САМОУБИЙСТВО С ОСОБЫМ ЦИНИЗМОМ?

7 июля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 7 июля-14 июля

Во вторник утром, 27 июня из здания столичного главка милиции, на Владимирской, 15, с шестого этажа в...

Во вторник утром, 27 июня из здания столичного главка милиции, на Владимирской, 15, с шестого этажа во внутренний дворик выпал заместитель начальника налоговой инспекции Московского района Ярослав Журавчак с торчащим из шеи согнутым кухонным ножом. По другим данным, погибший имел всего лишь царапины на шее от разбитого стекла. Хотя эту версию опроверг заместитель начальника Главного управления МВД Украины в Киеве Юрий Черкассов, отметив, что погибший не разбивал окно, а… выпрыгнул в открытое.

Все началось днем раньше, в понедельник, 26 июня. В 16.30 по «02» позвонил человек, назвавшийся предпринимателем. Он сообщил, что в тот день передал взятку якобы за снижение штрафных санкций двум сотрудникам налоговой инспекции — заместителю начальника инспекции Ярославу Журавчаку и главному ревизору Светлане Гончаренко. Сумма взятки — 1500 гривен на двоих.

В милиции отреагировали мгновенно. Уже через полтора часа в инспекцию приехала группа из ОБЭП. У Светланы Гончаренко и Ярослава Журавчака действительно оказалась эта сумма — 600 и 900 гривен соответственно. Как было дело дальше, точно неизвестно — утверждения разных официальных источников не совпадают. Так, ссылаясь на городское милицейское начальство в одной из столичных газет написали, что в инспекцию вскоре прибыл сам заявитель и привез… ксерокопии купюр.

Светлану Гончаренко по одной версии «задержали», по другой — «пригласили для беседы» в главк. За ней последовал и Ярослав Журавчак. По словам сотрудников, милиция просто попросила Журавчака съездить в отдел — все-таки его сотрудник попал в беду. Почему-то о его участии в преступлении речь тогда не шла (обвинение, естественно, предъявлено не было). Женщина после этого вернулась на работу, а начальника не стало…

О чем и в каком стиле всю ночь беседовали милиционеры с замначальника налоговой инспекции на шестом этаже главка в кабинете №626, мы не знаем и, возможно, не узнаем никогда. Смерть наступила утром во время «допроса», по крайней мере, так сообщили в вечерней сводке новостей информагентства, ссылаясь на заявление министра внутренних дел Юрия Кравченко. Хотя, надо полагать, информагентства ошиблись, так как до предъявления обвинения силовики не имеют права допрашивать, они могут делать то же самое, но называется это «беседа».

На следующий день, 28 июня, Юрий Кравченко, учитывая исключительность ситуации, вышел на работу в праздник и провел пресс-конференцию. Министр объявил общественности об увольнении 5 офицеров ОБЭП. Юрий Кравченко подчеркнул: «Я, как министр, осуждаю действия милиции, так как они, в первую очередь, были направлены на грубое нарушение личных прав». Что именно имел в виду министр, осталось загадкой. А масс-медиа разнесли весть о самоубийстве высокого начальника, совершенное с особым цинизмом.

В четверг стало известно об увольнении шести офицеров, а также о том, что материалы по данным вопросам переданы в прокуратуру Шевченковского района столицы.

Прокурор Шевченковского района Александр Анисимов в эксклюзивном интервью сказал следующее: «О результатах расследования пока говорить рано. Однако сегодня мы можем констатировать, что работники милиции, которые общались с погибшим, допустили ряд серьезных нарушений. Материалы по данному вопросу направлены к нам. Речь идет о возможном применении ч.3 ст. 166 Уголовного кодекса: превышение власти или служебных полномочий, приведшее к тяжким последствиям, что карается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет…» Рассказывая об этом деле, прокурор отметил: «Мы не можем однозначно говорить о самоубийстве, поэтому лучше пока воздержаться от оценок».

Версия произошедшего, сотканная из слов министра, начальника главка Юрия Смирнова и замначальника главка Юрия Черкассова, звучит так. Рано утром, то ли в шесть, то ли в восемь утра, в кабинете №626 было трое: заснувший офицер, женщина, принесшая чай, и Ярослав Журавчак. Еще один следователь почему-то находился за дверьми. Вдруг Журавчак схватил лежавший на столе нож и со страшной силой вонзил его в себя, от чего согнулось лезвие. В то же мгновение он сиганул в открытое окно. Здесь возникает сразу множество вопросов. Вот два из них: как грузный и немолодой Журавчак сделал это столь быстро и почему он «для верности» не застрелился в полете из табельного оружия?

Следователь прокуратуры, расследующий дело по факту смерти, был мрачен и отказался отвечать на вопрос о мотивах самоубийства, сказав: «У меня нет оснований однозначно говорить о самоубийстве, поэтому от каких-либо комментариев воздержусь». Надо полагать, речь идет о несчастном случае — дескать, замначальника инспекции мыл на заре окна в главке да и выпал.

Непонятно, почему предприниматель позвонил по «02» и сообщил о взятке, ведь это грозило ему возобновлением штрафных санкций. Или это был сумасшедший предприниматель? Непонятно также, почему он не обратился в соответствующие органы перед дачей взятки… Далее, не совсем логичным представляется то, что делом занялся именно ОБЭП. Вызывает удивление и возмущение, что подозреваемого «мариновали» всю ночь, а также бездна прочих нарушений (к примеру, наличие кухонного ножа на столе и открытого окна).

Ну и наконец, самое невероятное — смерть. Вряд ли это был несчастный случай, вряд ли это было убийство — какой смысл убивать человека в офисном здании, под носом у начальства и на виду у всех? Не менее бредовый поступок самоубийство. Возможно, подозреваемый боялся тюрьмы и конфискации имущества, это могло бы ему грозить в случае, если бы факт взятки подтвердился. Впрочем, нет, конфискации он не боялся — за 43 года «матерый взяточник» Ярослав Журавчак не нажил ни дачи, ни машины, у него даже домашнего телефона не было. Зато оставлял он в этом мире жену, восемнадцатилетнего сына и десятилетнюю дочь.

Человеку, подозрительно относящемуся к государству вообще и к налоговикам с милиционерами в частности, трудно было составить какое-либо мненеие о произошедшем. Поэтому, оставив и тех и других в покое, я задумался: а из-за чего все, собственно, началось? И вспомнил: из-за 900 гривен (что-то около 155 долларов).

Журавчак Ярослав

Евгеньевич родился

11 сентября 1957 года в пгт Схидница г.Борислава (Львовская обл.). В 1985 году закончил техникум при заводе «Арсенал», в 1992 году — Киевский институт народного хозяйства по специальности «экономист» заочно. До устройства в налоговую инспекцию Московского района г.Киева работал более десяти лет токарем на экспериментальном заводе ПО НИИ «ФерМаш» в с.Чабаны Киево-Святошинского района. С 1993 года в налоговой инспекции Московского района прошел путь от налогового инспектора до заместителя начальника управления Государственной налоговой инспекции.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно