Осужденный требует уважать презумпцию невиновности. Экс-руководитель консульского управления МИД Украины Василий Коваль после досрочного ОСВОБОЖДЕНИЯ взялся отстоять в суде свое право на честное имя

29 июля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 29 июля-5 августа

Василий Коваль был осужден в 1999 году на пять лет лишения свободы после почти двух лет следствия по нескольким статьям Уголовного кодекса 1960 года (ст...

Василий Коваль был осужден в 1999 году на пять лет лишения свободы после почти двух лет следствия по нескольким статьям Уголовного кодекса 1960 года (ст. 19, ч.4 ст. 87, ч.1,2 ст. 165, ст. 172, 198). Ему инкриминировался служебный подлог, нарушение правил валютных сделок и злоупотребление служебным положением.

«Дело Василия Коваля» возникло после того, как у днепропетровского уголовного авторитета Александра Мильченко (по прозвищу «Матрос») после его смерти был обнаружен служебный паспорт. Правоохранители утверждали, что основанием для его выдачи стала личная карточка лица, выезжающего за границу, и якобы она оформлена непосредственно Василием Ковалем. В карточке было указано, что А.Мильченко откомандирован в Германию Кабинетом министров Украины по распоряжению бывшего премьера Павла Лазаренко. Второй эпизод обвинения — помощь в избежании наказания (также по указанию) экс-премьера Лазаренко) подозреваемому в незаконном хранении оружия Петру Кириченко. Да и другие обвинения так или иначе были связаны с именем бывшего премьер-министра Украины, который на длительное время стал главным героем уголовных хроник. Василий Коваль недавно выступал свидетелем во время следствия по делу экс-премьера в США.

После осуждения Коваль был отправлен в колонию, но в тюрьме пробыл только два года. Постановлением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Украины в 2000 году приговор ему изменили, а совершенные им действия переквалифицировали. В.Коваль был освобожден в соответствии с законом об амнистии.

В последние годы Василий Коваль старается добиться пересмотра своего дела и настаивает на заказном характере уголовного преследования. В многочисленных заявлениях в правоохранительные органы то же подтверждают и коллеги Василия Коваля. По словам Алексея Бабенко, экс-руководителя визового отдела консульского управления МИД Украины, и Владимира Бондаря, который в 1995—1998 годах работал заместителем руководителя консульского управления, они присутствовали в кабинете В.Коваля в августе 1996 года во время его разговора с «неизвестным помощником Л.Кучмы». Последний, по словам этих людей, требовал от В.Коваля выдать восемь дипломатических паспортов членам семьи Л.Кучмы, передав список этих лиц, «в котором фигурировала дочка Л.Кучмы Елена Франчук». Свидетели указывают, что Кучма лично и «в присущей ему манере» разговаривал с В.Ковалем по телефону, но получил отказ. Также они утверждают, что подобные скандальные ситуации с администрацией президента возникали часто, и настаивают на том, что именно эти политические причины и еще близость к Павлу Лазаренко стали основанием для начала уголовного преследования дипломата.

Верховный суд Украины отказал Ковалю в прошении о пересмотре его дела на формальных основаниях.

Осужденный обратился и в Европейский суд по правам человека, где его заявление было признано приемлемым. Пока дело ожидает своей очереди в Европейском суде, Василий Коваль обратился с иском против Генеральной прокуратуры Украины и ряда средств массовой информации в украинский суд общей юрисдикции за защитой затронутого конституционного права человека и гражданина считаться невиновным до установления вины по приговору суда.

Поводом к иску стала массированная информационная кампания, развернутая против него в 1997—1999 годах.

Бывший дипломат, который был осужден и отбыл наказание, поставил вопрос перед всей общественностью и прежде всего перед журналистами — может ли кто-нибудь назвать человека преступником до того, как это сделает на законных основаниях суд?

Принцип презумпции невиновности человека содержит и международное, и украинское законодательство. Вот как звучит положение ч.2 статьи 6 Европейской конвенции по правам человека: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его вина не доказана в законном порядке». Но часто это право человека нарушается. Человек, задержанный по подозрению в совершении преступления, априори считается виновным.

Возможно, поэтому в нашей стране так много раскрытых правоохранителями преступлений и так мало осужденных судом преступников?

Василий Коваль, осужденный за уголовные преступления, настаивает, что имел право считаться невиновным до решения суда, и это право было нарушено и журналистами, и представителями Генеральной прокуратуры Украины. В своем исковом заявлении он указывал, что до окончательного решения уголовного дела, установления обвинительным приговором суда виновности лица в совершении преступления нельзя кому бы то ни было вести себя с ним как с виновным, а также публично и в любых документах ссылаться на его виновность. Истец настаивал, что ни прокуратура, ни журналисты не имели права до приговора суда публично высказываться о совершении им преступных действий как об установленных фактах. Только один из самых ярких примеров — материал в печальноизвестной программе «Досье», которая выходила на канале УТ-1 и открыто использовала данные оперативных материалов правоохранительных органов. Формулировки и в то время заместителя генпрокурора Николая Обихода и журналиста были безапелляционными. «Как свидетельствуют оперативные материалы, по просьбе бывшего премьера П.Лазаренко и его окружения В.Коваль выдал несколько паспортов преступникам, находящимся в розыске», — говорилось в тексте журналиста, цитируемом в материалах дела. «Василий Коваль инициировал... передачу этого дела [дела подозреваемого в убийстве Петра Кириченко] в Генпрокуратуру Украины, — указывает далее автор материала, — и таким образом Кириченко избежал уголовной ответственности в Польше. Именно Лазаренко уполномачивал В.Коваля устроить это дело...» «В.Коваль как консул в Польше, — говорил Н.Обиход, — сфальсифицировал документы о принадлежности автомобиля «Мерседес-Бенц 609-Д» не ему, а американской компании, владельцем которой был Кириченко».

Два года длилось расследование, и все это время, еще задолго до приговора суда, окружение этого человека считало его преступником. Василий Коваль настаивает, что нарушение принципа презумпции невиновности не только болезненно ударило по нему лично и его семье, но и повлияло на объективность и непредвзятость суда. Ведь немало обвинений, прозвучавших в эфире из уст представителей власти и журналистов в его адрес, не нашли своего подтверждения в суде. Вот еще один аргумент в защиту права человека на презумпцию невиновности.

Но, рассмотрев иск Василия Коваля, судья Печерского районного суда Киева О.Кафидова решила, что оспариваемые истцом высказывания не содержат обвинения истца в совершении конкретных преступлений. Судья растолковала принцип по-своему: «Презумпция невиновности означает, что подозреваемый, обвиняемый, подсудимый может быть признан виновным в совершении преступления и наказан только при условии, что его вина будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена обвинительным приговором суда».

О представителях правоохранительных органов, которые должны охранять тайну следствия и так же уважать права человека и не подменять собою правосудие, судья вообще не вспомнила. А сослалась на статью 34 Конституции Украины, которой каждому гарантируется право на свободу слова и мнения, на свободное выражение и распространение своего мнения, взглядов и убеждений. Удобная для журналистов статья и применение ее судом информационщиков должна была утешить. Но вторая часть этой статьи почти дословно повторяет и известную статью 10 Европейской конвенции по правам человека, где указано, что право на свободное выражение взглядов может быть ограничено. Одним из таких случаев и является защита репутации или прав других людей.

Позицию осужденного поддержал апелляционный суд. В соответствии с постановлением коллегии судей судебной палаты по гражданским делам апелляционного суда г.Киева в феврале этого года упомянутое решение Печерского суда было упразднено, а дело передано на новое рассмотрение. В постановлении суд не согласился с предыдущим выводом судьи О.Кафидовой о том, что в статьях и интервью не было признаков нарушения презумпции невиновности. «Коллегия судей не может согласиться с таким выводом суда, — говорится в постановлении, — поскольку презумпцию невиновности, установленную в Конституции Украины, следует понимать не только в уголовно-процессуальном значении, а прежде всего как общеправовое требование». Презумпция невиновности, указывает суд, определяет положение лица в обществе в целом и имеет изначально важное значение для защиты прав и законных интересов граждан, которые привлекаются к орбите уголовного судопроизводства. «Сфера применения принципа невиновности является значительно более широкой, — указал суд, — он обязателен не только для уголовного суда, который решает вопрос об обоснованности обвинения, но и для всех других органов государства. Это требование закона, обращенное ко всем гражданам, должностным лицам, к государственным и общественным организациям, к общественному мнению в целом».

Точка в этом деле еще не поставлена, поскольку Генеральная прокуратура не согласилась с намерением суда применить принцип презумпции невиновности в общеправовом значении и подала кассационную жалобу на это решение.

Впрочем, очевидно, не в уголовном, а в общеправовом контексте Василий Коваль, несмотря на то, что был осужден, имел естественное право на то, чтобы при публичном обсуждении расследования его уголовного дела до окончательного решения суда было относительно него сказано «подозревается в совершении преступления». Кстати, заявление В.Коваля по этому поводу также сейчас изучает на предмет приемлемости Европейский суд по правам человека.

При этом не только сам бывший дипломат, но и его коллеги по работе настаивают на заказном характере дела Василия Коваля. Ветераны внешней разведки обратились с письмом к Президенту Украины Виктору Ющенко (всего 15 подписей) с просьбой восстановить справедливость по отношению к коллеге. Василий Коваль, напоминают они, до работы в консульстве служил в органах внешней разведки с 1978-го по 1995 год, за время независимости Украины стал генеральным консулом Украины в Республике Польша. В письме к Президенту указывается, что теперь преследование В.Коваля происходило по личному указанию Л.Кучмы, а течение расследования и суда контролировалось администрацией президента, представитель которой находился на всех заседаниях суда. «Фальсификация дела В.Коваля в значительной степени была обусловлена также активными попытками правоохранительных органов доказать причастность к П.Лазаренко», — указывает председатель фонда ветеранов внешней разведки В.Крамаренко. Во время расследования нормой были фальсификация доказательств и субъективная их оценка, выборочное отношение к свидетелям и к оценке показаний, выводы суда обосновывались доказательствами, добытыми незаконным путем, пишет В.Крамаренко.

«Имели место такие нарушения, как уничтожение следователем Генеральной прокуратуры В.Литвиненко вещевых доказательств, — говорится в заявлении к Президенту, — подмена судьей С.Слиенко правдивого документа фальшивым, который был изготовлен государственным обвинителем С.Слободенюком, на свидетелей осуществлялось давление». Ветеран подтверждает, что одним из свидетелей по делу был А.Брижатый, уволенный из МИД Украины в 1997 году за потерю служебных документов. За свидетельство против Коваля А.Брижатый был направлен на дипломатическую работу в Варшаву, где работает и сейчас, пишет В.Крамаренко. Ветеран внешней разведки, полковник П.Менжерес в свою очередь отмечает, что таких приглашений в прокуратуру для беседы по делу В.Коваля было около 250, целью которых было найти компромат на дипломата. «Мой первый руководитель и учитель в разведке полковник В.Задирака, проходивший по делу В.Коваля свидетелем, — пишет П.Менжерес, — в декабре 2004 года в беседе со мной рассказал, как от него с помощью угроз сотрудники Генпрокуратуры пытались выбить необходимые им показания против В.Коваля. С целью испугать и сломать человека преклонного возраста В.Задираке предъявили неправдивое обвинение в нарушении правил о валютных сделках. Об этом ветеран рассказал на суде, но услышан не был». По словам П.Менжереса, после одного из таких допросов он перенес инсульт. А вскоре умер свидетель по делу А.Богомолов. «Допрашивая А.Богомолова, следователь по делу просто творил чудеса, — говорит П.Менжерес. — Всего за два часа он смог возбудить уголовное дело против Богомолова, расследовать его и тут же закрыть». За это время Богомолов успел дать нужные свидетельства. И таких примеров ветераны приводят немало. Своим обращением к Президенту ветераны пытаются побудить власть содействовать назначению и проведению нового, объективного расследования в деле В.Коваля, чтобы правда и верховенство закона победили.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно