«СУДУ ВАЖНО УСТАНОВИТЬ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ ПРЕЗИДЕНТ СКАЗАЛ ВСЕ ЭТО»

1 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 1 декабря-8 декабря

О некоторых юридических аспектах происходящего «ЗН» попросило рассказать Григория ГИНЗБУРГА, киевского адвоката, заслуженного юриста Украины...



О некоторых юридических аспектах происходящего «ЗН» попросило рассказать Григория ГИНЗБУРГА, киевского адвоката, заслуженного юриста Украины.

— Может ли данная аудиопленка быть принята судом в качестве доказательства?

— В принципе, такая возможность не исключена. Но это уже вопрос оценки доказательств судом. Первый вопрос — пригодна ли вообще эта пленка для идентификации, возможно ли идентифицировать голоса. Перед экспертами будет поставлен вопрос о технической стороне (не было ли перерывов, остановок, монтажа) и по существу — в частности, чьи голоса записаны на пленке.

Если же, допустим, сотрудник СБУ действительно придет в судебное заседание и подтвердит, что он выполнил эту запись, то суд будет оценивать, в частности, какой была его цель, по чьему поручению он делал это.

— То обстоятельство, что данная запись получена незаконным путем, не будет иметь значения?

— Очевидно, что запись, о которой мы с вами говорим, не является процессуальным документом. Но закон и прежде всего Конституция (статья 62) говорят о том, что обвинение не может основываться на доказательствах, добытых незаконным путем. Однако в данном случае ни Л.Кучма, ни В.Литвин, ни Ю.Кравченко не выступают обвиняемыми в юридическом смысле этого слова. Обвиняемым может быть А.Мороз, а также человек, осуществивший эту запись. Значит, это в их отношении обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем. Сам А.Мороз говорит, что эта пленка является источником доказательства, что запись производилась в кабинете Л.Кучмы. Да, незаконным путем. Но ведь суду важно установить, действительно ли Президент сказал то, о чем идет речь в записи. Если будет установлено, что он действительно сказал все это, матерясь при этом всеми возможными способами в адрес журналиста, вероятно, вопрос будет решаться по существу.

Кроме того, иск предъявил сам В.Литвин, а Л.Кучма и Ю.Кравченко, несомненно, также заинтересованы в том, чтобы защитить свои честь и достоинство. Их вряд ли устроит, если суд, например, отвергнет эту пленку исключительно по формальным признакам. Они, естественно, заинтересованы, чтобы было установлено, что пленка является фальшивкой.

—Вам известны случаи, когда пленка была признана судом в качестве доказательства?

— Да, конечно, такие случаи были.

— Кто вправе проводить экспертизу аудиопленки?

— Экспертизу может проводить любой специалист, обладающий необходимыми для дачи заключения по исследуемому вопросу познаниями в данной области, как это и предусмотрено действующим законодательством. Эксперт дает заключение от своего имени и несет за него личную ответственность. Например, если А.Мороза обвиняют в клевете, он как подозреваемый или обвиняемый получает право ходатайствовать о том, чтобы в число экспертов были включены независимые специалисты, скажем, в области аудиотехники, которым лично он доверяет. И этот вопрос должен быть рассмотрен уже на стадии следствия.

— По словам А. Мороза, сотрудник СБУ, осуществивший эту запись, готов явиться в суд для дачи показаний. Что ожидает его, в соответствии с действующим законодательством, если он действительно решится это сделать?

— Вне всякого сомнения, его должны будут привлечь к уголовной ответственности. И я уверен, что А.Мороз отдавал себе в этом отчет, так как он не мог предполагать, что человек, записывающий переговоры Президента, останется безнаказанным. Здесь налицо статья 166 УК Украины — как минимум, речь может идти о превышении служебных полномочий, так как имел место сбор компрометирующих материалов, на что не было законных оснований. (Статья 166 УК предусматривает санкции до 12 лет лишения свободы в том случае, если данные действия привели к тяжелым последствиям. — ЗН.)

Для того, чтобы осуществлять прослушивание кого бы то ни было, нужно иметь разрешение прокурора, причем не ниже по уровню, чем прокурор города. Такое разрешение может быть получено только в отношении человека, подозреваемого в совершении тяжкого преступления. Трудно предположить, что кто-то мог дать санкцию на прослушивание Президента. А раз такой санкции быть не могло, значит, действия, направленные на прослушивание и запись разговоров Президента — незаконны. Вообще лично я не могу допустить, что подобные разговоры действительно имели место со стороны Президента.

— И в данном случае не имеет значения, насколько общественно значимой может оказаться информация, полученная таким путем?

— Процессуального значения это не имеет. И хотя ряд депутатов заявили, что офицер СБУ должен выступить перед Верховной Радой, а они гарантируют ему безопасность, думаю, что такая гарантия — не легитимна. Потому что ни эти депутаты, ни вся Верховная Рада Украины не вправе освободить от ответственности лицо, совершившее преступление.

— Каковы, по вашему мнению, судебные перспективы этого дела?

— В суде это дело может рассматриваться как в порядке гражданского судопроизводства (защита чести и достоинства, статья 7 ГК), этим путем и пошел В. Литвин, обратившись с иском в Печерский районный суд, так и в порядке уголовного судопроизводства (клевета, статья 125 УК). Я слышал, что Печерский райсуд рассматривает дело по иску В.Литвина о защите чести и достоинства, возбудив уголовное дело по части 3 статьи 125, и направил его для расследования в Генпрокуратуру Украины. Возбуждение уголовного преследования не заменяет рассмотрения этого дела в гражданском порядке — по защите чести и достоинства. На мой взгляд, следовало бы довести до конца рассмотрение гражданского дела, а уголовное расследование должно было идти само собой. Тем более, что А.Мороз обладает депутатской неприкосновенностью. А так защита чести и достоинства В.Литвина оттягивается на весьма неопределенный срок.

В том случае, если дело рассматривается в порядке гражданского судопроизводства, бремя доказывания будет ложиться на ответчика — распространителя спорной информации. При уголовном судопроизводстве бремя доказывания лежит на следственных органах. Клевета — это распространение заведомо ложных, порочащих другое лицо измышлений. Часть 3 статьи 125 УК предусматривает ответственность за клевету, соединенную с обвинением в совершении государственного или иного тяжкого преступления. За это предусмотрена санкция в виде лишения свободы сроком до пяти лет. В том случае, если уголовное дело возбуждается по третьей части этой статьи, бремя доказывания будет лежать уже на прокуратуре.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно