ОБРАТНАЯ СТОРОНА

25 января, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 25 января-1 февраля

Еженедельник «Зеркало недели» (№50) от 22—28 декабря 2001 года опубликовал статью «Судебная статистика как зеркало свободы слова»...

Еженедельник «Зеркало недели» (№50) от 22—28 декабря 2001 года опубликовал статью «Судебная статистика как зеркало свободы слова». Не беремся судить об объективности всей статьи. Однако то, что касается АКБ «Причерноморье», — не соответствует действительности.

Автор пишет: «К директору частного предприятия «Иристон» обратился АКБ «Причерноморье» с предложением поспособствовать в поставках сливочного масла из Прибалтики в Украину. При этом банк предоставлял кредит на сумму 150 тыс. долл. Не забыл и о залоге — двухэтажный торговый комплекс...»

Трудно понять логику автора. Как же этот банк еще существует и банк ли это вообще, если а) способствует в поставках сливочного масла и б) сам ходит по Днепропетровску и предлагает кредиты различным ЧП под свои же торговые проекты?

На самом деле было так. Сначала ЧП «Иристон» в лице г-на Цховребова обратилось в АКБ «Приватбанк» с просьбой выдать кредит на сумму 450 тыс. долларов США под поставки товаров народного потребления, в частности сливочного масла. В качестве залога г-н Цховребов предлагал помещение по адресу: г. Днепропетровск, проспект К.Маркса, 49. 14 января 1998 года «Приватбанк» прислал ЧП «Иристон» «экспертный вывод по обеспечению кредита», которым отказал ЧП «Иристон» в предоставлении кредита под залог помещения «дореволюционной застройки», отметив, что «в случае невозвращения кредита реализация объекта по залоговой стоимости будет довольно продолжительной». И, как показала жизнь, эксперты «Приватбанка» были правы: кредит не возвращен, а реализация объекта затянулась. Однако директор ЧП «Иристон» В.Цховребов не сдался: бизнес-проект был откорректирован, сумма кредита уменьшилась, добавилось соглашение с прибалтийской фирмой о поставках сливочного масла — и документы поступили в АКБ «Причерноморье». Подчеркнем, именно в тот банк, где обслуживалось ЧП «Иристон». В соответствии с украинским законодательством, было оценено имущество, предложенное ЧП «Иристон» в качестве залога, оформлены договоры кредита и залога. После этого был предоставлен кредит. Кредитные средства поступили на счет предприятия. Подчеркиваем, что просил г-н Цховребов уже не 450 тыс. долларов США, как у «Приватбанка», а 300 тыс. Предоставили же ему лишь 150 тыс. долл. США. Как же банк мог обращаться с предложениями о содействии в поставках и предоставлении кредита?

Деньги были перечислены не 28 октября 1998 года, а в марте 1998 года, сразу после заключения кредитного соглашения. Деньги на счет своего прибалтийского партнера перевел директор ЧП «Иристон» г-н Цховребов, собственноручно подписав платежку. Далее банк дважды по заявлениям Цховребова пролонгировал кредитное соглашение, терпеливо дожидаясь возвращения кредита и позволяя своему клиенту разрешить торговые проблемы. В целом Цховребов уплатил несколько десятков тысяч долларов США лишь в качестве процентов за использование кредита. Это потом ему надоест платить, и оговоры полетят во все инстанции. Это потом будут судебные иски против банка.

По поводу долларов, вернувшихся на счет предприятия. Они действительно вернулись. Не все, а только 113 тысяч. Вернулись 26 октября 1998 года в 20 ч. 25 мин., после завершения операционного дня. Поэтому 27 октября уже вздохнуло руководство банка — пускай не все, но большая часть средств поступила, поэтому появилась надежда хотя бы на частичное погашение кредита. Но радость была преждевременной, т.к. ответственный работник банка обнаружил ошибку в тестовом ключе при зачислении средств. А в 16.35 того же 27 октября поступило сообщение от Сити-банка, осуществлявшего контроль за прохождением средств через свои корреспондентские счета, об ошибке в тестовом ключе. Средства были возвращены 28 октября 1998 года по требованию отправителя в строгом соответствии с п.30 Правил №7, где, в частности, указывается, что «списание (средств. — Авт.) в подобных случаях осуществляется без согласия клиента». Однако банк сразу сообщил своему клиенту об ошибке при зачислении средств и рекомендовал ему связаться со своим партнером для повторения платежа. Правомерность действий банка подтверждена и письмом НБУ № 18-216/1942 от 21.06.2000 года и выводом Киевского института судебных экспертиз под № 3646 от 10 октября 2001 года. Возвращение банком средств не было трагедией, а означало лишь одно — прибалтийский партнер г-на Цховребова просто еще раз должен был повторить платежную операцию. Однако он ее почему-то не повторил. А Цховребов почему-то не настаивал. Между тем сроки кредитного соглашения закончились. Кредит банка не вернулся. Банк наложил взыскание на имущество. И только после этого Цховребов засуетился: вместо того, чтобы судиться со своим партнером, начал обращаться в суд с требованиями признать недействительными кредитное соглашение, договор залога. Как только проигрывался очередной суд — летели заявления в правоохранительные органы. Дальше — заявления во все известные инстанции. Однако все голословные заявления заканчивались, когда возникали вопросы: куда девался кредит, почему не вернулись средства, где же сливочное масло? Суды, подчеркнем, были проиграны. А их состоялось пять. Сейчас рассматривается шестое дело, по которому была проведена очередная судебно-экономическая экспертиза, подтвердившая правомерность действий банка по возвращению средств.

«Вывод» Донецкого института экономико-правовых исследований, на который ссылается автор, не имеет ни единого атрибута официального документа: ни круглой печати, ни бланка. Более того, Министерство юстиции в лице заместителя министра В.Тертичного письмом под № 26-12/37-189 от 17.12.99 года сообщило, что «работники Донецкого института экономико-правовых исследований Академии наук Украины не проходили аттестацию с целью присвоения квалификации судебного эксперта... не получали лицензию Минюста на осуществление судебно-экспертной деятельности, поэтому не имеют права проводить судебные экспертизы». Комментарии излишни.

Нет интриги и сенсационности в том, что прокуратура возбуждала уголовное дело. Да, возбуждала. Но его закрыла Генеральная прокуратура Украины, поскольку в действиях банковских работников не обнаружен состав преступления. Единственным позитивом публикации статьи стало то, что только из нее банк узнал: «столичный судья г-н Мельник установил», что «постановление о закрытии уголовного дела незаконно и подлежит отмене».

Теперь относительно газеты «Лица». О скандале между ЧП «Иристон» и АКБ «Причерноморье» писали многие газеты. Одни писали правду. Другие публиковали непроверенную информацию. Однако после предоставления банком документов, аналогичных предоставленным «Зеркалу недели», газеты печатали опровержения и извинения. Газета «Лица» отказалась напечатать опровержение. Банк обратился с иском в суд, определив моральный и материальный ущерб в пределах закона. Газета суд проиграла. Банк суд выиграл, т.к. предоставил неопровержимые доказательства своей правоты. Что еще обсуждать? Украинское законодательство?

И последнее. Наш банк — не благотворительная организация, а коммерческое предприятие, ставящее своей целью зарабатывать деньги. Звучит банально. Но это факт. По закону мы должны были предоставить кредит ЧП «Иристон». И мы его предоставили в строгом соответствии с законом, т.к. не хотели повторять опыт «Градобанка», который был вынужден предоставлять кредит по решению Высшего арбитражного суда. Но мы не собираемся повторять опыт банка «Украина» — поэтому обязательно вернем кредитные средства, предоставленные ЧП «Иристон», и проценты за их использование. Поскольку речь идет о нашей репутации, о средствах наших клиентов, о людях, которые нам доверяют. А для нас это тоже капитал.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно