ОСТАЕТСЯ НАДЕЯТЬСЯ НА ЧУДО... ИТАЛЬЯНСКИЕ ПЕВЦЫ АЛЬ БАНО И РОМИНА ПАУЭР — О ТАИНСТВЕННОМ ИСЧЕЗНОВЕНИИ ИХ 23-ЛЕТНЕЙ ДОЧЕРИ ИЛЕНИИ В НОВОМ ОРЛЕАНЕ

3 марта, 1995, 00:00 Распечатать

Со своими песнями, вроде «Феличита» и «Семпре, семпре», Аль Бано Карризи и Ромина Пауэр уже 25 лет являются в Италии «звездами» и выступают по всему миру — от России до Японии...

Со своими песнями, вроде «Феличита» и «Семпре, семпре», Аль Бано Карризи и Ромина Пауэр уже 25 лет являются в Италии «звездами» и выступают по всему миру — от России до Японии. У Аль Бано и Ромины Пауэр четверо детей — три дочери и один сын, они живут на вилле поблизости от южноитальянского портового города Бриндизи. Старшая дочь Иления пропала в январе 1994 года. В последний раз ее видели в Новом Орлеане вместе с африканским уличным музыкантом Масакелой. Его бывшая подружка признала, что пыталась получить деньги по дорожным чекам Илении. Однако подозрение, что он как-то связан с исчезновением молодой женщины, Масакела отвергает.

— Ромина, вы верите, что ваша дочь жива?

Ромина. Мне несколько раз снилось, будто Иления говорит мне: «Там, где я теперь нахожусь, мне хорошо». Я убеждена, что она жива.

Аль Бано. А у меня надежды почти нет. Разве что произойдет чудо.

— Когда вы последний раз что-либо о ней слышали?

Ромина. 1 января 1994 года она позвонила нам из Нового Орлеана. Я спросила: «Где ты? Дай мне номер твоего телефона». Но Иления ездила по штатам, все время меняла гостиницы. Она собиралась снова мне позвонить. Я сказала: «Только позвони поскорее!». «Позвоню», — ответила она.Это были последние слова, которые я от нее слышала.

— Многие газеты сообщают, что Иления давно дома, но она якобы беременна и семья ее прячет.

Аль Бано. Иления вовсе не стала бы исчезать из-за ребенка, а мы не стали бы ее из-за этого прятать. Вы и в самом деле думаете, что в нашем доме не нашлось бы места еще для одного ребенка, не важно — законнорожденного или нет? Газеты писали и другую чепуху. Что наш брак якобы распался, что Иления прячется от нас...

— Годами для желтой прессы вы были образцовой парой. Как теперь вы объясняете все эти слухи?

Аль Бано. Мы просили журналистов помолчать, но они отнеслись к нашей просьбе без уважения. Они извлекли выгоду из события, которое для нас является трагическим. Многие забыли свою профессиональную мораль, и мы страдаем из-за этого. Нашему адвокату пришлось поработать.

— Вы живете в неизвестности — не случилось ли что-нибудь с Иленией? Каково это переносить?

Ромина. Мы просто провожаем день за днем, не более того. Вечером я засыпаю с мыслью об Илении. Ночью мне снится, что она вернулась и стоит перед дверью. А утром снова возвращаюсь к реальности и испытываю тоску. Ощущение такое, как будто кто-то так крепко сжимает мое сердце, что невозможно дышать. Я воспитана в католическом духе, но никогда не была особенно верующей. Если видела людей, которые в церкви становились на колени, у которых по щеках бежали слезы, я всегда думала: «И как это можно так молиться?» А теперь я сама в церкви со слезами становлюсь на колени. Вера мне очень помогает.

— Почему Иления была в Новом Орлеане?

Ромина. Она прервала изучение литературы, чтобы написать книгу о черных в США. Раньше, в 1993 году, когда мы вместе ездили по Соединенным Штатам, Новый Орлеан ее одновременно и привлекал, и отталкивал. Тогда она познакомилась с Масакелой, африканским уличным музыкантом, известным своим пристрастием к наркотикам. Он был последним, с кем Илению видели вместе.

— Почему вы полагаете, что 54-летний Масакела как-то связан с исчезновением Илении?

Ромина. У него были найдены дорожные чеки Илении, ее паспорт. Я думаю, что он дал ей наркотик и увез из города. Одна служащая отеля часто видела Илению с Масакелой и удивлялась тому, как моя дочь изменилась за короткий срок. Вначале она очень за собой следила и была веселой. Потом стала одеваться все более неряшливо, во время еды часто дремала — как будто под действием наркотиков. Прежде она никогда их не принимала.

— Вы говорили когда-нибудь с Масакелой?

Аль Бано. Когда в конце января Ромина и я поехали в Новый Орлеан, чтобы искать Илению, я пытался поговорить с ним. По дневникам дочери, которые мы прочитали после ее исчезновения, мы знали о Масакеле больше, чем он мог себе представить. Я задавал ему вопросы, и на каждый он отвечал ложью.

— Что предпринимала полиция?

Ромина. Когда я впервые отправила туда заявление, ответа не последовало. В Новом Орлеане каждый год исчезает 120 человек — в основном молодые девушки. Многие намеренно скрываются. Живут в заброшенных домах, бродяжничают. Позже, когда подключилось итальянское консульство, полиция допросила Масакелу. Но никаких оснований для его задержания нет.

— Что предприняли вы сами, чтобы найти свою дочь?

Аль Бано. В Новом Орлеане мы говорили со многими людьми — теми, чьи телефонные номера есть в записной книжке Илении. Я искал в пустующих домах, захваченных бездомными, и бродил по местам, где встречаются наркоманы. Мы расклеивали фотографии по фонарным столбам и искали ее с помощью телевидения. Мы проверили 140 информаций. Частный детектив тоже ничего не нашел.

— Один полицейский в Доминиканской Республике утверждал, что еще весной видел Илению.

Ромина. Интерпол пошел по этому следу. Позже полицейский сказал, что он, видимо, ошибся.

Аль Бано. Уже год люди изобретают все новую информацию — только чтобы иметь хорошую историю для прессы.

— В в январе один постовой в Новом Орлеане видел на мосту через Миссисипи девушку, похожую на Илению. Когда он хотел ее предостеречь, девушка сказала: «Я принадлежу воде» — и прыгнула. Это тоже всего лишь выдумка?

Аль Бано. Я долго не хотел поверить, но теперь думаю, что это могла быть Иления.

Ромина. А я полагаю, что этот человек просто хотел привлечь к себе внимание. Ведь сначала ему показали фото другой пропавшей девушки, и он сказал, что это была она. Когда это женщина нашлась, а пресса объявила об исчезновении Илении, он неожиданно ее все же «узнал». Он то и дело сам себе противоречил.

— Ваш коллега, музыкант Эрик Клептон, после смерти своего четырехлетнего сына, который в Нью-Йорке выпал из окна небоскреба, написал трогательную песню...

Ромина. Музыка — это последнее, чем мне хочется заниматься. Определенные мелодии у меня ассоциируются с текстом, связанным с Иленией. Но не знаю, использую ли я их когда-нибудь. Это слишком личное.

— Будете ли вы вообще и далее записываться на пластинки и выступать перед публикой?

Аль Бано. Мы должны работать над альбомом, с которым уже опаздываем на полгода.

Ромина. Нужно попытаться и дальше жить настолько нормально, насколько возможно. Но в нашей жизни больше ничего нормального нет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно