывать людей реализовывать свое право на свободу собраний, в том числе.

И у людей есть законное право на восстание против хунты, которая все захапала. Мы позволили им нас ограбить и превратить нас в скотов. Чем они с нами расплатились, чем с вами расплатились — глядящими в стол? Образование у вас есть? Нет. Здравоохранение? Нет. Дороги? Нет. Какие зарплаты у судебных приставов? Нас, вас — грабят каждый день. Я этого терпеть не буду. Буду стоять столько, сколько нужно — здесь, у клетки или внутри нее.

Брат не собирался заниматься политикой. Нет никакой нужды усугублять это все. Меня взятие заложников не остановит, но зачем власти их убивать? Я призываю всех абсолютно. Это наивно, может, звучит, и над этим принято ухмыляться, но — жить не по лжи.

Я благодарю всех за поддержку, призываю жить не по лжи. Изолируют меня, посадят — придет другой. Ничего уникального я не делал.

Расшифровка последнего слова - "Новая газета".

По материалам: Новая газета /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >