Перспективы судоустройства

21 июля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 28, 21 июля-28 июля 2006г.
Отправить
Отправить

Разработав проект Концепции усовершенствования судоустройства и обеспечения справедливого судо...

Разработав проект Концепции усовершенствования судоустройства и обеспечения справедливого судопроизводства в Украине, Национальная комиссия по укреплению демократии и утверждению верховенства права, несмотря на ряд существенных недостатков этой Концепции, дала первый толчок дальнейшему становлению судебной власти в Украине и усовершенствованию ее институтов. Вследствие этого 20 марта 2006 года был принят указ президента Украины «О Плане мероприятий на 2006 год, направленных на усовершенствование судоустройства и обеспечение справедливого судопроизводства в Украине в соответствии с европейскими стандартами», и 10 мая 2006 года указом президента Украины «О Концепции усовершенствования судоустройства для утверждения справедливого суда в Украине в соответствии с европейскими стандартами» Концепция была одобрена.

Внимательно наблюдая за попытками государства реально улучшить работу наших судов, как судья-практик рад уже тому, что наконец-то на самом высоком уровне обратили серьезное внимание на проблемы организации и функционирования судебной власти. А значит, есть надежда, что от декларативных реформ мы перейдем, наконец, к воплощению в жизнь вышеупомянутых концепций. Однако как юриста-ученого, много лет занимающегося проблемами судоустройства и организации работы судов, меня настораживает игнорирование авторами концепций научных разработок в этой области отечественной правовой науки и произвольная трактовка определений и терминов.

Взяв курс на создание целенаправленных, научно обоснованных методологических принципов развития правосудия в Украине на ближайшие десять лет, авторы Концепции пытаются развивать только одну из многих функций судебной власти — правосудие. Возникает закономерный вопрос: а как быть с развитием других функций, таких, например, как судебный контроль и т.п.? Следовало бы обосновать методологические принципы развития судебной власти в Украине в целом, а не только одной ее функции.

Основная теоретическая проблема этой Концепции — всестороннее, системное и полное усовершенствование судебной власти в Украине, которая сейчас находится на этапе становления, а не частичное усовершенствование отдельных ее субъектов и институтов.

Вторая глобальная теоретическая проблема, которую следовало бы решить в указанной Концепции, — инициирование возвращения судебной власти законодательной инициативы. Таким несмелым предложением является п.1 Раздела VІІІ «Судейское самоуправление», где указано: необходимо предусмотреть, что Совет судей Украины как орган профессионального самоуправления, представляющий весь судейский корпус, может привлекаться к подготовке и проработке законопроектов, касающихся судоустройства, статуса судей и т.п.

Здесь возникает вопрос — где следует это предусмотреть? В Законе Украины «О судоустройстве», Регламенте Верховной Рады Украины или в каком-либо другом законодательном акте? Очевидно, авторам Концепции следовало исходить из конституционного принципа равенства перед законом и независимости всех трех ветвей власти. То есть, если правом законодательной инициативы наделены законодательная и исполнительная власти, а судебная власть ее лишена, — о какой независимости и равенстве с другими ветвями власти можно говорить? Целесообразно было бы в этом пункте записать об обращении к президенту Украины для инициирования им внесения в Конституцию соответствующих изменений.

Спорным является утверждение авторов Концепции, что Совет судей Украины представляет весь судейский корпус Украины. Если учесть тот факт, что в состав Совета судей Украины, насчитывающего 78 членов, входят всего девять судей местных судов, из которых семь — председатели местных судов, кто же тогда представляет в Совете судей Украины более чем шеститысячный корпус местных судей и кто будет защищать их интересы?

Следующим теоретическим вопросом является определение самой сути Концепции: что это — программный документ усовершенствования судов или же их реформирования? Если первое — мы должны совершенствовать то, что уже создано, если второе — реформировать действующие институты судебной власти. Из названия мы видим, что это Концепция усовершенствования, однако в разделе ІІІ «Система судов» речь идет о начальном и последующих этапах реформы. Создается впечатление, что в Концепции усовершенствования судоустройства предусмотрена реформа системы судов или судоустройства.

Странно, что в указанном разделе предусмотрена специализация судей по рассмотрению отдельных категорий дел, поскольку это не проблема реформирования системы судов, а проблема организации судопроизводства.

Отсутствие в Концепции раздела «Организация работы судов» — один из ее существенных практических недостатков. Подробно расписав в Концепции, какими должны быть суды, указав, какие категории дел и кто должен рассматривать, авторы забыли о главном — как должны работать суды. К непонятным упущениям в Концепции можно отнести отсутствие определения роли и места модельных судов, которые являются индикатором любого реформирования и усовершенствования деятельности судебных звеньев.

В частности, в отчете о встрече Джорджа Сороса с представителями гражданского общества в Украине в 2004 году отмечено, что деятельность первых в Украине модельных судов, созданных при поддержке посольства Канады и ОБСЕ в 2003—2004 гг., доказала высокую эффективность новшества именно благодаря внедрению электронных технологий и сохранению материалов судебных заседаний. Этот опыт свидетельствует о важности дальнейшего развития модельных судов и распространения успешной практики первых модельных судов на новые суды, а со временем и на прочие судебные инстанции. Модельные суды должны стать учебной и методологической базой для других судов.

Весьма сомнительна и маловероятна в плане практического воплощения предложенная двухуровневая структура местных судов, особенно так называемое выделение из имеющихся общих апелляционных судов местных окружных уголовных судов для рассмотрения дел, в настоящее время подсудных апелляционным судам.

Так, на сегодняшний день апелляционным судам по первой инстанции подсудны преступления, предусмотренные небольшим перечнем статей УК Украины, где в качестве санкции определено пожизненное заключение. Это, в частности, ст.ст. 112; 115 ч.2; 258 ч.3; 348; 379; 400; 404 ч.4; 438 ч.2; 442 ч.1 УК Украины, большая часть которых на практике не применялась и в ближайшей перспективе применяться не будет.

Во-первых, не так уж велик перечень этих статей, которыми предусмотрена столь суровая санкция; во-вторых, такая практика осталась с тех пор, как областные суды по первой инстанции рассматривали уголовные дела по статьям, где в качестве санкции была предусмотрена смертная казнь.

В данном случае отождествлять вышеуказанные меры наказания как критерий рассмотрения дел по первой инстанции апелляционными судами нецелесообразно. При пожизненном заключении сохраняется возможность в любую минуту исправить судебную ошибку. При смертной казни это было невозможно.

Следует отметить, что практика рассмотрения областными судами дел по первой инстанции сложилась, когда не существовало апелляционной инстанции и эти суды функционировали как кассационная инстанция. Ведь апелляционная инстанция при поступлении жалобы или апелляционного предоставления прокурора всегда имеет возможность рассмотреть дело по сути аналогично суду первой инстанции, и приговор местного суда не обретет законной силы до рассмотрения дела в апелляционном суде, соответственно, он не будет подлежать выполнению. Рассмотрение таких уголовных дел целесообразно передать судьям местных судов, стаж работы которых более пяти лет, то есть избранных Верховной Радой Украины пожизненно. Нередко это судьи, имеющие намного больший опыт работы, чем некоторые судьи апелляционного суда.

Как видим, ради незначительного количества дел образовывать отдельные суды с новыми помещениями, админперсоналом явно нецелесообразно, как с правовой точки зрения, так и с экономической.

Вместе с тем, не учтена проблема переведения судей апелляционного суда в местный окружной суд, то есть не определено, на основании чего будет понижаться более высокий статус судьи апелляционного суда до более низкого статуса судьи местного окружного суда?

Непонятен вывод, сделанный в п.6 раздела ІІІ Концепции «Система судов», о том, что наиболее доступные для населения местные суды районного уровня и в дальнейшем будут рассматривать несложные гражданские, административные и уголовные дела.

Как свидетельствует статистика, местные суды рассматривают около 90% всех судебных дел по первой инстанции. Соответственно возникают закономерные вопросы, какие же суды рассматривают сложные дела и какие суды в будущем будут рассматривать такую категорию дел, если концепция предусматривает создание судов для рассмотрения только тех дел, которые на сегодняшний день рассматривают апелляционные суды по первой инстанции?

После тщательного ознакомления с этой Концепцией у судьи местного суда закономерно возникает вопрос: каким образом улучшит работу местных судов эта Концепция? Ни одного улучшения мы не видим, ведь местные суды и в дальнейшем будут рассматривать те же самые дела и такое же их количество. Спрашивается, кому нужно такое усовершенствование? Пожалуй, следует перестать заниматься правовым популизмом в области судоустройства и создавать видимость судебных реформ, которые в итоге ничего не дают.

Акцентируя внимание на независимости судьи, авторы Концепции неправильно трактуют внешний уровень независимости независимостью от председателя суда. Понятие «независимый суд» охватывает два основных аспекта: независимость от исполнительной власти и независимость от сторон, то есть существуют внешний и внутренний уровни этой независимости.

Внутренний уровень независимости судебной власти предопределяет, с одной стороны, собственно деятельность суда, связанную с осуществлением правосудия, а с другой — уставные (судоустройственные) гарантии судей. Характеризуя этот уровень, отметим, что процедура осуществления правосудия должна быть защищена от любого вмешательства, в том числе со стороны председателя суда, который обязан создать условия для действительно независимого рассмотрения дел по сути, но не должен вмешиваться в судебное разбирательство дела.

Внешний уровень независимости судов в основном охватывает независимость от органов исполнительной власти и рассматривается в трех аспектах: судебное управление; назначение судей местных судов и председателей этих судов органами исполнительной власти; особая организация финансирования судов.

При указанных обстоятельствах каждое концептуальное положение должно быть тщательно изучено, и только тогда можно его предлагать для теоретического или практического воплощения.

А вот стремясь сузить полномочия и права председателя суда, мы не учитываем реального положения вещей и забываем об оборотной стороне медали. Ведь, к сожалению, в судах случаются неприятные моменты: беспричинное отсутствие судей на рабочих местах, и несоблюдение трудового распорядка, пьянство на работе, случаи рассмотрения дел помощниками или стажерами, несвоевременное отписание и направление к исполнению судебных решений и т.п. Если председатель суда не будет иметь полномочий для реагирования на такие факты и пока инспектирующие органы в столице будут рассматривать соответствующие жалобы по этим причинам, исчезнут не только судебные дела, но и мебель в кабинетах.

Не иначе как правовым популизмом следует считать предложение поручить отбор помощников судей и руководство их деятельностью самим судьям. Декларируя такую норму, следовало бы обратить внимание хотя бы на то, что помощник судьи — государственный служащий, и на эту должность может быть назначено лицо, которое пройдет конкурсный отбор, а не то, которое нравится или не нравится судье.

Напоследок следует отметить, что к одобренной Концепции в полной мере применимо выражение известного политика: «Що швидко робиться, те кривим родиться». В конце концов, за пятнадцать лет мы должны были бы понять, что реформы не делаются наскоком и в авральном порядке. К каждой реформе должен быть научный подход, то есть впереди судебной реформы должна идти наука и предлагать пути решения как проблем судоустройства, так и проблем судопроизводства. Однако мнение ученых игнорируют.

Между тем Национальной комиссии по укреплению демократии и утверждению верховенства права не помешало бы пригласить на свое заседание тех немногих ученых в области судоустройства, которые изучают эти проблемы, и прислушаться к их мнению.

Одно только создание тех или иных судебных звеньев не даст желаемого результата в реформировании судебной системы в целом. Это только ее косметический ремонт. Действующая реформа должна начинаться с низов, с самого многочисленного судебного звена — местных судов — и с обязательным учетом мнения более чем шеститысячного корпуса местных судей.

Следует откровенно признать, что Концепция усовершенствования судоустройства имеет не слишком много шансов на успешное практическое воплощение, и первое подтверждение этого — рассылка анкет для выяснения мнения судей по поводу основных положений Концепции уже после ее одобрения президентом. Возникает вопрос: кому нужны предложения судей после одобрения Концепции? Архивам?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК