ШЕРИФ СТОЛИЦЫ

16 июня, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 16 июня-23 июня

Длинная автоматная очередь расколола тишину ночного города. Удиравшие со «стрелки» бандиты сыпанули из своих машин - на прострелянных колесах далеко не уедешь...

Длинная автоматная очередь расколола тишину ночного города. Удиравшие со «стрелки» бандиты сыпанули из своих машин - на прострелянных колесах далеко не уедешь. Невысокого роста, крепкого сложения, седоватый человек поднялся с земли, перевернул рожок «Калашникова»: «Идите сюда, голуби! Поддубный говорит».

Мафиозная группа, съехавшаяся на «стрелку», была обезврежена. А в кузовах «разутых» автоматной очередью машин - ни одной пробоины! Так стреляет Поддубный - заслуженный юрист, генерал-лейтенант, начальник Главного управления внутренних дел Киева, а попросту - шериф города.

Николай Олегович родился в 1942 году в небольшом селе на Кировоградщине. В семье было пятеро детей, двое «довоенных», он - «военный» и двое - «послевоенных». Отец прошел красноармейцем всю войну. Вернувшись с войны, работал агрономом, мать закончила тот же сельскохозяйственный техникум, в основном была занята воспитанием детей, но работы в колхозе и ей хватало.

- Какие ощущения и воспоминания вынесли вы из вашего детства?

- Я испытал, наверное, то же, что и все дети довоенных и послевоенных лет. Мы были все одинаковые. И сапоги имели одни на всех. Каждый был занят своим трудом, чтобы выжить. Я пас скот, в колхозе работал за трудодни, скирдовал. Самое страшное время - это голод 1947 года, который, по сути дела, продолжался аж до 1953-го.

- Вы довольны своим детством?

- Доволен. Отец с матерью нас очень любили, и жили мы трудно, но счастливо.

Закончив семь классов, был вынужден бросить учебу и идти работать в колхоз, так как не было средств к существованию. Два года я проработал в колхозе, а потом поехал в Киев и устроился в реставрационную мастерскую, что в Киево-Печерской лавре. Закончил курсы реставраторов. Реставрировал колокольню Киево-Печерской лавры, Софийский собор, Александрию в Белой Церкви, все памятники архитектуры, которые там есть. Их впервые восстанавливали после войны. Мы тогда из лаврской колокольни сделали красавицу.

- Вам нравилась работа реставратора?

- Конечно, это очень интересная работа, к тому же я изучил историю Киева. Тогда и не думал, что буду работать в правоохранительных органах. Работал и учился, закончил 10 классов вечерней школы.

В 1961 году был призван Печерским военкоматом и зачислен в спецвойска Закавказского военного округа. Служили тогда три года. Был в охране Шеварднадзе, выполнял специальные правительственные задания. В 1962-м - попал в Ирак. Тогда Ирак был нашим политическим и военным союзником и мы были в очень хороших отношениях. Из Ирака шли поставки топлива и стратегического сырья.

- Какую задачу лично вы выполняли?

- Да кто об этом будет говорить! Скажу лишь одно: мы сопровождали спецтехнику и помогали ее осваивать. В то время даже автомат Калашникова был засекречен донельзя.

Во время карибского кризиса полгода провел на Кубе. Шли мы туда, как «специалисты по сельскому хозяйству».

- Как вас встретили на Кубе?

- Очень тепло. Относились, как к друзьям. Тогда все мы воспитаны были в духе интернационализма.

- А девушки там симпатичные, ведь вы тогда холостяком были?

- Да разве нам до девчат было? В то время была блокада острова и мы знали, что в любой момент могла начаться война. У Микояна, находившегося вместе с нами на Кубе, в то время жена умерла, а он даже на похороны вырваться не смог.

После Кубы снова вернулся на Кавказ. В общей сложности прослужил в армии пять лет вместо положенных трех. Должен был ехать со специальным заданием в Дамаск, но на Кубе сильно подорвал здоровье и в 1966 году перешел работать в уголовный розыск. Начинал с первой ступеньки - оперуполномоченного - и прошел всю служебную лестницу.

Закончил Киевскую высшую школу милиции. В Киеве на протяжении восьми лет работал старшим оперуполномоченным по особо важным делам, занимался раскрытием особо тяжких преступлений, а когда в 1987 году стали создавать структуры по борьбе с организованной преступностью, возглавил отдел по борьбе с бандитизмом и коррупцией. По сути дела, я своими руками создал этот отдел. Начинали всего с 32 сотрудниками. Нанесли несколько сильнейших ударов по рэкету. Благодаря этому - Киев не является столицей мафии.

- Какие города Украины вы считаете самыми неблагоприятными в плане криминогенной обстановки?

- Донецк, Днепропетровск. Это определяется тем, что они - промышленные города и усилия властей были направлены на выполнение производственных планов. А на поддержание порядка и законности - по остаточному принципу. Поэтому ситуацию «оседлали» коррумпированные элементы, произошло слияние дельцов от промышленности и просто уголовников. Ведь это богатые регионы, вывоз угля, металла, химпродукции. А сейчас идет дележ награбленного.

Вскоре меня назначили первым заместителем начальника УВД г.Киева. Но я не отношу себя к типу кабинетчиков. Всегда был на переднем крае оперативной работы и, даже занимая высокий ранг, будучи полковником, никогда не прятался за спины своих подчиненных, лично участвовал во многих операциях по задержанию преступников, по раскрытию особо тяжких преступлений.

- Конкретный пример, пожалуйста.

- Да какой, собственно, из них можно выделить? Пожалуй, случай с «Правэкс-банком», когда группа бывших спецназовцев во главе со своим командиром взвода захватила заложника из «Правэкс-банка» и требовала большую сумму выкупа. Заложника приковали к машине, набитой взрывчаткой, и приехали к банку за деньгами. Представьте себе, мощный взрыв в центре города! Дистанционный пульт управления со взрывным устройством - у главаря группы, который находился вне машины. Директор отдал им указанную сумму, а я был против этого, т.к. складывался прецедент безнаказанности вымогательства и захвата заложников. Поэтому принял решение: деньги вернуть, а преступников, разумеется, задержать. Вступил с ними в контакт, освободил заложника, а сам сел на его место. На протяжении всей операции, а она длилась полтора часа, в любой момент меня могли взорвать. В конце концов удалось обезвредить руководителя группы с дистанционным управлением, а преступника, сидевшего в машине с гранатой в руке, я заставил вставить на место чеку, а затем обезвредил его, отобрав гранату и пистолет. На днях этих молодчиков будут судить.

За эту и другие операции мне было присвоено звание генерал-майора. С приходом нового министра внутренних дел Владимира Радченко мне была предложена должность начальника Главного управления внутренних дел г.Киева.

- А почему именно вам?

- Дело в том, что Владимир Иванович ранее руководил отделом по борьбе с организованной преступностью и терроризмом в Службе безопасности и многие операции мы разрабатывали и проводили совместно. Служба безопасности разрабатывала операцию, а ее практическое осуществление лежало на моих плечах. Министр видел меня в реальном деле, мог воочию оценить мои деловые и моральные качества. Думаю, поэтому он и предложил мне эту должность. А поскольку я не карьерист и не чей-то выдвиженец, то подобрал себе команду. На руководящие должности назначил людей, положительно зарекомендовавших себя в работе. И дело пошло. В настоящий момент намного улучшилась раскрываемость преступлений, свыше 50% по Киеву, а такого не было давно. Возбудили ряд дел по бандитизму, арестовали семерых крупных лидеров преступного мира, и все они предстали перед судом, понеся заслуженное наказание. Тем самым мы дали понять людям, что в городе можно жить и что можно и нужно обращаться за помощью в правоохранительные органы, хотя, с другой стороны, сколько бы милиция не била себя в грудь и не говорила, что мы все делаем, мол, «сами с усами» - без помощи граждан ничего не выйдет, и это закономерно.

Я несколько раз обращался к жителям Киева через средства массовой информации и призывал к взаимному доверию. Чтобы шли к нам люди и не боялись мести преступного мира. И знаете, нам потихонечку начинают доверять.

Я думаю, в свое время мы наделали много вреда, разогнав профессиональное ядро милиции, которое работало и не молчало. От таких «скандалистов» просто избавлялись, чтобы шума не было. Создавалось показушное благополучие в обществе. Ныне сложились здоровые предпосылки, когда оценивают по деловым и моральным качествам, и на многие руководящие должности были назначены именно такие достойные люди.

- Вы довольны своей судьбой?

- Конечно доволен. И во многом опорой в жизни для меня являлась моя семья, жена и двое детей. За что я им безмерно благодарен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно