С диссертацией — за границу?

7 декабря, 17:03 Распечатать Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря

Наша система подготовки научных кадров в условиях открытой международной конкуренции оказалась провальной.

Вспоминаю сцены из моей научной молодости — лекции для аспирантов в родном Институте биохимии, которые читают ведущие ученые. Зал — полон. А когда лекцию читает непревзойденный лектор профессор Ростислав Чаговец, молодежь стоит даже в проходах. Однако в наше время, когда лекции для аспирантов стали обязательными, вполне реальной в моем воображении возникает такая картина: в этом же зале сидит один аспирант, и ему поочередно читают лекции 20 докторов наук. Что за это время изменилось? А то, что за годы независимости наше общество стало открытым. Молодые люди имеют возможность выбирать: учиться у нас или за рубежом. Нашу систему образования и подготовки научных кадров поставили в условия международной конкуренции, и надо честно признать: этой конкуренции она явно не выдерживает. 

Молодежь массово выбирает зарубежные университеты. А последствия этого для украинской науки и всего общества весьма неутешительны. Разрывается эстафета поколений, ученым старшего поколения некому передать свои знания и опыт. Уже сегодня кадровый голод приводит к закрытию научных отделов и лабораторий. Только в Институте биохимии НАНУ в последнее время закрылись один отдел и четыре лаборатории. По-разному острая, эта проблема существует во всех научных учреждениях, и ситуация становится критической. Если на десять докторов наук пенсионного возраста будет один аспирант, то девять научных направлений в украинской науке точно исчезнут. Возможно, и все десять, если этот аспирант после защиты диссертации поедет работать за рубеж. И это что касается старых, традиционных научных отраслей. Но ведь наука развивается. Так откуда тогда возьмутся лидеры новых научных направлений? К сожалению, ни руководители МОН, ни руководители НАНУ не осознают эту проблему, либо же старательно ее скрывают. В любом случае эффективного решения никто не ищет. Государство платит за это оттоком тысяч мозгов, которые потом обогащают науку других стран. 

Так в чем разница в подготовке научных кадров в Украине и странах Европы и США, которые стимулируют такую массовую миграцию? Они разительны! Остановлюсь лишь на одном, но очень важном аспекте — системе аттестации научных кадров. По сути, требования к кандидатам на получение научной степени везде одинаковы. Кандидат должен доказать свою способность работать в большой науке собственными исследованиями, пониманием своего вклада в научный или технологический прогресс. В этом во время защиты диссертации он должен убедить старших коллег, которые должны оценить его работу. Но проблема в том, кто и как этих людей организует как экспертов, какими правами наделит и, в конце концов, кто будет принимать окончательное решение. В этом корень проблемы.

Представьте, кандидатскую диссертацию, поданную на защиту, читают лишь два человека, а докторскую — три. Они называются оппонентами. А решает ее судьбу значительно большая группа людей — члены ученого совета. Они диссертацию не читали, многих из них она не интересует, а кое-кто ее даже не поймет, поскольку относится к другой специальности. Их впечатление от диссертационной работы и решение, которое они примут, от диссертации оторвано. Они слушают выступление диссертанта и принимают на веру выводы оппонентов. Ну зачем на протяжении многих лет и десятилетий тратить свое время и энергию на то, что тебя не интересует и где твоя экспертиза не нужна? Но ведь судьба диссертанта и его работы зависит от их участия в тайном голосовании. То есть ответственность здесь распылена и скрыта, отдалена от высокопрофессиональной оценки. Чтобы контролировать этот бессмысленный процесс, создана громоздкая бюрократическая система с участием многих людей с сугубо формальными функциями, написанием множества бумаг, протоколов и т.п. Но ведь все причастные имеют какие-то другие обязанности, и вся эта деятельность вокруг диссертации ложится на плечи именно диссертанта. Наконец, к диссертации прилагается целый том материалов, включая полную стенограмму процедуры защиты. Все это отсылают для утверждения в МОН. Хотел бы я увидеть чиновника МОН, который читает все эти бумаги. А даже если читает, то понимает ли? 

В странах Европы и США эта процедура кардинально отличается. Никаких научных советов там нет, как и национальных систем аттестации кадров. Решение о присуждении научной степени принимает небольшая группа, обычно состоящая из пяти человек. Они создают комитет или жюри. Названия в разных странах разные, но суть одна. Для защиты каждой диссертации приглашают отдельную группу ученых, наиболее компетентных в предмете именно этой работы. Они должны внимательно прочитать диссертацию, сделать все возможные замечания, устроить строгий профессиональный экзамен диссертанту. Их решение окончательно! Его лишь формально утверждает руководство университета или другой организации, которая выдает диплом.

Как работает такая система? Мне приходилось участвовать в защите диссертаций в разных странах Европы, а также в США, поэтому дальнейшее изложение будет базироваться на этом обобщенном опыте. Приблизительно за полгода до запланированной защиты диссертации я получаю письмо с просьбой сообщить, согласен ли я взять в ней участие, и, если я согласен, удобным ли для меня будет дата этого мероприятия. Сообщив о согласии, я могу спустя некоторое время получить официальное приглашение стать членом жюри (в результате отбора кандидатов в него). Одновременно получаю и текст диссертации с просьбой дать ей оценку и сделать все необходимые замечания не позднее чем за месяц до защиты. Этот месяц нужен диссертанту для подготовки к защите, с учетом замечаний и внесением соответствующих изменений в текст работы. 

И вот начинается церемония защиты. Ее первая часть не отличается от принятой у нас. Это публичный доклад диссертанта и публичная дискуссия. А далее — закрытое заседание жюри. 

Интересен состав жюри. В типичном варианте в него входят руководитель диссертанта (обязательно!), его коллега из института (факультета), наиболее ознакомленный с темой работы, а также три внешних эксперта. Они должны быть из других организаций, а то и из других стран. Например, на одном из таких мероприятий во Франции, кроме меня, был ученый, специально прилетевший из США. 

Первый этап работы жюри в закрытом режиме происходит при участии диссертанта. Он должен ответить на множество вопросов экспертов, показать свою эрудицию в более широком круге вопросов. При обсуждении его диссертационную работу раскладывают на молекулы. Потом диссертанта отпускают, и продолжается дискуссия среди членов жюри, где важно участие научного руководителя. Он должен ответить на вопросы, на которые не ответил диссертант, получить замечание и предложения относительно дальнейшего развития исследований его коллектива. Интереснее бывает эта дискуссия, если один из внешних экспертов сам проводит исследования в этом направлении и в какой-то мере является конкурентом. В результате робота становится понятной для всех членов жюри во всех деталях. А дальше утверждается решение. Голосованием? Отнюдь! Голосование здесь и невозможно, и не нужно. Решение принимают консенсусом. Если в жюри есть несогласные с предложенным решением, то они должны убедить других. После этого составляют соответствующий документ и, скрепив подписями членов жюри, его передают в администрацию университета. Вот и все. Перед сдачей диссертации на постоянную открытую публикацию в электронной форме диссертанту могут предоставить время для исправления ошибок, обнаруженных во время заседания жюри. 

Подводя итог, подчеркнем различия между нашей и их системами получения научной степени. Эти различия принципиальны! В системе, принятой в основных научных государствах мира, и оценивают, и принимают решение только эксперты-специалисты, которые ознакомлены с диссертацией в деталях. Они несут персональную ответственность за свои решения, поскольку их фамилии вы увидите на первой странице диссертации, найдя ее в Интернете. Проверка их решения бюрократами или менее квалифицированными специалистами просто бессмысленна. Там нет необходимости многим ученым отсиживаться на заседаниях ученых советов, отвлекаясь от своей творческой работы, и своим голосованием создавать видимость коллективной ответственности. Не нужно писать протоколов заседаний и стенограмм защиты. Не нужна армия секретарей для оформления и проверки. Обратим внимание и на то, что только это различие в системах породило у нас тысячи кандидатов и докторов наук, не имевших достойного задела, но довольно успешно прошедших все бюрократические рамки, обходя тех, кто занимается настоящей наукой. 

Но вот МОН решило начать реформы. Это ведомство уже прославилось "блестящими реформаторскими" попытками соединить европейскую форму с совковой сутью. Иногда это приводит к абсурду. А в этом случае абсурд, прежде всего, заключается в том, что новые аспиранты, которые уже начали исследование для получения принятой в мире научной степени PhD (доктора философии), не знают, как они свои диссертации будут защищать. Не знают этого и в МОН, безответственно начав реформу не с того конца. Ведь можно было новую форму защиты применить к уже выполненным работам, а к также работам, ныне находящимся на стадии выполнения. Но какой должны быть эта новая форма, по мнению чиновников МОН?

Мне в руки попал интересный документ, который уже начали обсуждать в университетах и научных учреждениях. После этого его должно утвердить правительство. Его название — "Временный порядок присуждения образовательно-научной степени доктора философии". В документе на девять страниц фигурируют уже не один, а три (!) ученых совета. У них разные функции, но, наверное, они должны иметь все формальные атрибуты, такие как кворум, протокол и т.п. Есть там ученый совет соответствующего учреждения высшего образования (научного учреждения), УССУВО (НУ). Он упоминается 14 раз как организатор процесса защиты диссертации. Указывается, что степень доктора философии еще (временно?) может быть присуждена, на выбор соискателя, упоминавшимся 10 раз постоянно действующим специализированным ученым советом (ПДСУС). Тем не менее больше всего внимания сосредоточено на регламентации деятельности разового специализированного ученого совета (РСУС) учреждения высшего образования или научного учреждения (упоминается аж 55 раз!), который создается на базе УССУВО (НУ) и действует под его эгидой. Кроме того, в девяти случаях не указано, о каком совете речь идет — разовом или действующем на постоянной основе. По замыслу авторов этого документа, само создание РСУС должно проложить путь Украине в научную Европу. 

На первый взгляд, это так и есть: разовый специализированный ученый совет — ну совсем как упомянутое выше жюри. Здесь также участвуют пять человек, также это должны быть добропорядочные выдающиеся ученые, внешние и внутренние эксперты. Однако есть нюансы, которые превращают хороший замысел в безобразную пародию. Во-первых, вводится условие, чтобы научный руководитель не присутствовал не только как член РСУС, но и вообще на защите, а это автоматически исключает дискуссию на уровне научных лидеров. Во-вторых, вводится должность ученого секретаря РСУС, который не может быть ее членом. Какая необходимость в нем? У европейского типа жюри таких секретарей вообще нет, а в этом документе его функции расписаны почти на целую страницу. Разве ж непонятно, что количество созданных вокруг диссертации бумаг совсем не характеризует ее уровня, а недоверие к профессионалам открывает путь фальсификаторам? Если в Европе жюри — это независимый орган, который лишь создает администрация учреждения, а окончательное решение с полной ответственностью он выносит сам, то у нас налицо унижение роли РСУС и экспертов, которые к него входят. А отсюда и абсурд на каждом шагу. 

Эти шаги ведут в МОН, чтобы дать работу его аттестационной коллегии. Будут многочисленные согласования на этапах создания и работы РСУС. Более того, там будут требовать даже стенограмму его заседания. Существенно, что МОН в этом документе упоминается 29 раз! Это 29 причин отказаться от участия в такой защите диссертации ученому, который ценит свое время и профессионализм. А как же быть молодому ученому, который вынес на рассмотрение научной общественности свою первую выстраданную квалификационную работу? Остается одно — бежать за рубеж, как можно скорее и как можно дальше. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Огуречик Овощ Огуречик Овощ 8 грудня, 08:54 Автор совершенно оторван от нашей реальности, насмотрелся "идеальных" зарубежных защит. Прямо таки представляю себе этот "междусобойчик", и как он будет "формироваться". При таких разовых защитах в жюри из пяти человек (один из которых - науч. рук), количество "липовых" кандидатов и докторов в Украине станет в разы больше, а соискателю - в разы дороже. На самом деле, В НАШИХ УСЛОВИЯХ, наоборот, должно присутствовать как можно больше представителей научной общественности ( специалистов по теме, конечно), чтобы минимизировать коррупционную составляющую. согласен 3 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно