Какую науку должно финансировать государство?

29 января, 09:57 Распечатать Выпуск №3, 27 января-2 февраля

Наука разоблачает антисоциальную суть олигархической власти и указывает путь борьбы с ней.

Новый закон о научной деятельности продемонстрировал непонимание лицами, уполномоченными выполнять государственные функции, доминантной роли науки в современном рыночном обществе. И на то есть некоторые причины. 

Науку часто путают с образованием. Однако это разные категории, хотя и тесно связанные. Наука — процесс получения новых знаний, тогда как образование является результатом приобретенных знаний и навыков. Поскольку же процессы получения знаний могут быть разными, то отсюда следует неоднородность понятия науки. Сущность научной работы зависит от способа и цели обретения знаний. Поэтому, когда стоит вопрос о реформировании науки, прежде всего нужно держать в уме, какому способу и какой цели получения знаний будет отдан приоритет, и насколько он отвечает первоочередным нуждам государства. Вообще, хорошо было бы активно поддерживать все способы получения знаний, но, как известно, ресурс государства всегда ограничен. Поэтому приходится выбирать приоритеты. Иными словами, какую науку государство должно финансировать в первую очередь как приоритетную и как ее применить на пользу государству. 

Как ни удивительно, но ни наши высокие должностные лица, ни руководители научных учреждений не могут дать на это ответ. Так, академик-секретарь Отделения физики и астрономии НАН Украины В.Локтев, комментируя слова Жозе Мануэла Баррозу "будущее Европы — это наука", отмечает: "И хотя я ярый сторонник этих слов, на вопрос, почему именно теперь тема науки приобрела такой широкий резонанс, однозначного ответа у меня нет" (Вестник НАН Украины, 2015 г.). 

Однако Петр І, основатель Российской империи, уже триста лет назад имел довольно четкое и однозначное мнение о роли науки в государстве. Его можно во многом упрекнуть, но в государственном строительстве Петр І может многим дать фору. Он хорошо понимал: прорубив окно в Европу и вступив в жесткую конкуренцию с европейскими государствами, чтобы выйти победителем, нужно заручиться мощной научной поддержкой. Особенностью научной поддержки является то, что она отдает предпочтение тому, кто первым использует научные результаты. Однако оказалось, что науки, культивированной в просвещенческих учреждениях, недостаточно. Поскольку просвещенческие учреждения, прежде всего, ориентированы на науку как процесс получения новых знаний. Им важна не столько весомость научного результата, сколько обучение проведению научных исследований. А получение научного результата является подтверждением успешности обучения. Тогда как государству нужна была организация для получения новых знаний, ориентированная на конечный результат научного поиска. Результат, который приводил бы к практическому применению. Только в таком случае научные разработки могли быть максимально эффективными для государства. Поэтому, чтобы наука работала на государство, Петр І основал Петербургскую академию наук. 

В "Определении об Академии", им собственноручно редактированном, говорилось: "…ныне в России здание к возращению художеств и наук учинено быть имеет". 

Ключевым пунктом здесь являются практические знания, необходимость которых определяется в первую очередь и которые играют доминантную роль в построении государства. Не надо путать получение практических знаний с прикладными исследованиями. Прикладные исследования — это уже процесс воплощения в жизнь знаний, имеющих практическое значение. Довольно ярко это можно продемонстрировать на примере научной деятельности Евгения Патона. В процессе исследования закономерностей прохождения тока через контакт двух металлов под его руководством получены практические знания, которые легли в основу разработки технологий электросварки. 

Таким образом, по замыслу Петра І, академия не ограничивалась лишь задачами для науки, а должна была сориентироваться на решение задач, связанных с получением полезных практических знаний. Программу деятельности академии диктовали нужды быстрого развития государства. Для осуществления этих замыслов в Россию пригласили ряд ведущих в то время европейских ученых, и их деятельность оплачивали золотом. Здесь мы сталкиваемся с еще одной особенностью науки: наукой как сферой проявления творчества нельзя заставить заниматься, ею можно лишь заинтересовать. А это означает, что наука — дорогое удовольствие. Поэтому затраты на нее должны быть хорошо спланированы. 

Но проблема в том, что наши государственные деятели и академики до сих пор не имеют представления об особенности доминирования науки в государстве, ограничиваясь лишь ее просвещенческим моментом. Парадокс? Однако схема непосредственного использования науки примитивно проста: применение науки для получения практических знаний, что позволяет достичь победы в конкуренции. И это единственная возможность для государства мирным способом достичь преимущества. Поэтому и была основана Академия наук. Все довольно просто! То есть тезис "будущее — это наука" — указатель направления и пути движения к победе и самоутверждению через развитие и использование науки.

Еще большее значение приобретает наука в обществе с товарным производством. В таком обществе произведенный продукт имеет значение лишь при условии, что его можно продать, то есть если он становится товаром. Но товарных производителей много, и потому между ними всегда ведется жестокая конкуренция, где на первый план выходят качество и цена. Сделать товар качественным и дешевым без науки невозможно. Но для исполнения такой роли она должна удовлетворять определенные требования. 

Во-первых, в полной мере плодами науки может воспользоваться структура, использующая научные результаты впервые. То есть научные исследования должны иметь некоторую меру секретности. Во-вторых, в научных исследованиях необходимо отражать нужды общества. В-третьих, уровень научных исследований должен быть достаточным для обеспечения прогнозной функции. Наука — единственная сфера деятельности человека, которая может осуществлять предвидения с высоким уровнем достоверности. С проблемами общества значительно легче бороться, если их заранее можно предвидеть. Тогда есть возможность весьма безболезненно, превентивными мерами избежать негативных последствий для общества. Казалось бы, что тут непонятного? Но почему тогда украинское правительство не финансирует науку? 

Как ни странно, основным противником развития науки в нашей стране является олигархическая система власти. Чтобы понять, в чем дело, сначала нужно четко осознать, что собой представляет олигарх. На первый взгляд, это может показаться странным, но олигарх — бизнесмен-неудачник. Человек, который каким-то образом завладел некоторым финансовым ресурсом и старался наладить бизнес. Но бизнес предполагает конкуренцию, в которой он честным способом победить не может. Тогда человек ищет какой-то другой способ для достижения преимущества. Один из них — добиться монополии в своей сфере деятельности. А дальше — идти по пути искусственного завышения цен на продукцию. Такой пример. В Украине из 14 теплоэлектростанций  9 принадлежат одной корпорации. А мы удивляемся, почему цена на электроэнергию беспрерывно возрастает. Почему нельзя продать мощную кондитерскую структуру по частям? Однако же тогда появится конкурент, который будет изготовлять такую же продукцию, однако по более низкой цене. Олигарх этого допустить не может. Второй способ — создать во власти лобби, которое будет предоставлять преференции. То есть льготы для бизнес-структур, работающих на олигарха, остальных же бизнес-конкурентов государство довольно легко и "законно" удушит налогами. Для реализации такой программы прежде всего нужен жесткий контроль над властью. Этого можно достичь только развив мощную коррупцию и масштабно манипулируя средствами массовой информации, которые для таких нужд лучше иметь в собственности. Поэтому все олигархи владеют СМИ. В Украине 90% СМИ принадлежат олигархам. Из этого напрашиваются два вывода. 

Первый — олигарх искусственно убивает лучший, чем у него, бизнес и таким образом блокирует развитие экономики страны. Наши инвесторы удивляются, почему предоставленные государству кредиты не вкладываются в экономику. Зачем олигархам головная боль — создание конкурентов? 

Второй вывод — олигарх является генератором коррупции в стране. Для того чтобы власть принимала нужные им законы и предоставляла преференции, они должны материально стимулировать чиновников, ответственных за выполнение государственных функций. А это и есть коррупция. В свою очередь, коррумпированная власть для обеспечения своего стабильного существования создает коррумпированный суд, который ее и олигархов тщательно оберегает. Никто не хочет ссориться с олигархами, пока существует коррумпированная судебная система. Олигархам нужен именно такой суд. Суд, который можно купить. Поэтому неудивительно, что после Революции достоинства судей не трогают. Власть же осталась олигархическая, и когда речь заходит об "охоте на коррупционеров", не надо питать иллюзий. Речь идет о банальном перераспределении коррупционных схем. Неподатливых уничтожают, остальных берут на службу. Мы удивляемся, почему не могут привлечь к ответственности янычар Януковича, которые убивали на Майдане людей. Но с позиции олигархов они преступлений не совершили, они просто защищали олигархический режим и являются верными исполнителями и героями. В схемах существования олигархической власти науке просто нет места, ее не понимают и боятся. А все потому, что наука является естественным оппонентом олигархии.

Наука разоблачает антисоциальную суть олигархической власти и указывает путь борьбы с ней. Он довольно прост: судебную систему нужно отделить от власти. Это ключевой пункт борьбы с олигархами. Отношение к этому требованию вместе с тем является критерием для определения приверженцев олигархов и людей, исповедующих коррупцию. При отлучении олигарха от власти он банкротится, как это случилось с И.Коломойским. Независимость судебной системы от власти вызывает банкротство олигархов. Иначе говоря, независимый суд одновременно является инструментом для уничтожения олигархической власти. А теперь вопрос для раздумья: будет нынешняя власть финансировать науку или нет? 

Тот факт, что власть не может или не хочет использовать науку для развития государства, не является основанием для недостаточного ее финансирования. Скорее, это свидетельствует о моральной устарелости власти и ее неспособности управлять государством. С другой стороны, вследствие систематического недофинансирования уровень научных исследований в стране весьма резко упал. Этот факт используется как аргумент неэффективности научных исследований. Иначе говоря, искусственно создан аргумент, чтобы не финансировать науку. Но в этом есть нечто странное: даже сами научные работники как-то односторонне, стыдливо отстаивают свои требования. В чем дело? Суть вопроса в том, принесет ли хоть какую-то заметную пользу государству непосредственное повышение финансирования научных учреждений при нынешней организации проведения научных исследований. В этом есть большое сомнение. Для того чтобы была отдача от науки, нужно существенно реформировать организацию проведения исследований. А вот тут и есть камень преткновения. Недавно принятый закон о научной деятельности довольно четко свидетельствует, что проблема осталась нерешенной. Этот закон решает проблемы определенных научных групп, находящихся при управлении научными учреждениями, но не решает проблему взаимосвязи "наука — общество". Проблема в том, что когда наука содержится на средства общества, общество непосредственно должно получать отдачу от науки. А ее получение, к сожалению, в рамках принятого закона, остается призрачным. 

Корректная реформа науки невозможна без выяснения, в чем состоит суть научной работы и как ее стимулировать. На первый взгляд, это технический вопрос. Однако он содержит важный социально-политический аспект. Собственно, суть научной работы — генерация идеи и установление ее достоверности. Когда достоверность установлена, результат научной работы переходит в категорию знаний. На практике в СССР было заведено присваивать научную степень кандидата наук соискателям, доказавшим свою способность устанавливать достоверность научной идеи. Степень доктора наук присваивали, когда, кроме обработки идей, еще была продемонстрирована генерация новых идей, приводивших к значительному продвижению в науке. Зарубежные ученые приглашают наших ученых именно с целью генерировать идеи и устанавливать их достоверность. Но идей, направленных на решение научных проблем, нужных их странам, которые, в конце концов, станут их. Если при этом у нашего соотечественника появятся новые идеи, то они уже будут интеллектуальной собственностью зарубежных ученых. Таким образом, приглашая наших ученых к сотрудничеству, зарубежные ученые используют научный потенциал и ресурс Украины. При этом Украина как государство ничего не получает. Как такую проблему решают другие страны? Они просто запрещают проводить важные для них научные исследования за рубежом. Мне пришлось столкнуться с ситуацией, когда при обсуждении решения научных задач возникали моменты возможного их практического использования, и тогда японские ученые внезапно переходили на японский язык. А в США научными разработками, принципиально важными для укрепления конкурентоспособности страны, могут заниматься лишь граждане страны и на территории страны. Это нужно для того, чтобы привлекать к ответственности за утечку важной информации, что наносит ущерб государству. Но такие моменты в новом законе о науке не предусмотрены. Это означает, что он не отвечает современным требованиям.

На самом деле новый закон о науке фиксирует вузовский стиль проведения научных исследований. Суть его заключается в исследовании по тематике. Такой стиль очень удобен в учебном процессе. Он разрешает широкий выбор научных задач, не ограничивает студентов в поисках интересных задач и т.п. Здесь главное — демонстрация высокого уровня проведения исследований, демонстрация интеграции в научное сообщество и, таким образом, обеспечение современного уровня преподавания в вузах. Основной мотивацией исследований становится получение ученых званий. Но такой подход к научной работе имеет существенный недостаток — позволяет избежать трудных для решения и вместе с тем очень нужных и важных для страны научных задач. Однако для вузов это приемлемо, поскольку научные работники получают жалованье за обеспечение учебного процесса. 

Вузовский стиль проведения научных исследований имеет ряд негативных аспектов. Наиболее распространенный среди них — подмена оригинальных научных исследований методическими работами. Это не только наша беда, это беда международного масштаба. Часто удается довольно тонко имитировать проведение научных работ. Логика здесь проста: достаточно заявить о решении научной проблемы. Если в дальнейшем это окажется правдой, то заявитель — герой и заслуживает поздравлений, если нет, то просто ошибся. Все ученые ошибаются, это закон природы. Такие манипуляции не очень затратны, но при этом можно получить солидное финансирование. Способствует такому положению вещей введение формальных критериев для установления рейтингов значимости научной деятельности, в частности таковым является показатель Гирша. Он позволяет методические по сути работы выдавать за научные, классифицируя их как научно-методические. Кроме того, есть технологии, позволяющие за несколько лет сделать его заоблачно высоким. То есть речь идет о создании искусственных рейтингов значимости. Чтобы получить действительно научный результат, надо хорошо поработать. А методическая работа намного легче и проще. Однако наука такая вещь, что она либо есть, либо ее нет. Могут быть недостатки исследований, ошибочные результаты, но недопустимо создавать видимость проведения научных исследований. Кстати, оценка результативности и значимости научных исследований тоже несложная. Достаточно сравнить знания до и после проведения исследований и установить, насколько эти знания влияют на дальнейшие исследования, и таким образом становится понятной стоимость работы. К сожалению, в научном пространстве большая доля научных статей представляет собой имитацию исследований. 

Основное назначение академий, в частности Национальной академии наук Украины, именно и есть производство научного продукта, необходимого для успешного развития государства и роста его конкурентоспособности. Однако именно для выполнения такой миссии она сегодня мало пригодна. Прежде всего это связано с тем, что за годы независимости Украины, вследствие низкого финансирования, она потеряла способность выполнять научные задачи на заказ и стала неконкурентной в производстве научного продукта. Примеров можно привести множество. Почему и как так случилось — отдельный вопрос. Но основное нарекание здесь на институт академиков, руководящий академией. Система управления научными исследованиями через институт академиков не отвечает современным требованиям. Сейчас он не представляется пригодным для того, чтобы обеспечить управление научными учреждениями и своевременное производство необходимого качества научного продукта. Для лучшего понимания приведем пример. Сельскохозяйственная продукция может производиться в пределах помещичьего или фермерского хозяйства. Фермерское хозяйство более конкурентноспособно, поэтому помещичье ему всегда будет проигрывать. В науке аналогом института помещиков является институт академиков. Естественно, что при нынешней системе управления НАН всегда будет проигрывать. Это — основная проблема для академии. Как ее решить? 

В прошлом году в НАН состоялась масштабная кампания по реорганизации, но она не затронула систему управления. Это означает, что все фактически остается таким, как прежде. Академия и в дальнейшем остается непригодной для выполнения своей основной функции — обеспечения конкурентоспособности государства.

Это существенный недостаток НАН. В свое время в Датском техническом университете было научное подразделение, которое работало на таких же началах, что и в Национальной академии наук Украины. В этом подразделении ученые публиковали десятки научных работ за год в престижных мировых изданиях. Тем временем другое подразделение печатало несколько работ в год. Но эти работы репродуцировали практические знания. Первое подразделение ликвидировали, второе — расширили, и оно сейчас процветает. В результате такого подхода к науке Дания в 2009 г. заняла первое место в Европе по эффективности использования научных разработок. Дания — конкурентоспособная страна и страна с наиболее низким уровнем коррупции. А у нас руководство НАН под лозунгом сохранения науки фактически превратило ее в музей славы науки социалистического периода. Поэтому неудивительно, что за годы независимости академики не только не смогли выработать стратегию развития НАН, пригодную для государства, но даже не смогли избрать действующего президента академии. Полный коллапс. 

Как выйти из такого положения? Выход довольно простой и известный, академики его хорошо знают, однако для них он неприемлем. Все, что нужно для исправления ситуации, — это перейти от финансирования по тематике к финансированию решения конкретных научных задач. Приоритет отдавать тем, кто берется за эти задачи и их решает. Для этого следует сделать две вещи. 

Во-первых, сосредоточить финансирование на решении конкретных научных задач, жизненно необходимых для государства. Во-вторых, решение таких задач сделать конкурсным. То есть финансировать реализацию разных идей, направленных на решение поставленных научных задач. Какая-то да и окажется удачной. Здесь не надо бояться перерасходов, конкуренция в научной среде — мощное средство стимулирования работы, она позволяет довольно быстро достичь положительного результата. При этом отфильтровывается наслоение, мешающее проведению научных исследований. Поскольку же научную задачу решают конкурирующие коллективы, то они и будут самыми лучшими рецензентами для мониторинга качества и эффективности научных разработок. Окончательный вывод о качестве проведенных научно-исследовательских работ может дать лишь потребитель научной продукции. Открытым остается вопрос, есть ли у нас такие потребители.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • molnauk molnauk 27 січня, 12:39 Люди, які зараз керують Академією наук, повинні піти 26.01.2018 У вівторок і середу науковці кількох інститутів Національної академії наук України пікетували приміщення Президії НАН. Вони скаржаться, що через недофінансування мають працювати на 0,5 ставки, а гроші, які виділила держава на науку у 2018-му році розподіляються в непрозорий і дуже дивний спосіб, передає Громадське. https://forum.pravda.com.ua/index.php?topic=959484.msg20768525#msg20768525 согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться molnauk molnauk 27 січня, 12:41 Група Ukrainian Scientists Worldwide https://www.facebook.com/groups/314070194112/ согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно