НАУЧНАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ О ВАК: ГЛАС ВОПИЮЩЕГО В ПУСТЫНЕ

24 декабря, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №51, 24 декабря-30 декабря

Лидия ПОДОЛЯН, журналист Пожалуй, рискнем начать эти заметки с рассказа об одном курьезном случае, происшедшем в свое время в солидном московском учреждении, именовавшемся «ВАК СССР»...

Лидия ПОДОЛЯН, журналист

Пожалуй, рискнем начать эти заметки с рассказа об одном курьезном случае, происшедшем в свое время в солидном московском учреждении, именовавшемся «ВАК СССР». Аббревиатура этой структуры - Высшей аттестационной комиссии - всегда приводила в трепет тех, кто стремился облечься в скромную тогу кандидата или более престижную мантию доктора наук. Так вот однажды в недрах этого грозного учреждения затерялась одна из докторских диссертаций, поступивших на рассмотрение. Проходил месяц за месяцем, а «кирпич» (так на сленге соискателей именуют диссертацию в твердом переплете) никак не находился. В конце концов он был обнаружен. Где бы вы думали, читатель? Под женщиной-машинисткой, на сиденьи ее стула. Будучи низкого роста, эта изобретательная особа таким нехитрым способом усовершенствовала свое рабочее место. Нетрудно предположить, сколь внушительным по объему был диссертационный фолиант, коль скоро на нем свободно можно было располагаться. А теперь представьте себе реакцию соискателя, если бы он узнал, под каким прессом все это время пребывал его многострадальный труд...

О другом случае мы уже ранее упоминали. Когда на железнодорожном вокзале города Донецка в камеру утерянных вещей была доставлена забытая рассеянным соискателем диссертация, то простодушный приемщик на ней начертал: исписанная бумага - 2 кг! Как видите, диссертация - весьма объемная продукция. И проистекает подобное обстоятельство из «требований ВАК», прежде союзной, а ныне - нашей родной.

Вот уже не один год на страницах печати публикуются статьи, критически оценивающие деятельность ВАК. Только в «Зеркале недели» на протяжении последнего года вышло более десяти публикаций на указанную тему (№ 17, 20, 22, 24, 32, 37, 46 и др.).

В связи с состоявшимся обменом мнений оправданным представляется попытаться подвести определенный итог. Это отнюдь не означает, что проблема исчерпана. Напротив, аргументированные суждения о подготовке и аттестации научных кадров заслуживает постоянного внимания широкой научной общественности.

Приходится констатировать, что среди выступлений и откликов на них в ходе состоявшейся на страницах «ЗН» дискуссии мы так и не услышали голоса руководства Высшей аттестационной комиссии. Причину такой позиции ВАК трудно понять. Ведь очевидно, что подобное отсутствие обратной связи, когда на выступления в прессе ученых нет никакой реакции со стороны ВАК, тактика не случайная, а прочно укоренившаяся. Напомним завершающую фразу предшествующей нашей публикации («ЗН», № 17, 1999): «Попытка обсудить с руководством ВАК вопросы, поднятые в этой статье, увы, не увенчалась успехом, но отнюдь не по вине авторов…». Это означало, как, вероятно, догадался читатель, что авторам во встрече было отказано.

Здесь нелишне заметить, что указанная проблема обсуждается научной общественностью страны уже давно. По существу, с момента образования самой комиссии, а если быть предельно точными, то еще начиная с того этапа, когда только стал известен проект самостоятельной украинской ВАК. Еще в 1995 году один из авторов настоящих заметок опубликовал статью под названием «Двойник союзного монстра?». А затем в продолжение этой же темы с обстоятельной публикацией под примечательным названием «И снова камень на шее науки» выступил член-корреспондент НАН и АМН Украины Д.Зербино. Главная мысль в обеих статьях сводилась к тому, что если в Украине Высшая аттестационная комиссия будет создана по старым союзным шаблонам, то она станет, как и бывшая московская ВАК, бюрократическим ярмом. Настоятельно рекомендовалось, чтобы при организации новой структуры были обязательно учтены и не повторялись ошибки старой союзной комиссии с ее множеством формально-бюрократических стереотипов. А в последующем, когда высказанные опасения, к сожалению, не только подтвердились, но и превзошли ожидаемые, начали появляться в прессе критические статьи ученых в адрес уже действующей ВАК, возглавляемой вначале И.Дзюбой, затем М.Панчуком, а вслед за ним нынешним председателем комиссии В.Скопенко. Как видим, дело совсем не в том, кто в данное время стоит у руководства ВАК, а в неизменяющихся и прочно укоренившихся принципах организации этой структуры, взятых из опыта прошлых лет.

В октябре ВАК провела совещание, на которое были приглашены представители специализированных советов. Сам факт отрадный, если вспомнить, что новым руководством комиссии был ликвидирован «большой совет» ВАК - общественный орган, где можно было, хотя бы периодически, обмениваться мнениями. На этом совещании было сказано, что в прессе ВАК критикуется за бюрократические регламентации, однако последние являются якобы необходимой и даже спасительной мерой против недобросовестных соискателей, этаким вынужденным заслоном. Подобный аргумент не нов. И на этот раз, как обычно, в его обоснование было рассказано много почти детективных историй о всяческих изощрениях, подлогах и циничном плагиате, чинимых прохиндеями от науки. Но давайте задумаемся: оправданно ли, определяя тактику и принципы деятельности ВАК, исходить из факта подобных неправомерных деяний, придавая им универсальную значимость?! Логично ли принимать их в качестве исходной предпосылки, оправдывающей причину, по которой следует загнать систему защиты диссертаций в прокрустово ложе формальных регламентаций, ограничений, требований и запретов?

Должна ли в работе ВАК, по-прежнему, преобладать инспекторская функция либо наряду с ней комиссия должна заниматься аналитической деятельностью? Первое предусматривает только введение соответствующих требований, запретов и ограничений, соблюдение которых обязательно при подготовке и защите диссертаций, второе - одновременное определение стратегии и тактики обеспечения научными кадрами приоритетных отраслей науки, анализ вклада в науку диссертационных работ, прогнозирование дальнейшего развития подготовки научных кадров. К этому мы и обращались в своих публикациях и были поддержаны большинством из выступивших в печати. К сожалению, на протяжении многих лет выступления по этому поводу на страницах периодических изданий и в других средствах массовой информации остаются гласом вопиющего в пустыне.

Итак, в чем суть высказанных соображений и предложений, адресованных учеными ВАК на страницах «ЗН» и ряде научных форумов? (Для краткости изложим их фрагментарно.)

В.Фролькис, академик: Аттестация всех научных кадров должна быть в одних руках. Почему профессора и доценты должны аттестоваться в Минобразовании, а старшие научные сотрудники - в аттестационной комиссии? Чем мощнее будет система специализированных и экспертных советов, тем легче будет работаться ВАК.

К.Сытник, академик: ВАК должна быть полностью автономной и независимой. Основными принципами должны стать требовательность и справедливость, ведь президиум ВАК - это последнее государственное слово. Если многие из нас адресуют ВАК конкретные предложения, если мы активно заработаем, ситуация изменится.

П.Костюк, академик: Следует освободить соискателей степени кандидата наук (как известно, кандидатская диссертация - квалификационный труд) от неоправданной излишней опеки ВАК и множества ничем не мотивированных ограничений.

Ю.Кундиев, академик: Как система ВАК пока еще не работает. Нет обратной связи, нет тесных взаимоотношений специализированных и экспертных советов.

Б.Мокин, профессор: Сегодня в науку идут фанаты. К ним надо относиться как к ее сподвижникам, а не как к тем, кто хочет зайти с «черного хода». Считаю, что относительно ВАК нужно применить антимонопольное законодательство.

Д.Зербино, чл.-корр. НАН и АМН: Надо свести до разумного уровня количество требуемых от диссертантов и специализированных советов многих и различных форм. Паркинсон предупреждал, что когда бумажное море приобретает совершенно невиданный размах, то оно способно захлестнуть вас с головой и утопить. В самой ВАК все время меняются основные документы, пополняются новыми формами, новыми правилами, стремлением «совершенствовать процесс аттестации». Полную ответственность за аттестацию кандидатских диссертаций следует возложить на специализированные советы.

М.Стриха, доктор физ.-мат. наук: Когда в нашей ВАК ранее наметилась тенденция к реформированию, то специализированные советы получили право окончательного вердикта по кандидатским диссертациям. Ныне же ВАК стала снова требовать их к рассмотрению. Не стоит бояться радикально сократить ВАК, оставив за ней общий надзор за формированием и деятельностью специализированных советов «на местах» - в академических институтах и университетах. Главной задачей ВАК мог бы стать стратегический анализ состояния науки в Украине. Ведь только ВАК обладает исчерпывающими данными по всему массиву защищаемых диссертаций - и обязана бить тревогу, когда происходит сворачивание, а то и умирание научных направлений. Собственно, именно для этого формировался ранее «большой совет» ВАК (ныне, увы, упраздненный. - Авт.).

К.Корсак, кандидат физ.-мат. наук: Весьма важным аспектом является общественный контроль либо ВАК, либо тех инстанций, которые ответственны за принятие или отклонение диссертации. Желательно использовать нашу ВАК, независимо или в союзе с иными инстанциями, для представления ученым Украины сведений о тех полях исследования, в которых их результаты могут получить финансовую и материальную поддержку частных или других зарубежных предприятий. Речь идет об использовании ВАК в качестве ядра консолидации ученых и аккумулирования их знаний в данной области.

В.Квятко, доцент: ВАК сегодня замедляет рост знания в Украине, направив свои усилия на борьбу с «учеными злодеями», а не на то, как «заставить учиться» страну. Философия ВАК не выдерживает критики с точки зрения философии науки. В обществе нет уверенности, что контроль за тем, «чтобы в науку не шли люди, к ней совсем не причастные», сейчас возложен на людей, «истинно причастных к ней». Это общеизвестно прежде всего в области гуманитарных наук. Отклонение диссертаций не по содержательным признакам, а по формальным (наличие «ваковского вала» публикаций), опасно для общества. Мало понятно разделение периодических изданий на «научные ведущие профессиональные издания» и «другие периодические профессиональные издания» (а судьи кто? - Авт.). Перечень изданий ВАК растасовала по узким квартирам. В соответствии с новыми правилами химику, например, не будет засчитываться публикация в философском журнале и наоборот, философу - в химическом издании. И в этом, как и в том, что диссертация сегодня - интеграционная работа с многих точек зрения, а потому требующая не одного руководителя или консультанта, проявляется выраженная антиинтеграционная политика ВАК.

А.Коваленко, аспирант: Следует признать - не видно, чтобы к выработке решений и дальнейших направлений деятельности ВАК привлекались научные массы, что было бы совсем не лишним. ВАК не назовешь открытой организацией. Это подтверждает и непонятная молчаливая позиция его должностных лиц, которые не спешат ответить на критику, снять недоразумения, выступить в широкой прессе со своим видением проблем подготовки научных кадров. Справедливыми являются предложения наделить ВАК, кроме прочих, такими аналитическими функциями, как ежегодный анализ состояния научных кадров в стране, создание и обновление банка данных об ученых разных специальностей в Украине (структура, количественная и качественная характеристики, сфера деятельности, эффективность использования), периодическая публикация этих данных в прессе; учет и анализ данных о спецсоветах, квалификации их состава, уровне подготовки специалистов, их дальнейшей деятельности.

Е.Брюхович, профессор: Положения, регламентирующие требования к объему диссертационных работ и ограничению количества научных специальностей, по которым диссертация может быть представлена к защите, свидетельствуют о том, что наша система аттестации научных кадров находится не в ладах с развитием науки и изменениями, происшедшими в последние десятилетия в ее философской и методологической базе. Чтобы сегодня защитить диссертацию, нужно, говоря образно и перефразируя известное изречение, грамм радия, добытый из тонн руды, погрузить в пустую породу слов ради того только, чтобы создать «объем», удовлетворяющий требования ВАК, - для диссертаций на соискание доктора наук 250-300 машинописных страниц (в недавно внесенных изменениях 11-13 авторских листов), а для общественных и гуманитарных наук и того более (350-400 страниц, или соответственно 15-17 авторских листов). Еще одно требование ВАК, предписывающее не выходить за пределы двух специальностей, выступает по существу преградой для «проникновения» науки в информационные кладовые междисциплинарной области. Это ограничение приходит в противоречие с потребностью в ряде случаев вовлечь в междисциплинарные исследования несколько научных дисциплин (по бюрократической терминологии - номенклатурных специальностей). Ведь согласно положению, регламентированному ВАК, выходит, что за двумя специальностями науки уже нет.

И еще. Поскольку докторская диссертация направляется в экспертный совет на аудиторскую проверку, от мнения аудитора зависит, быть или не быть соискателю доктором. От возможного ошибочного мнения члена (или членов) экспертного совета страдает наука, не говоря уже о соискателе. А ведь и члены экспертного совета, как и члены специализированного совета и официальные оппоненты, принадлежат одному и тому же докторскому корпусу страны. Поэтому в ряде случаев (при необходимости) было бы логичным обсуждать заключение экспертного совета совместно с теми членами специализированного совета, которые представляют в нем данную специальность, а также с официальными оппонентами, возможно, и с другими учеными (по усмотрению экспертного совета).

Ю.Дупленко, доктор медицинских наук: Во всем мире признано, что наиболее перспективные работы выполнены на стыке разных научных дисциплин. Одной из таких междисциплинарных отраслей знаний является история науки (например, история биологии, химии, физики и т.п.), равно как и науковедение. Тем не менее, математик или физик, биолог или медик, выполнивший диссертацию по истории своей науки, по правилам нашей ВАК может претендовать только на степень кандидата или доктора исторических наук - странная установка, которой, кстати, никогда не было в бывшей союзной комиссии. Что касается науковедения, то эта признанная в мировой науке область знаний до сих пор вовсе отсутствует в перечне предусмотренных ВАК специальностей.

Таковы, далеко не все, соображения и вытекающие из них предложения, которые в краткой форме мы попытались здесь представить. А почему бы это же в более развернутом виде не сделать самой ВАК, чтобы затем обстоятельно обсудить с научной общественностью пути реализации тех рекомендаций, которые будут признаны и обоснованными, и полезными? Пока же приходится констатировать, что большинство ученых, выступавших в прессе и на научных форумах по поводу затронутых выше проблем, увы, настроены весьма скептически.

Здесь особо следует обратиться к тем нашим оппонентам, которые склонны считать, что в указанных выше выступлениях присутствует только критика и ничего более. Отнюдь. Ведь, аргументируя критические замечания в адрес ВАК, одновременно, как это было показано выше, высказываются конкретные предложения. Задача в том, чтобы объективно их рассмотреть, а главное - реализовать в повседневной практике подготовки и аттестации ученых. С этих позиций остается рассмотреть еще несколько положений. Одно из них в следующем. Несомненно, что практика работы ВАК во многом отражает общее состояние подготовки молодых научных кадров в Украине, система которой требует совершенствования. Действующая ныне схема их формирования во многом напоминает инкубатор: молодой специалист, успешно и в минимальные сроки (три года или немного более) защитивший кандидатскую диссертацию, сразу же приступает к работе над докторской и завершает ее за относительно короткий срок. Поистине идиллическая картина! И мало кто встревожен тем, что подобный стиль формирует своеобразные фантомы ученых, сведущих, в сущности, лишь в весьма узких фрагментах определенной темы. Но это еще не самое худшее... А сколько благодаря такой упрощенной и поточной схеме стали кандидатами и докторами наук из числа административных работников, руководителей различных министерств и ведомств, весьма отдаленно причастных к науке. ВАК была вынуждена прибегнуть к привычному очередному ограничению - докторскую диссертацию можно защищать не ранее чем через три года после кандидатской. Разумеется, начальников разных рангов, торопящихся обзавестись ученой степенью, это не очень смутило. Для них вполне приемлем и такой, достаточно короткий, срок... Итак, во всем следовать инструкции - вот основная задача.

Удивительная все-таки психология, укоренившаяся в сознании законодателей и контролеров от науки, - усматривать все, что не укладывается в рамки инструкций, предписаний, директив, сложившихся стандартов, как нарушения, караемые запретами и санкциями. Отсюда парадоксальная практика: чем меньше проторенных подходов, трафаретных решений, привычных форм, тем сложнее прохождение и апробация диссертационных работ. Известно, например, что соискатель, выполнивший диссертацию на стыке разных отраслей науки и практики, - следовательно, уже самим фактом такого выбора, подтвердивший свою решимость преодолеть трудности, неизбежные при подобных исследованиях, - как правило, попадает в более сложную ситуацию, чем другие диссертанты. Он неизбежно оказывается в сфере повышенного внимания аппаратных контролеров.

К тому же его лишают права, как об этом уже неоднократно писалось, иметь более одного научного руководителя или консультанта. Даже по медицине, где необходимость во многих случаях в двух руководителях, скажем, клинициста и теоретика, очевидна, следует испрашивать разрешение ВАК. И это несмотря на то, что «большой совет» и президиум ВАК ранее согласились с тем, что при необходимости можно назначать двух руководителей (постановление ВАК № 6-02/3 от 26.03.98).

На подобное несоответствие было обращено внимание руководства ВАК в специальном письме, адресованном ему президиумом Академии медицинских наук и Министерством здравоохранения. В полученном ответе, не вдаваясь в существо дела, было сообщено, что в соответствии с действующим положением назначение двух научных руководителей может проводиться как исключение и только с разрешения ВАК. Но ведь именно о том, что применительно к медицинским диссертациям это никак не оправдано, и обратились в ВАК вице-президент АМН и министр! Если уж им отвечают подобным образом, то что же можно сказать в отношении обращения в ВАК рядовых соискателей. Воистину: нет оракулов в своем отечестве!

Как не единожды отмечалось, в деятельности ВАК по-прежнему главенствует надзирающая функция со всеми ее атрибутами. Впору назвать этот орган комиссией по контролю за защитой диссертаций. Невольно вспоминаются многочисленные комитеты по различным видам государственного надзора. Сказанное - не метафора. На одном из заседаний в предшествующие годы «большого совета» ВАК даже прозвучало предложение руководства о преобразовании комиссии в государственный комитет.

Мы уже как-то отмечали, что к членам экспертных советов ВАК отношение их коллег по специализированным советам не только весьма уважительное, но и сочувственное, поскольку деятельность и этих советов, как и работа специализированных советов, протекает в жестких рамках, установленных ВАК, регламентов и ограничений. Да и самостоятельность их относительная, поскольку практически постоянно наставляют их по поводу «контроля за соответствием» штатные работники аппарата и, к тому же, решающее слово не за ними, а за президиумом. Правомерен вопрос: почему же экспертным советам ВАК, в состав которых входят высококомпетентные ученые по данной специальности, не принадлежит право окончательного решения? Необходимость же арбитражного рассмотрения (в спорных случаях) могла бы определяться президиумом. К предложениям, касающимся повышения в рамках самой комиссии роли экспертных советов, стоит прислушаться. Думается, что именно экспертным советам в тесном сотрудничестве со специализированными советами под силу сделать так, чтобы на практике система аттестации научных кадров соответствовала особенностями современного этапа развития данной отрасли науки. В биологии и медицине, скажем, анализ наиболее рейтинговых научных журналов свидетельствует о таких горячих точках, как клонирование, генная терапия, биотехнология, нейрофизиология, проблема продления жизни, экология. Отражают ли эти тенденции диссертационные работы или монографии, представляемые соискателями ученых степеней? Вопрос, заслуживающий особого внимания экспертных советов. А в связи с ним и еще один. Публикации в тех же рейтинговых журналах отражают объективную ситуацию сегодня в мировой науке, суть которой в следующем. Разработчиками указанных выше и других приоритетных направлений являются, как правило, авторские коллективы. Насколько оправданно при этих условиях положение ВАК, столь безоговорочно отдающее предпочтение индивидуальным публикациям и даже регламентирующее их обязательное количество? Вопрос весьма спорный. Так же, как и то, почему ВАК вовсе не учитывает общепринятый в мире в качестве весомого критерия индекс цитирования (citation index), о чем писал еще ранее академик В.Фролькис.

***

Итак, какой же выход и что, с нашей точки зрения, следует предпринять? Принять одно из предложений, внесенных на страницах «ЗН» (№ 20), в котором речь идет о необходимости собрать «велику раду» ВАК или совет ученой общественности и утвердить положение о защите диссертаций, отбросив все тормозящие движение науки требования ВАК? Возможно, что такое предложение и оправдано, и приемлемо, как и дополняющая его рекомендация «все последующие инновации вводить в действие через два-три года, потому что действительно на переправах как лошадей, так и норм менять нельзя».

На указанном выше или другом форуме ВАК совместно с представителями научной общественности можно было бы обсудить главный вопрос о том, правомерно ли, что в деятельности ВАК в стиле административной гипертрофии продолжает преобладать сугубо надзорная функция. Убеждены, что ВАК из структуры административно-контрольной необходимо трансформировать в научно-организационное учреждение, где должна доминировать координация деятельности специализированных советов, а также аналитическая функция, о которой уже речь шла выше. При необходимости она должна сочетаться и с функцией арбитражной.

Ответственность за квалификацию специализированных советов, уровень рассматриваемых на их заседаниях диссертаций, степень научной требовательности при самом их рассмотрении, принципиальный характер дискуссий и принимаемых специализированными советами решений следует возлагать на те учреждения (академия, университет, институт и др.), при которых они функционируют. Разумеется, в первую очередь на членов советов, которые присуждают искомую степень. В конечном счете это и будет определять профессиональную репутацию как самого специализированного совета, так и ответственного за него научного или учебного заведения.

ВАК могла бы уже сегодня, взяв на себя аналитические функции, реализовать «инициативу снизу», с которой, как нам известно, обратились в комиссию авторы интересного предложения - д.б.н., профессор М.Антомонов и к.т.н Л.Русакова, суть которого в следующем. По согласованию и при поддержке зам. председателя ВАК С.Иванова они на общественных началах переработали значительный объем информации, имеющейся в ВАК в электронном виде, и в результате двухмесячного труда подготовили полноценный научный отчет, который и передали в ВАК. В своей работе они рассчитали критерии, по которым можно оценивать качество квалификационных работ по числу публикаций, количеству замечаний и отзывов на автореферат, числу выступлений, результатам голосований и т.д. Были выявлены наиболее «популярные» специальности, а также специальности, по которым число защит наименьшее. Был также проведен анализ адекватности и напряженности работы спецсоветов по показателям уровня и количества диссертаций, степени активности членов советов. Проведена сравнительная оценка качества защищенных диссертаций по их внедрению (структуре публикаций). Оказалось возможным оценить и принципиальность обсуждений, равно как и принимаемых решений, путем сопоставления содержания замечаний оппонентов и выступлений членов советов с итогами голосований.

Результаты подобного анализа позволяют выявить перспективные научные направления, оценить основные тенденции научного развития страны, получить объективные критерии качества работы спецсоветов, качества защиты и уровня диссертаций. Отчет М. Антомонова и Л. Русаковой находится в настоящее время в ВАК. Возможно, это станет началом конструктивного взаимодействия?

В заключение остается отметить, что дискуссия, состоявшаяся на страницах «ЗН», оказалась плодотворной. На данный момент уже подготовлен проект закона об ученых степенях и званиях, инициированный Комиссией по вопросам науки и образования Верховной Рады. Существует также другой проект, альтернативный. Но это тема отдельного разговора.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно