О состоянии правосудия

27 марта, 2009, 17:46 Распечатать

За последние два года Верховный суд разработал и передал соответствующим субъектам законодательной инициативы 29 законопроектов, в частности по автоматизированному распределению дел между судьями...

За последние два года Верховный суд разработал и передал соответствующим субъектам законодательной инициативы 29 законопроектов, в частности по автоматизированному распределению дел между судьями. Однако судейские предложения, действительно являющиеся актуальными и важными для совершенствования правосудия, оказываются малоинтересными для лиц, реально влияющих на подготовку и реализацию судебной реформы, на принятие соответствующих законов. Никто не учел позицию судей также при выработке и принятии печально известных законопроектов о судоустройстве и статусе судей. Об этом рассказал председатель Верховного суда Украины Василий Онопенко на парламентских слушаниях «О состоянии правосудия в Украине».

По словам В.Онопенко, многие из тех, от кого, собственно, зависит осуществление судебной реформы, рассматривают ее как средство для усиления своего влияния на суды. Спекулируя на имеющихся в правосудии проблемах под лозунгом проведения судебной реформы, они лоббируют изменения, выгодные им лично, и в то же время всячески противодействуют изменениям, являющимся неотложными для государства и общества. Недавно один из основных таких «реформаторов», неосмотрительно обмолвившись, так и сказал: «Если мы не примем этот законопроект, то «суды выйдут из-под контроля».

«Именно для обеспечения очередной попытки «взять суды под контроль» в стране начата целеустремленная дискредитация судов и судей. Она осуществляется системно и организовано, с использованием властных и информационных ресурсов, с привлечением представителей определенных правоохранительных органов. По всем признакам видится политический заказ на такую кампанию, — отметил председатель ВС. — Судебную власть пытаются обвинять во всех существующих в Украине бедах. Но нужно наконец-то понять, что основная причина имеющихся проблем — не в судах. Она — в кризисе управления государством, в глобальном политическом конфликте и неспособности его решить правовыми средствами. Хочу заявить: представителям различных органов государственной власти не стоит прибегать к взаимной дискредитации, говоря о том, что одна система коррумпированее другой и что одни органы государства пользуются доверием общества, а другие — нет. Вся отечественная власть уже давно и серьезно дискредитирована. Все органы государственной власти коррумпированы одинаково, поскольку функционируют по одним принципам и правилам. Ко всем уровень доверия граждан одинаков — критически низкий.

Ситуация в сфере правосудия действительно чрезвычайно тревожна, что обусловлено многими факторами. Остановлюсь только на нескольких — по моему мнению, самых важных. Прежде всего — это непонимание многими носителями политической власти в Украине признанной в мире аксиомы о том, что суд — это высший правовой арбитр, а не средство удовлетворения чьих-то политических, бизнесовых и других интересов.

Страна уже пережила несовместимые с законом указания парламента, содержавшиеся в его постановлениях о том, какие именно решения должны принимать суды по конкретным делам. Мы были свидетелями ликвидации по политическим мотивам одних судов и образования с игнорированием закона других. Уже никого не удивляют периодически повторяющиеся политические расправы над некоторыми судьями, давление на них, захват здания судов, блокировка их деятельности. Я не говорю о таких, вроде бы незначительных, дейст­виях, как проведение совещаний судей в секретариате президента.

Поэтому и получается, что основные угрозы отечественному правосудию создают представители политических и государст­венных структур, те, кто по своему статусу должен гарантировать соблюдение Конституции, обеспечивать своей деятельностью верховенство права.

Бесспорно, на содержании отечественного правосудия крайне отрицательно сказывается имеющийся порядок отбора судейских кадров. Весьма негативным моментом является то, что при одинаковом статусе судьи отбор кадров в суды разных видов осуществляется по разным подходам и критериям. К тому же этот процесс в значительной степени заполитизирован.

Стремясь переложить всю ответственность за состояние правосудия на судебную власть, обвиняя ее в неудовлетворительной кадровой работе по формированию судейского корпуса, штатные критики почему-то часто забывают, что должностные лица судебной власти фактически не имеют отношения к решению кадровых вопросов.

Решение же по сути назначения или избрания судьи на должность принимается соответствующими квалификационными комиссиями, Высшим советом юстиции, президентом и Верховной Радой Украины. Именно от них больше всего зависит, кто оденет мантию судьи, а следовательно, каким будет наше правосудие. Это же касается и привлечения судей к ответственности за нарушение закона, решение о наложении которой принимают именно эти субъекты власти.

Председатель Верховного суда Украины (а сегодня ему приписывают неограниченное влияние на формирование судейского корпуса) в действительности выполняет в этом механизме лишь функции почтальона. Моя функция сводится к формальной пересылке материалов по поводу кандидатов на должности судей общих судов от Высшей квалифкомиссии в Верховную Раду, до недавнего времени — еще и от Государственной судебной администрации Украины в Высший совет юстиции. При этом председатель Верховного суда не имеет никакого отношения к назначению и избранию судей специализированных судов — административных и хозяйственных.

Возникает парадокс: претензии к качеству судейского корпуса предъявляют к тому, кто принимает в этом лишь техническое участие. А главное, что эти претензии чаще всего исходят от того, кто сам формирует судейский корпус и должен заботиться о чистоте его рядов.

Невыполнение своих обязанностей они стремятся переложить на чужие плечи. Взять хотя бы фактическую блокировку формирования судейского корпуса за счет назначения судей на должность в первый раз».

Отдельно В.Онопенко остановился на проблеме, связанной с функционированием административного судопроизводства: «Я не выступаю против специализации рассмотрения дел и существования специализированных судов. Я категорически «за» специализацию, но за такую, которая в действительности улучшит качество правосудия, а не осложнит его. Однако сегодня уже стало очевидным: развитие административного судопроизводства пошло в Украине порочным путем. Это убедительно засвидетельствовали, в частности, результаты комплексного изучения Верховным судом Украины и Советом судей Украины практики деятельности Высшего административного суда Украины, Львовского апелляционного административного суда и двух окружных административных судов. Скажу откровенно: таких поразительных негативных результатов деятельности судов мы не ожидали.

По итогам изучения установлен, без преувеличения, полный провал по всем направлениям работы этих судов — в организации их работы, в качестве и оперативности рассмотрения дел, в обеспечении единой судебной практики и одинакового применения закона, в кадровой работе. Характерными для деятельности этих судов являются ручное распределение дел, нарушение правил подсудности, вопиющая волокита. Только в Высшем административном суде остаток нерассмотренных дел и материалов составляет более 22 тысяч. Огромное количество дел не рассмотрено апелляционными и окружными административными судами — в некоторых из них накопилось более 40 тысяч дел.

Я уже не говорю о качестве многих судебных решений. Один лишь пример: Высший административный суд рассматривал дело о приобретении одним юридическим лицом у другого юридического лица 30 компьютерных дискет на общую сумму 60 млн. грн. При этом покупатель заявил о возмещении ему НДС из Госу­дарст­венного бюджета Украины на сумму десять миллионов гривен. Высший административный суд принимает решение об обязательстве возместить эту сумму из государственного бюджета, не выясняя, исследовалось ли судами более низких инстанций экономическое содержание указанного договора (а его сомнительность очевидна). Хотя закон и практика Верховного суда нацеливают на обязательное выяснение этого обстоятельства. Из-за нехватки времени не могу привести другие примеры подобного рассмотрения дел, в том числе и тех, которые способствовали разбазариванию земли сотнями гектаров.

Если говорить о причинах такой ситуации в сфере административного судопроизводства, то они носят как объективный, так и субъективный характер. Основным объективным фактором является искусственность создания полной автономии административных судов, непродуманность их системы, компетенции, организационных и процессуальных основ деятельности.

Что же касается субъективных причин, то это неспособность руководства этой системы судов обеспечить эффективную организацию их работы, порочные подходы к кадровой политике, игнорирование определенных законом принципов организации рассмотрения судебных дел.

Поэтому для меня очевидно, что для наведения порядка в сфере правосудия, утверждения законности в деятельности судов прежде всего нужно обеспечить единство судебной власти. На сегодняшний день это важнейшее задание, касающееся судоустройства. Законопроект о единстве судебной системы подготовлен.

Авторы пресловутого законопроекта о судоустройстве и статусе судей считают целесообразным создать вместо единой целостной судебной системы целых пять автономных, лишая при этом Верховный суд статуса высшего суда и делая невозможным обеспечение в государстве единства судебной практики и одинакового применения судами закона. Невероятно, но факт: по этому проекту гражданину Украины, чтобы обратиться за защитой своего права в Верховный суд своего государства — Украины, нужно будет сначала «пройти» Европейский суд по правам человека. Этим проектом предполагается создать 14 видов судов. Теперь в областном центре может быть до восьми судов. Дополнительно два высших суда — уголовный и гражданский — появятся в Киеве.

Судя по всему, разработчики этого проекта «прислушивались» к рекомендациям Венецианской комиссии, которая в своем выводе касательно первого варианта проекта (там предусматривалось гораздо меньше видов судов) отмечала, что «такая система судов довольно сложна и разветвленна. Очевидно, чем сложнее судебная система, тем больше риск возникновения процессуальных задержек».

Вместо упрощения системы судоустройства авторы законопроекта ее еще больше осложнили. Предлагаемая система — это «судебные джунгли», из которых немногим удастся выбраться со справедливым и законным судебным решением.

Предусмотренный в законопроекте подход к судоустройству в нашем государстве порочен в своей основе. Потому что вместо укрепления базового для любой судебной системы суда первой инстанции он плодит апелляционные и кассационные суды. Хотя важнейшим в судебной системе любого государства является местный суд, рассматривающий дело по сути.

Сегодня же местный суд, находящийся ближе всего к людям, пребывает в самой худшей для осуществления правосудия ситуации как по условиям работы, так и по загруженности. Достаточно сказать, что на каждого судью районного или городского суда в месяц приходится в среднем около 180 дел и материалов, а во многих судах и по 300—400 дел...

...Уже очевидным, надеюсь, для всех стало то, что осуществляемые на сегодняшний день основные усилия по так называемому реформированию преследуют одну цель, — установить тотальный неправовой контроль над судами.

Это достигается, в частности, установлением нужного идеологам этого законопроекта порядка назначения судей на административные должности. Проектом предлагается неконституционный вариант, по которому назначение на должности председателей судов будет осуществлять президент Украины по представлению Высшего совета юстиции.

Это противоречит соответст­вующему решению Конститу­ционного суда, утвержденной президентом Украины Концепции усовершенствования судейства для утверждения справедливого суда в Украине в соответствии с европейскими стандартами; международным стандартам независимости судебной власти, в конечном итоге — позиции самого парламента, который в своих рекомендациях по проведенным в 2007 году парламентским слушаниям о состоянии правосудия в Украине признал целесообразным осуществление этой функции органами судейского самоуправления.

Нужно безотлагательно принять закон о единстве судебной системы, принять изменения ко всем процессуальным законам, которые бы упростили судебный процесс, сделали его эффективнее и оперативнее. Кроме того, следует усовершенствовать механизм отбора судейских кадров и порядок привлечения их к ответст­венности», — отметил В.Онопенко.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно