Охота на ГМО, или Погоня за невидимкой

5 октября, 2012, 13:19 Распечатать Выпуск №35, 5 октября-12 октября

Наше родное Минагрополитики как будто впервые услышало о том, что проблема ГМО существует в Украине, и затеяло невиданную кампанию

© retail-guru.com

Сенсационное исследование группы ученых Каннского университета вызвало очередную волну (цунами!) дискуссий о безопасности генетически модифицированных продуктов. Впечатляющие кадры с огромными опухолями подопытных животных облетели весь мир, оказав на общественное сознание куда более убедительное воздействие, нежели аргументы сторонников ГМО о безвредности таких продуктов.

Результаты двухлетних опытов над крысами, проведенные французско-итальянской группой исследователей под руководством профессора Ж.-Э. Сералини, опубликованы 19 сентября на сайте популярного журнала Food and Chemical Toxicologi издательства Elsevier. Авторы исследования утверждают, что подавляющее большинство крыс (83%), которых кормили трансгенной кукурузой производства американской компании «Монсанто», погибали от рака. Кроме того, у экспериментальных животных наблюдались серьезные патологии внутренних органов, отказ работы почек и печени. 

В научном мире к этому исследованию отношение достаточно сдержанное, многие ученые поспешили заявить, что не были соблюдены требования, выдвигаемые к такого рода экспериментам. Как правило, прежде чем подобная научная статья увидит мир, она должна быть изучена и прорецензирована другими учеными, чего в данном случае не было сделано. Публикация статьи совпала с выходом в свет книги депутата Европарламента К.Лепаж (Corinn Lepage), направленной против использования ГМО, что, естественно, не могло не вызвать у экспертов вопросов. А пока в Евросоюзе пытаются разобраться в научной достоверности эксперимента, ажиотаж вокруг ГМО охватил многие страны. Ряд государств, в том числе и Россия, закрыли границы для продуктов компании «Монсанто». 

Украина отреагировала на разразившийся в Европе скандал тем, что решила ужесточить контроль за ГМ-продукцией. Наше родное Минагрополитики как будто впервые услышало о том, что проблема ГМО существует в Украине, и затеяло невиданную кампанию. В течение трех месяцев Госсельхозинспекция должна проверить в агрохозяйствах семена подсолнечника, сахарной свеклы, сои, рапса, а также кукурузы на наличие ГМО. По итогам проверки будет приниматься решение: ввоз ГМ-семян либо ограничат, либо будут инициированы изменения в закон — разрешен их легальный ввоз. (Кстати, на овощные культуры требования о тотальной проверке не распространяются, хотя, как известно, Украина наводнена завозным семенным материалом, в том числе сомнительного качества.) Расходы на проведение кампании якобы возьмет на себя государство, хотя руководство аграрной отрасли не скрывает, что это немалые затраты. Стоимость анализа одной партии семян обойдется приблизительно в  500 гривен, а сколько таких проб придется исследовать, пока никто не знает. К тому же, как уверяют специалисты, провести такую масштабную проверку в ограниченное время невозможно с технической точки зрения. И не только потому, что у нас мало лабораторий, где могут проводиться такие анализы, а по той причине, что в Украине не зарегистрировано (!) ни одного сорта растения с измененным геномом, а значит, нет базы для сравнения. Посему такая проверка может привести только к хаосу на рынке. 

Начавшаяся охота на ГМО — это, по сути, погоня за невидимкой. Сегодня генетически модифицированными культурами в мире засеяны миллионы гектаров. В Украине, по оценкам экспертов, удельный вес трансгенной сои в посевах этой культуры достигает 80% и даже больше. На ГМ-кукурузу также приходится более половины засеянных площадей. При этом аграрные и продовольственные боссы не владеют реальной картиной о распространенности ГМ-продукции на украинском рынке. Запрет на выращивание трансгенных культур обернулся тем, что на наш открытый для всех ветров рынок чего только не заснесло. Пришло время собирать ГМО…

А что думают в связи с этим сами ученые? Как они относятся к результатам исследования, всколыхнувшего мир? На какие ключевые моменты обращают внимание?

Юрий ГЛЕБА, академик НАН Украины, почетный директор Института клеточной биологии и генетической инженерии НАНУ, основатель и главный исполнительный директор биотехнологических компаний Icon Genetics и Nomad Bioscience:

— Честно говоря, мне уже опостылела сама дискуссия и попытки оживить ее разными организациями, которые спекулируют (а точнее, занимаются торгашеством) технофобными страхами. 

С одной стороны, соя и кукуруза в США более чем на 80 процентов генетически модифицированы. Продукты на основе сои являются частью пищи всех без исключения американцев с 1996 года. За 26 лет употребления не задокументировано ни одного (sic!) случая негативного влияния на человека (что касается сои) или животных (касается также кукурузы). И Монсанто, и (что убедительнее) ЕС потратили миллиарды долларов на изучение безопасности ГМ-продуктов и тоже не нашли негатива. 

С другой стороны, профессор Сералини, опубликовавший свои хорошо оформленные (в смысле пиара) результаты, не только является религиозным антиГМ-активистом, но еще и до этих публикаций имел репутацию ученого с плохо поставленными опытами. 

Хотя средневековье, кажется, давно прошло, однако и теперь приходится верить или химику, или алхимику.

Николай КУЧУК, директор Института клеточной биологии и генетической инженерии, член-корреспондент НАН Украины: 

— Я внимательно прочитал статью в оригинале и могу сказать, что эксперимент, проведенный группой исследователей под руководством профессора Сералини, вызывает у меня как ученого ряд вопросов. По поводу методики его проведения уже имеется много критических замечаний авторитетных зарубежных ученых, поэтому останавливаться на этом исследовании не стану. Замечу лишь, что с 2001 по 2010 г. под эгидой ЕС было проведено, пожалуй, самое масштабное и скрупулезное научное исследование воздейстия ГМО на организм человека и окружающую среду. (Подробный отчет об этом исследовании имеется в Интернете.) Однако оно, как ни странно, не привлекло внимания СМИ, в то время как недавно обнародованные результаты французских ученых произвели взрывной эффект. И здесь есть повод задуматься…

— В нашей стране официально не зарегистрировано ни одно ГМ-растение, законом запрещено выращивание трансгенных культур. Но никто уже не сомневается в том, что ГМ-семена и ГМО имеются на нашем рынке. Трудно также поверить, что у нас нет генетически модифицированной кукурузы…

— Могу ссылаться только на проверенные факты. Недавно мы проанализировали образцы на 16 событий, зарегистрированных в Евросоюзе, которые были собраны в разных областях Украины самыми разными способами — от случайно приобретенных до полученных от селекционеров. Чтобы всем было понятно, сразу объясню значение термина «событие». В мире каждое ГМ-растение официально регистрируется как «событие», которому присваивается собственная кодировка. Например, событие, о котором идет речь в статье группы французско-итальянских ученых, имеет маркировку NK603. Каждое событие четко описывается, какие гены встроены, какие последовательности ДНК собственно растения соседствуют со встроенными генами и т. д. Между прочим, мы проанализировали то событие, о котором идет речь в статье Сералини и соавторов. Могу сразу успокоить, того события мы не обнаружили. Но сказать, что у нас нет ГМ-кукурузы, было бы слишком смело. Мы обнаружили несколько разных событий как зарегистрированных в Европе, так и тех, которые сняты с регистрации, а у нас они до сих пор выращиваются (по-видимому, когда-то были завезены). 

— Интересно, где брали образцы для исследований?

— В трех областях — Днепропетровской, Черкасской и Киевской. И в каждой из них в определенных пропорциях обнаружили эти события. Кстати, на нашу информацию никто в правительственных органах особо и не среагировал, видимо, там и так об этом знают.

— И сколько же вам удалось зафиксировать таких событий (в процентном соотношении)?

— От одного до 20 процентов. Интересно, что одно событие выявили чисто случайно: купили семена кукурузы на рынке. В отношении других культур у меня нет информации, поскольку подобных исследований мы не проводили.

К чему я веду? Украина, насколько мне известно, экспортирует до миллиона тонн кукурузы в страны Евросоюза. И не исключено, что однажды эксперты ЕС выявят в украинской кукурузе одно из событий генетической трансформации, которое, может быть, и разрешено в Европе, но его нужно было задекларировать. И тогда возникнет неприятная ситуация. Поэтому назрела необходимость навести в этих вопросах порядок, должен быть учет и контроль. 

Я могу понять общественную тревогу в связи со скандалом, поднятым во Франции, но на мой вигляд как ученого это скорее психологическая, а не научная проблема. Кроме того, нельзя все ГМО сгребать в одну кучу. Это все равно, что сказать: мол, все лекарства — это яд, и призывать от них отказаться. Никому же не приходит в голову требовать запрета инсулина, интерферона, соматотропина либо какого-то другого медпрепарата только потому, что он произведен методами генетической инженерии.

Виктор ШВАРТАУ, зам. директора Института физиологии растений НАНУ, член-корреспондент НАН Украины:

— Фундаментальной основой развития биологии и сельского хозяйства в мире является создание генно-модифицированных организмов. Напомню, что в Украине действует запрет на испытания ГМ-продуктов в открытой системе — фактически запрет на исследования! Причина банальна: чиновники ряда ведомств вот уже больше пяти лет после принятия закона о биобезопасности не удосужатся разработать процедуру испытания и регистрации генетически модифицированных сельскохозяйственных растений. При этом значительная часть пахотных земель, в т.ч. весь юг страны, засеян ГМ-культурами (соя, кукуруза, ряд овощных).

Безусловной проблемой при выращивании ГМ-растений является сложность прогнозирования отдаленных последствий. Но ведь и для пестицидов, хотя их используют с 1942 года, проблема отдаленных последствий не решена.

Нередко высказывается мнение о том, чтобы в Украине сосредоточить усилия на выращивании только экологически чистой продукции. Не вносить удобрения, пестициды, не выращивать ГМ-растения. Не сомневаюсь, что высказанная ниже мысль вызовет негативную реакцию у «зеленых», но запрет на применение агрохимикатов, вместе с падением аграрного производства, резко ухудшит качество урожая многих культур. Кстати, в СССР в конце 80-х это уже проходили. Прежде всего следует вспомнить, что для Украины, России, Беларуси головневые заболевания и фузариозы основных культур — зерновых колосовых, несут большую опасность для здоровья населения, и на протяжении столетий микотоксины являлись (и являются) одними из самых опасных токсичных факторов для населения региона. Поэтому запрет на протравливание семян, а также, например, запрет на применение инсектицидов при массовых вспышках вредителей представляется невероятным и незамедлительно приведет к очень тяжелым последствиям. Хочу также отметить, что за последние 20 лет сельское производство в Украине современные технологии борьбы с сорняками буквально подняли с колен — кто сейчас вручную высапывает сорняки на посевах сахарной свеклы?

Сегодня в Украине настоящей бедой для экологии и качества продуктов питания является массовое использование фальсифицированных пестицидов, низкое качество фосфорных удобрений, сомнительных регуляторов роста растений, засилье предложений на рынке «биологически активных препаратов» «по решению всех проблем», а также широкое использование в технологиях выращивания КРС, птицы, рыбы стимуляторов роста и лекарственных препаратов, сторонних добавок в молочные продукты. 

Развитие общества путем наложения запретов всегда приводило к мракобесию. Есть ли пути сокращения, вплоть до отказа, применения пестицидов и удобрений? Конечно. Прежде всего, это активное развитие направления создания новых, устойчивых сортов/гибридов культурных растений с высокими коэффициентами усвоения питательных веществ и низким зольным индексом (бóльшим количеством накопленного углерода к поглощенным элементам питания). Перспективными представляются и разработки полиагрофитоценозов, в которых взаимодействие культур позволит решать вопросы защиты и питания. Немедленное снятие запретов на исследования, государственный контроль и поддержка активного развития ГМ-технологий в Украине также являются важным элементом продовольственной и экономической безопасности страны.

***

— Скажите, пожалуйста, когда наконец у людей все-таки начнут расти свиные закрученные хвостики, телячьи рога, пшеничная ость, картофельные цветочки и т.п., если исторически человек потребляет в пищу мясо этих животных и названные культуры уже не первую сотню лет? – на вопрос «на засыпку» от коллег-ученых отвечает 

Эдуард КАВУН, биохимик, кандидат биологических наук (Винницкий национальный аграрный университет):

— Вопрос интересный и более глубокий, чем может показаться на первый взгляд. За фенотипичные признаки, конечно, отвечают определенные гены, хотя есть мнение, что механизм проявления генетической информации лежит в другой плоскости, которая сегодня предложена волновой генетикой. Чтобы понять ее сущность, приведу такую аналогию: из одних и тех же элементов детского конструктора вы можете легко собрать множество разных конструкций — домики, мостики, стульчики и т.п. Примерно так же делаем и мы: одни и те же вещества, элементы, детали мы используем для создания разнообразнейших механизмов и конструкций. Но управление этим процессом находится далеко за их пределами. Активность здесь проявляют люди. Именно в нашем сознании возникает четкий план того, как нужно изготовлять, а потом собирать все вместе и в какой именно последовательности нужно их перемещать в пространстве. 

А что же в живых клетках? Кирпичики здесь — биологические молекулы. Что руководит их сверхточным перемещением в биопространстве живой клетки? Молекул довольно много, и они достаточно разные. Наиболее важные — белки и огромные молекулы ДНК, длина которых может достигать нескольких метров! Один ген на этой ниточке — как один пиксель на мониторе. Но в геноме важную роль играет буквально каждый элемент. Делеция (потеря) или инсерция (добавка) лишь одного нуклеотида может привести к существенному нарушению процессов в регуляции активности генома, принимая во внимание, что гены, кодирующие некоторые белки, размещаются на разных хромосомах. Как именно происходит сложная и вместе с тем чрезвычайно точная регуляция биосинтеза этих белков до сих пор достоверно неизвестно. 

А как же ДНК, которая содержится в продуктах питания? Каждый из нас за сутки съедает до двух граммов ДНК, а это миллиарды генов разных организмов, и при этом в течение сотен тысяч лет мы остаемся в человеческой форме. Да, конечно, ДНК пищи должна быть разрушена. И за этот процесс отвечают ферменты нуклеотидного обмена — нуклеазы. Они режут и отщипывают, режут и отщипывают до тех пор, пока от ДНК ничего не останется. А нуклеотиды уже абсолютно безопасны, там генетической информации нет. 

Однако не все так просто. В 1994—1998 годах Шубберт и Дерфлер из Кельнского университета (Германия) провели серию экспериментов, в которых крысам в пищу прибавляли ДНК бактериофага М13 или ДНК рибулозобисфосфаткарбоксилазы. Потом, используя современные методы анализа, доказали, что фрагменты инородной ДНК размером до 1000 пар нуклеотидов все же попадают в кровь, печень, селезенку и даже в клетки эмбрионов. Это довольно неожиданный результат, он инициировал десятки дальнейших экспериментов, которые, впрочем, не проявили интеграции ДНК в геном животных. 

Как известно, кровь, которая несет от кишечника в организм питательные вещества, очищается от экзотоксинов в печени. Это мощная фабрика-детоксикатор. Но, наряду с ней, есть еще один, менее известный фильтр — это сложная система лимфатических узлов, которые располагаются на лимфатических протоках, идущих от толстого и тонкого кишечника. Это важный компонент иммунной системы, и там происходит процесс иммунного распознавания на предмет патогенности не переваренных до конца макромолекул. Так что организм животных и человека все же вооружен и полностью готов к тому, что белки и ДНК могут быть не до конца расщеплены. 

И уже в этом контексте привлекают к себе внимание ГМ-продукты питания. Это может быть колбаса, сгущенное молоко, пепси, биг-мак, шоколад и даже питание для грудных детей. И тут опасность не в том, что там есть ДНК сои, картофеля или кокосов, а в том, что там имеется кольцевая ДНК плазмид, которые использовались для создания трансгенных растений, со всей совокупностью специфических для них генов и встроенных регуляторных механизмов. И это непреложный факт. 

Плазмиды используются как инструмент генетической инженерии, но биоинженеры не могут знать абсолютно все подводные течения своей профессии. Использование плазмид создало крайне опасную систему спонтанной трансформации растений и животных. Плазмиды, как и вирусы, используют ферментные системы клеток для своего воспроизводства. А вот ретровирусы прибегают к этой возможности за счет личной транскриптазы, синтезирующей ДНК на матрице РНК. Именно ретровирусы являются предшественниками так называемых ретротранспозонов, мобильных элементов генома, активность которых приводит к возникновению онкологических заболеваний. Но оказалось, что ретротранспозоны способны помогать другим вирусам, например, вирусу LCMV: он хотя и имеет РНК, но не способен встраиваться в ДНК самостоятельно, поскольку у него нет своей транскриптазы. Этот пример свидетельствует о том, что в природе возникают довольно непривычные процессы, которые невозможно предвидеть заранее (Science. 2009. V. 323. P. 393-396.). 

Плазмида — это тысячи нуклеотидов, собранные в кольцо, и возможное последствие их интеграции в хромосомы — разрушение системы регуляции генома в клетке. Поэтому мы слышим о недостатках развития и бесплодии у крыс, которые потребляли ГМ-сою. 

И вот, как показали результаты исследования, проведенного молекулярным биологом, профессором Сералини, один из популярнейших в Старом Свете злаков — кукуруза — оказался смертельно опасным. 

На самом деле уже продолжительное время существует значительное количество доказательств опасности употребления ГМ-продуктов, несмотря на активную политику обструкционизма со стороны биотехнологических транснациональных компаний. 

Но если еще раз упомянуть о волновой генетике, то можно представить, что новые гены притягивают и новые волновые процессы, которые меняют волновые информационные свойства живого вещества. Возможно, именно поэтому иммунная система входит в дисбаланс, возникают аллергические реакции, исчезает защита и приоткрывается путь к развитию раковых заболеваний, инициируются аутоиммунные процессы и т.д. 

Обратим внимание на процессы, происходящие вокруг нас: стремительно возрастает количество онкологических, генетических и аллергических болезней, все больше людей ведут себя неадекватно, нарастает агрессивность и вместе с тем равнодушие. Конечно, выделить ГМО-компонент этих процессов очень трудно, скорее — даже невозможно. Но следует вспомнить: недавно Россия заявила о намерении создавать новые системы стратегических вооружений, в том числе генное, психофизическое и лучевое оружие. Думаю, не только Россия прокладывает этот крайне опасный путь. Уже сегодня мы являемся жертвами войн, которые ведутся на генетическом уровне. А как еще с позиции здравого смысла можно объяснить необходимость добавлять в питание детей ГМ-компоненты? 

***

На заседании Кабмина в среду одобрен законопроект, касающийся изменения маркировки  продукции.  По словам министра аграрной политики и продовольствия Н. Присяжнюка, производителей обяжут маркировать только продукцию с содержанием  генетически модифицированных организмов, а маркировка «Без ГМО» исчезнет.  Может и лучше, что снимут такую пометку, ведь все равно к ней доверия мало. Но еще труднее поверить, что производители  соевых колбас и  сосисок, кондитерских изделий и другой  продукции, содержащей  ГМО, согласятся с такой постановкой вопроса и не заблокируют принятие закона.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно