Научный комитет: хватит имитировать реформы

6 октября, 2017, 17:13 Распечатать Выпуск №37, 7 октября-13 октября

Создание национального фонда исследований должно дать максимальный импульс для развития и оздоровления научной атмосферы.

Прошло два месяца с тех пор, как Кабинет министров утвердил состав Национального совета Украины по вопросам развития науки и технологий. Научный комитет (НК) Нацсовета, избранный в соответствии с европейской практикой, разворачивает свою деятельность. Станет ли НК проводником интересов научного сообщества, выразителем общественных ожиданий в проведении реформ? Не сойдет ли на рельсы популизма? Какие шаги уже удалось сделать НК в направлении ожидаемых преобразований в научной сфере, какие есть конструктивные инициативы? Все это интересует и одновременно волнует научное сообщество.

ZN.UA обратилось к нескольким ученым-экспертам из Научного комитета. В этой подборке помещаем ответы членов НК, с которыми удалось связаться, и которые откликнулись на наше предложение.

Алексей Колежук
rb.univ.kiev.ua
Алексей Константинович Колежук

Заместитель председателя Научного комитета, доктор физико-математических наук, профессор Института высоких технологий КНУ им. Тараса Шевченко Алексей Колежук первым ответил на наши вопросы.

— Алексей Константинович, изменения системы финансирования науки предполагались с 1 января 2018 г., когда должен был стартовать Национальный фонд исследований (НФИ) — ключевой элемент реформы. Но бюджетный поезд—2018 уже тронулся. Так что, следует понимать, следующий год уже упущен.

— Да. И на это есть объективные причины. Состав Национального совета Украины по вопросам развития науки и технологий был утвержден Кабмином только 9 августа. Если бы это произошло где-то весной, то, наверное, успели бы подготовить документы, необходимые для начала деятельности НФИ. Но даже если бы мы еще в сентябре выдали на-гора Положение о НФИ, то все равно в бюджет-2018 уже не успевали. В конце концов, все зависит не только от Научного комитета. Сейчас добиваемся того, чтобы было заложено хотя бы финансирование на организацию Фонда в 2018 году. Ведь если большая часть научных средств (а это может быть 40—60% от общего бюджета науки) будет проходить через НФИ, то, соответственно, будет много технической работы, и нужно предусмотреть на это средства. Минфин, на который часто жалуются, обращался в МОН, чтобы включили в бюджетные предложения соответствующие расходы, но министерство этого не сделало. Теперь вдогонку пытаемся исправить эту ситуацию.

— Что в ближайших планах Научного комитета?

— На ближайшие полгода мы определили три приоритетные задачи.

Первая — разработка Положения о НФИ и решение вопросов, связанных с запуском его деятельности. НФИ будет финансировать фундаментальные исследования высокого уровня. Фонды такого типа действуют во многих развитых странах, и основным критерием оценки научных проектов является высокий уровень исследований. У нас есть островки Academic Excellence, которые, безусловно, нужно поддерживать. В общем, должны быть разные каналы поддержки научных исследований: гранты для отдельных исследователей или малых исследовательских групп, целевые программы, инновационные гранты, ключевые лаборатории; какие из этих каналов будут в ведении НФИ, а какие — финансироваться отдельно — это еще требует решения. Кстати, уже создается Инновационный фонд, из которого будут финансироваться прикладные, конструкторские разработки.

— Некоторые наивно надеются, что с появлением НФИ на истощенную научную ниву прольется финансовый дождь.

— Думаю, на это надеяться не стоит — по крайней мере, не сразу. Но, несомненно, появятся дополнительные возможности для поддержки перспективных исследований и научных работников. Возьмем, например, аспирантуру. Сегодня места в аспирантуру распределяются "сверху", в результате где-то за место соревнуются, а где-то не могут найти, кем заполнить полученную квоту. Аспирантская стипендия или зарплата молодого ученого таковы, что многие оставляют науку, поскольку не могут выжить на эти деньги. Но можно гранты для аспирантуры распределять через НФИ. Так делается во многих странах: если у потенциального научного руководителя аспирантуры есть интересный проект, то он может подать заявку в фонд и, выиграв конкурс, получить средства и для дополнительной оплаты аспирантам, и для проведения самих исследований. На мой взгляд, большую часть средств на аспирантуру можно распределять через НФИ.

— У нас нередко гранты распределяются "в ручном режиме", бывают специальные конкурсы, в основе которых — социальные или политические факторы. В таких случаях качество работ отступает на второй план.

— Подходы к распределению грантовых средств в НФИ должны быть принципиально иными. Равноправие доступа для всех — исследователи из любого научного учреждения смогут подавать заявки на гранты, и все заявки будут оцениваться по одним и тем же правилам. Не будет никаких специальных конкурсов и квот. Конечно, бывают ситуации, когда, скажем, по политическим или стратегическим соображениям необходима целевая поддержка определенных направлений, но это должно делаться не через грантовую систему — у государства для этого есть другие механизмы.

Мы хотим средства, которые будут выделяться через НФИ, максимально разгрузить от бюрократии. Сейчас, если выиграешь грант на сумму более 200 тысяч, то дальше он еще должен идти на тендер. Это нонсенс.

Фонд будет наполняться из разных источников, а не только из государственной казны. Это могут быть, скажем, деньги частных меценатов, деньги партнеров в рамках европейских программ, на них могут быть особые условия, и нужно это учесть, чтобы не возникло непредвиденных ситуаций с нашим жестким администрированием всего и вся.

Создание НФИ, предусмотренного Законом "О научной и научно-технической деятельности", потенциально должно дать наибольший импульс для развития и оздоровления научной атмосферы.

Вторая задача — разработка методики аттестации научных учреждений, которая должна быть запущена на государственном уровне. До сих пор были разные пилотные проекты. В частности, в Национальной академии наук разработали методику для оценки научных учреждений, основанную на опыте немецкого Общества им. Лейбница. Эта методика уже утверждена для применения в системе НАН, а теперь ее возьмут за основу для разработки методики аттестации, которая будет распространяться на все научные учреждения страны.
И, соответственно, на основе этой аттестации будут приниматься решения об их финансировании. У нас много научных учреждений, но не все эффективно работают, и поэтому не все в равной степени заслуживают поддержки государства.

— Но в следующем году средства будут распределяться еще по старому принципу.

— Уже в бюджет-2018 Правительство заложило 500 млн грн, которые должны быть направлены на научные учреждения, прошедшие аттестацию и попавшие в высшую (А) категорию. Понимаем, что это незначительные средства, но институты, по крайней мер, получат стопроцентное базовое финансирование, а не так, как сейчас, при трех-четырехдневной рабочей неделе. Аттестация — это неформальный процесс, он предполагает вполне конкретные финансовые и организационные последствия.

Третья задача — изменения в системе аттестации научных кадров. Сейчас эта система, так сказать, идет вразнос. Уровень диссертаций снижается, идет вал защит, и это ведет к полной девальвации ученых степеней и званий. Цифры по количеству защит в некоторых научных направлениях просто ошеломляют. Такое впечатление, что скоро каждый встречный будет "остепененным".

— По крайней мере, по педагогическим наукам...

— Наибольшее число защит происходит в этой сфере. Слава богу, за границей знают, что наших физиков, химиков, математиков, биологов это пока не касается, но тень падает на всех. И если немедленно не перекрыть поток пустых и псевдонаучных диссертаций, это грозит полным крахом системы аттестации научных кадров.

— Есть мнение, что нужно восстановить ВАК как независимую структуру.

— Такие идеи витали и в нашем комитете. Но понимаете, в чем беда. Сейчас уже в некоторых отраслях благодаря пролиферации мошенничества произошла деградация экспертной среды. Можно создать независимый орган, выведя его из-под МОН, но возникает вопрос: как подбирать туда честных и профессиональных людей, где взять специалистов? Пытаемся также разобраться с так называемыми фаховыми изданиями, их просто несметное количество. Если ввести требование, чтобы, скажем, не засчитывать соискателям ученых степеней публикации в журналах третьей категории, слабые издания отомрут сами собой.

Представители НК входят в рабочую группу по разработке новых требований к украинским профессиональным изданиям и внимательно следят за процессами, происходящими вокруг разработки нового Порядка присуждения ученых степеней (этот документ разрабатывался НАОКВО, и сейчас непонятно, кто продолжит эту работу). Без экспертной оценки НК эти документы не могут быть приняты.

На этих трех вопросах мы решили сконцентрировать внимание на начальном этапе деятельности Научного комитета. Дело в том, что, согласно Закону о научной и научно-технической деятельности, у НК чрезвычайно широкий спектр задач и обязанностей. Например, мы должны заслушивать отчеты главных распорядителей бюджетных средств, относящихся к науке. Сегодня насчитывается
33 таких главных распорядителя, и если мы будем сейчас заслушивать все отчеты, сделанные по старым лекалам, то не успеем и до Нового года. В то же время есть куча неотложных проблем в науке, которую нужно разгребать. Пока что мы сосредоточились на трех вопросах, имеющих, по мнению членов НК, а также научного сообщества, первостепенное значение.

— Планируете ли привлекать к экспертной работе широкий круг ученых?

— Мы уже сейчас привлекаем к своей работе и ученых, и юристов, и представителей научной общественности, но этот процесс только начинается. Помощь неравнодушных ученых для нас очень важна: члены Научного комитета работают на общественных началах и физически не смогут охватить все задачи.

— Научное сообщество выдало Научному комитету огромный кредит доверия. В то же время существуют опасения, что чиновники могут использовать НК как инструмент интриг. Вы не видите такой угрозы?

— Вижу, я даже уверен, что такие попытки будут, как и попытки парализовать работу НК. Но надеюсь, что нам хватит ума и сил не поддаваться на манипуляции.

***

Нана ВОЙТЕНКО
Нана ВОЙТЕНКО

Нана ВОЙТЕНКО, доктор биологических наук, профессор, зав. отделом сенсорной сигнализации Института физиологии им. А. Богомольца НАН Украины:

— Главное, над чем мы сейчас активно работаем, — это создание Национального фонда исследований. 

Хочу подчеркнуть, что высказываю свое личное мнение, но практически все члены Научного комитета (НК) считают, что создание Национального фонда исследований (НФИ) — первоочередная задача НК. Почему украинская наука в таком плачевном состоянии? Все понимают, что такая тяжелая ситуация сложилась с нашей наукой не столько потому, что выделяют мало денег, а потому, что они очень нерационально расходуются. Деньги просто размазываются, как манная каша по тарелке, по огромному количеству научных учреждений, работающих в рамках НАН Украины, других академий и университетов. Такая система сильно устарела, она неэффективна, а главное — фактически нет никакой экспертной оценки того, что же делается за эти деньги. До сих пор результатом работы любого научного сотрудника, научного учреждения, является просто написанный отчет(ы). И, фактически, больше ничего. В то время как во всем мире есть признанные критерии в любой научной отрасли. В Украине институт, который ничего не производит, получает те же деньги, что и институт, имеющий достижения мирового уровня. И ученые тоже получают одинаковую зарплату. Даже в рамках одного института ученый, выдающий "на-гора" публикации в хороших журналах, получает ровно столько же, сколько научный сотрудник, не делающий ничего. 

Создание Национального фонда исследований предполагает, что институты будут финансироваться по такому же принципу, как во многих европейских странах. То есть институты получают базовое финансирование, которого достаточно для зарплаты, скажем, директора, секретариата, бухгалтерии и обслуживающего персонала, поддержания инфраструктуры, оплаты электричества, воды и пр. А деньги на научные проекты получают только из таких фондов путем выигрывания грантов. И, стало быть, институты, получающие гранты, будут вести научную деятельность, а те, которые не смогут предложить стоящие проекты, окажутся в проигрыше, и, в конце концов, как несостоятельные в научном плане, перестанут существовать.

Поэтому сейчас самый насущный вопрос, который мы пытаемся решить в возможно более сжатые сроки, — подготовка Положения о НФИ — для того, чтобы новый Фонд мог начать функционировать в ближайшее время.

Второй очень важный вопрос — изменение требований к присуждению научных степеней и званий. Научный комитет принимает активное участие в разработке требований о присуждении степеней доктора философии (PhD) и доктора наук. Ситуация с аттестацией научных кадров в нашей стране крайне неприглядная. В последнее время она особенно ухудшилась. Идет просто вал никчемных диссертаций. Порожняк. Я работаю в экспертном совете МОНа и хорошо это знаю. На последнем заседании экспертного совета пришлось одну работу завернуть, поскольку ни на какую научную новизну не было даже намека, и вообще диссертацией ее назвать нельзя. Хотя в биологических науках ситуация не столь критическая, как в педагогике, экономике, юриспруденции и медицине. 

Новый "Порядок присуждения научных степеней", который мы разрабатываем, призван остановить поток никому не нужных, часто очень слабых работ. Будут установлены новые требования к диссертациям. 

С этим документом тесно связан другой — требования к специализированным изданиям — журналам, публикации в которых учитываются для получения степеней и званий (т.н. ВАКовские журналы). Среди этих журналов очень много настолько недобросовестных изданий, что настоящие ученые называют их мурзилками, или мусорниками, более приличного слова для них не подберешь. Там печатаются работы, которые не рецензируются, а значит — могут содержать любую информацию, в том числе лженаучную, псевдонаучную, вплоть до полного бреда. Работ, которые учитываются как научные публикации для защиты кандидатской диссертации, будущему кандидату нужно иметь пять штук. И все они могут быть ни о чем. Поэтому, чтобы повысить требования к диссертациям, нужно, прежде всего, повысить требования к журналам, печатающим эти работы. Например, у наших ближайших соседей (Польша, Чехия, Словакия) давно уже повысили требования к защитам диссертаций — претендующий на научную степень должен обязательно публиковаться в реферируемых журналах, которые входят в солидные базы данных, таких как Scopus или Web of Science. Журналы должны обязательно иметь импакт-фактор, то есть на эти работы должны ссылаться. А самое главное — все работы должны обязательно рецензироваться. 

Как только мы повысим требования к журналам, и будем требовать публикации в нормальных научных изданиях для получения научной степени, тогда у нас повысится и качество PhD. Пусть будет не так много работ, но зачем много? Приведу такой пример. В Калифорнии (этот штат по количеству населения приблизительно равен Украине, хотя, к сожалению, тамошние университеты — а это Стенфорд , Беркли, КалТех и др. — нельзя даже сравнивать с нашими вузами) за год защищается порядка четырех тысяч PhD. А у нас за два месяца (май-июнь 2017 года) дипломы кандидатов и докторов наук МОН получили две с половиной тысячи человек. Это — нонсенс. Ситуация усугубляется еще и тем, что за каждое звание у нас пожизненно платит государство.

Сейчас НК работает исключительно на энтузиазме. Те наши коллеги, которые не киевляне, приезжают на заседания НК за свои деньги, никто им не оплачивает командировочные. Работа над документами (в случае приглашения юристов) тоже никем не оплачивается. Официальный сайт НК не создан, на него нужны деньги, но их правительство пока также не выделило. Бывает, полночи длится переписка между членами НК, когда обсуждается какой-то важный документ. Это конечно нелегко, но пока у всех членов комитета есть большой энтузиазм работать и исправлять ситуацию с наукой в Украине. Мы знаем, что и как нужно делать: какие документы создавать, какие законы корректировать. Но какой бы ни был у нас энтузиазм, если мы не получим поддержку со стороны правительства, мы просто ничего не сможем сдвинуть. 

***

 

Светлана АРБУЗОВА
Светлана Арбузова

Светлана АРБУЗОВА, доктор медицинских наук, член-корреспондент НАМН Украины:

— Я бы сказала, что Научный комитет — это аналог антикризисного органа, созданный с целью остановить дальнейшую деградацию науки в стране. Несмотря на кредит доверия общества, сделать это нелегко. Прежде всего, нам нужно сосредоточиться на сохранении и поддержке действующих научных коллективов, сегодня крайне важно сдержать волну эмиграции настоящих ученых. Впрочем, нельзя забывать о борьбе с теми, кто имитирует научную деятельность. То есть — "поливать и стричь". 

Следует признать, что различие между отдельными отраслями науки огромное. Есть отрасли, соответствующие мировым стандартам, а есть — настоящее дно. Даже у наших признанных физиков, математиков, химиков, биологов ситуация потихоньку ухудшается, поскольку коррозия не щадит никого. Откровенно говоря, уровень коррупции в науке не ниже, чем в других отраслях. Наша задача — построить систему, которая создаст условия для работы настоящим специалистам, параллельно отфильтровывая псевдоученых. Профанация науки разрушает интеллектуальный уровень общества, приводит к дефициту профессионалов и квалифицированных кадров, а это оказывает непосредственное влияние на будущее нашей нации. Взгляните, каких вершин достигла псевдонаука в сфере медицины. В результате многие обманутые люди платят деньги за необоснованные обещания, а научные статьи в некоторых академических журналах предлагают лечение чудотворными иконами. 

Согласно действующему законодательству, определяющая роль в регуляции научной сферы принадлежит Министерству образования и науки. В Национальный совет по вопросам развития науки и технологий, кроме Научного комитета, входит и Административный комитет, председателем которого является министр образования и науки. Если разработка Положения о Национальном фонде исследований Украины — безотлагательная и непосредственная обязанность НК, где принципиальным вопросом будет создание групп экспертов, то для решения многих других задач нужны определенное время, пошаговые меры и помощь МОН. 

Никакие прогрессивные инициативы НК не будут действенными, если параллельно определенными институциями будет поощряться имитация научной деятельности. В качестве примера приведу следующее. Недавно департамент аттестации кадров МОН провел заседание экспертного совета по вопросам экспертизы диссертационных работ по профилактическим, медико-биологическим и фармацевтическим наукам и инициировал ряд неправомерных решений. В частности, утверждение четырех диссертаций, защиты которых проходили в специализированных ученых советах одного из национальных медицинских университетов с грубыми нарушениями требований нормативно-правовых актов по вопросам присуждения научных степеней докторов и кандидатов наук. Департамент аттестации кадров МОН проигнорировал доказательства нарушений, предоставленные комиссией по проверке деятельности этих советов несколько месяцев назад. Не вдаваясь в детали других манипулятивных действий на этом заседании, желание отыграться на учениках тех, кто защищает правду, следует отметить, что МОН превысило свои полномочия, разрешило принимать участие в заседании заинтересованным лицам, которые вообще не имели права там присутствовать, включая даже преподавателя заведения оккупированного Луганска. 

Вполне логично ожидать, что руководство МОН, осведомленное об указанных фактах, не только признает решение этого заседания нелегитимным, но и даст оценку деятельности своего структурного подразделения, которое, вместо контроля над качеством подготовки научных работников, занимается "борьбой нанайских мальчиков", т.е. имитацией реального процесса. 

Известно, что на каждой Аттестационной коллегии МОН, наряду с тысячей диссертационных работ, отдельным списком утверждается присвоение ученых званий кандидатам, которые часто не соответствуют существующим требованиям. Ценность научных степеней и званий нивелирована, и это прямое следствие халатности этого же департамента аттестации кадров. Очень важно искоренить такую практику. МОН должно быть первым союзником НК в повышении престижа ученого нашей страны, возврата доверия к отечественным научным степеням и званиям. Ведь для международного сообщества не является тайной положение дел с аттестацией научных кадров в Украине.

Сейчас члены НК занимаются экспертизой нормативных документов, в частности проектом приказа о перечне фахових изданий МОН. Есть насущная необходимость сформировать жесткие требования к фаховым журналам, членам редколлегий, специализированным и экспертным советам. На заседании МОН обсуждался проект "Порядку формування переліку наукових фахових видань", в который входят, к сожалению, многие отечественные журналы низкого качества, которые не только фаховыми, но и научными назвать нельзя. От работников департамента аттестации кадров прозвучало предложение: предоставить им для "исправления" переходной период — 5 лет. Это слишком длительный срок, учитывая реальное положение дел. НК, в свою очередь, предлагает переходной период в два года, с определенными условиями для конкретных действий в течение этого времени. При этом НК будет настаивать, что в Перечень фаховых изданий, даже на переходной период, не могут входить журналы, в которых нет качественного рецензирования статей и нарушаются принципы академической добропорядочности.

Есть известные международные издания с соответствующими общепринятыми мировыми нормами качества, к чему мы должны стремиться. У нас в стране тоже выходят достойные журналы, в которых публикуются работы ученых из разных стран. Например, у математиков есть замечательный журнал Sigma, в котором, кстати, господствует правило: сами члены редколлегии в этом журнале не публикуются. Можно не сомневаться, что в таком журнале проводится настоящая экспертиза принятых в печать статей. 

Несмотря на все проблемы, отечественная наука имеет потенциал достойных ученых. Перед НК стоит задача на долгие годы. Надо двигаться исключительно в сторону мировой науки, чтобы не остаться самой большой недоразвитой страной Европы. Крайне важно, чтобы люди, занимающие ответственные должности и принимающие ключевые решения о развитии науки, понимали свою ответственность перед будущим страны.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно