О роли и месте КС

21 марта, 2008, 15:41 Распечатать Выпуск №11, 21 марта-28 марта

Внедрение в Украине института Конституционного суда породило ряд вопросов относительно его места в государственном механизме Украины...

Внедрение в Украине института Конституционного суда породило ряд вопросов относительно его места в государственном механизме Украины. В научных кругах эти вопросы трактуются неоднозначно. Отдельные исследователи считают, что конституционные суды должны быть отнесены к судебной власти независимо от того, признано ли это на конституционном уровне. По мнению других, конституционное правосудие стоит над тремя ветвями власти. А кто-то причисляет Конституционный суд к контрольно-надзирательным органам.

В этом нет ничего плохого. Ученые имеют право и даже должны рассматривать любой вопрос под разными углами зрения. Именно в этом и заключается смысл научной работы. Однако указанные гипотезы и научные предположения, а особенно проекты реформ, должны основываться на всестороннем объективном анализе проблемы, а не подстраиваться под заранее определенный (заказной) результат.

В этом аспекте показательно появление ряда статей, где настойчиво анонсируется проект конституционной реформы, цель которой — ликвидировать единый орган конституционной юрисдикции и передать его полномочия соответствующей палате Верховного суда Украины. Анализ содержания некоторых из них дает возможность выделить определенные характерные аргументы, приводящиеся в пользу такой реформы.

Прежде всего делается попытка сослаться на международную практику конституционного судопроизводства. Например: «Несмотря на то, что органы конституционной юрисдикции как отдельные судебные органы введены в большинстве стран Европы, в некоторых из них национальное законодательство предусматривает организацию и деятельность указанных органов как составных частей структуры высших судебных органов, то есть без создания отдельного суда. Такой опыт характерен для функционирования Государственного суда Эстонии».

То есть в подавляющем большинстве стран конституционный суд является отдельным судебным органом, но нам, дескать, нужно внедрить опыт Эстонии. А может, при всем уважении к эстонским коллегам, стоит прислушаться к президенту России В.Путину, в свое время заявившему, что Конституционный суд РФ по сравнению с другими органами федеральной власти является «более высокой инстанцией, которой и должен быть орган конституционного правосудия».

В отдельных случаях оспаривается целесообразность отнесения к юрисдикции Конституционного суда решения определенных вопросов. Например, «вопрос о конституционности законодательных актов является вопросом административного судопроизводства. Официальное толкование законодательства — это курьезный «совковый» рудимент и оно вообще не нужно, ведь каждый орган власти, каждое должностное лицо, используя закон, тем самым толкует его официально».

Но ведь в том и заключается суть проблемы, что у нас органы государственной власти и их должностные лица применяют законы по своему усмотрению. И этот «рудимент», согласно действующему законодательству, — единственная возможность для гражданина Украины защитить свое конституционное право в Конституционном суде Украины от произвола того же должностного лица.

А о том, каким образом эти должностные лица применяют нормы отечественного законодательства, свидетельствует, в частности, то, что по состоянию на 1 января 2007 года в Страсбург поступило 6800 жалоб от наших соотечественников на действия должностных лиц. Причем из 46 стран Европы больше нас в этот международный судебный орган обращались только россияне, турки и румыны.

Однако не следует считать, что приверженцы передачи функций Конституционного суда Украины соответствующей палате Верховного суда Украины ограничиваются такими, с позволения сказать, аргументами.

В ход идет и тяжелая артиллерия вроде того, что существование единого органа конституционной юрисдикции фактически отрицает «равнопорядковость конституционного судопроизводства среди иных форм осуществления правосудия с доминантой на его неоправданном восхвалении» и наличие процессуального несовершенства, «которое ограничивает способность стороны конституционного производства как процессуального лица оказывать содействие суду в выявлении легальных ценностей права».

По этому поводу следует отметить, что устранение недостатков в законодательстве, которым урегулирована деятельность Конституционного суда Украины (как и в любой другой сфере общественной жизни), осуществляется, как правило, путем внесения изменений в соответствующие правовые акты, а не путем ликвидации самого органа государственной власти.

При этом характерен не только вывод, но и сама методика исследования. Практически дословно приведены направления усовершенствования законодательной базы конституционного судопроизводства, над которым работает специальная рабочая группа Конституционного суда Украины и что неоднократно освещалось в средствах массовой информации. И представляется это как безоговорочное основание для ликвидации самого суда.

Кроме того, подчеркивается возможность сэкономить государственные средства. Наверное, авторы таких проектов считают, что судьи конституционной палаты Верховного суда Украины будут работать на безоплатной основе, проводить заседания в палатках или на скамейках скверов в Липках, ходить на работу пешком и за свои деньги содержать помощников, консультантов, а также других работников аппарата.

Однако оставим рассмотрение аргументов и попробуем разобраться, что же на самом деле не устраивает сторонников ликвидации единого органа конституционной юрисдикции. Долго искать ответ не придется — прежде всего это уже упоминавшиеся положения Основного Закона Украины, согласно которым решения Конституционного суда Украины являются окончательными и обжалованию не подлежат.

Таким образом, вместо того чтобы ввести ответственность за невыполнение решений Конституционного суда Украины, планируется ввести в действие механизм пересмотра и упразднения постановлений новообразованной конституционной палаты Верховного суда Украины.

Причем указанные решения делятся на имеющие значительно большую общественную значимость (по вопросам, связанным с устранением президента Украины с поста в порядке импичмента), и на неважные (относительно определения конституционности правовых актов и т. п.).

Отмечу, что подавляющее большинство конституционных представлений по вопросам соответствия правовых актов Конституции Украины связано с нарушением прав и свобод человека и гражданина. Нелишне напомнить, что, согласно части второй статьи 3 Конституции Украины, именно права и свободы человека и их гарантии определяют смысл и направленность деятельности государства. Подчеркиваю, права и свободы человека, а не вопросы, касающиеся отстранения с поста президента, проведения очередных и внеочередных выборов, лишения депутата его полномочий за несогласие с политикой партии или увольнения с должностей членов правительства и т. п.

У меня нет намерения принизить важность перечисленных вопросов для урегулирования общественной жизни, тем не менее повторяю: они только составляющая мероприятий по обеспечению основной задачи государства — гарантировать права и свободы человека и гражданина.

А как у нас исполняются решения Конституционного суда Украины, защищавшие права граждан, можно рассмотреть на примере Закона Украины «О государственном бюджете Украины на 2008 год». Его положения противоречат шести решениям Конституционного суда Украины, в частности:

— от 9 июля 2007 года № 6-рп/2007 (дело о социальных гарантиях граждан), согласно которому: «Верховная Рада Украины не полномочна при принятии закона о Государственном бюджете Украины включать в него положения о внесении изменений в действующие законы Украины, останавливать действие отдельных законов Украины и/или любым способом изменять определенное другими законами Украины правовое регулирование общественных отношений»;

— от 20 марта 2002 года № 5-рп/2002 (дело, касающееся льгот, компенсаций и гарантий), от 1 декабря 2004 года № 20-рп/2004 (дело об остановке действия или ограничении льгот, компенсаций и гарантий), от 11 октября 2005 года № 8-рп/2005 (дело об уровне пенсии и ежемесячного пожизненного денежного содержания), согласно которым при принятии новых законов или внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объема существующих прав и свобод;

— от 17 марта 2004 года № 7-рп/2004 (дело о социальной защите военнослужащих и работников правоохранительных органов), согласно которому предоставление льгот и гарантий военнослужащим обусловлено особенностью профессиональных обязанностей, связанных с риском для жизни и здоровья, определенным ограничением конституционных прав и свобод, в том числе права зарабатывать материальные блага для обеспечения себе и своей семье уровня жизни выше, чем прожиточный минимум. Осуществление таких мероприятий не зависит от размера их доходов или наличия финансирования из бюджета, а имеет безоговорочный характер;

— от 2 июня 1999 года № 2-в/99 (дело о внесении изменений в статью 46 Конституции Украины), согласно которому право на социальную защиту граждан в старости не ограничивается только пенсионным обеспечением, а включает и иные виды предусмотренной законом помощи, что касается и лиц, имеющих статус детей войны.

Следовательно, упоминавшиеся реформаторские проекты порождены отнюдь не необходимостью достичь равнопорядковости конституционного судопроизводства или обеспечить принцип состязательности при его осуществлении, и даже не стремлением сэкономить государственные средства. Дело в том, что, защищая конституционные права и свободы граждан нашего государства, Конституционный суд Украины, очевидно, создает проблемы для некоторых органов государственной власти и их должностных лиц. Поэтому в ход идет созданный и хорошо апробированный «отцом народов» принцип: нет человека — нет проблемы.

В данном случае — заменим неудобный единый орган конституционной юрисдикции карманной палатой, подчиненной председателю Верховного суда и его заместителям, предоставим на всякий случай полномочия пленуму Верховного суда отменять ее решения, и... нет органа — нет проблемы!

Справка

В соответствии с частью третьей статьи 124 Конституции Украины, судопроизводство осуществляется Конституционным судом Украины и судами общей юрисдикции. То есть единый орган конституционной юрисдикции в Украине является составной частью отечественной системы правосудия.

Однако не все так просто. Согласно статье 150 Основного Закона Украины, к полномочиям Конституционного суда Украины относится:

1) решение вопросов о соответствии Конституции Украины (конституционности): законов и иных правовых актов Верховной Рады Украины; актов президента Украины; актов Кабинета министров Украины; правовых актов Верховной Рады Автономной Республики Крым.

Эти вопросы рассматриваются по обращениям: президента Украины; не менее чем сорока пяти народных депутатов Украины; Верховного суда Украины; уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека; Верховной Рады Автономной Республики Крым;

2) официальное толкование Конституции Украины и законов Украины.

По вопросам, предусмотренным этой статьей, Конституционный суд Украины принимает решения, которые являются обязательными для выполнения на территории Украины, окончательными и не могут быть обжалованы.

К этому следует прибавить также другие конституционные полномочия Конституционного суда Украины, в частности: предоставление выводов о соответствии Конституции Украины действующих международных договоров или тех международных договоров, которые вносятся в Верховную Раду Украины с целью дать согласие на их обязательность (часть первая статьи 151); о соблюдении конституционной процедуры расследования и рассмотрения дела об устранении президента Украины с поста в порядке импичмента (часть вторая статьи 151); о соответствии законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины (статья 159) и пр.

Таким образом, становится очевидно, что Основной Закон Украины предоставляет Конституционному суду широкие контролирующие полномочия относительно соблюдения конституционных предписаний, а именно:

— во-первых, Конституционный суд фактически совершенствует систему законодательства, поскольку он имеет полномочия прекратить действие актов или правовых норм, применение которых могло привести или привело к нарушению конституционных норм. Поэтому не случайно Конституция Украины содержит положение, согласно которому материальный или моральный вред, причиненный физическим или юридическим лицам актами и действиями, признанными неконституционными, возмещается государством в установленном законом порядке;

— во-вторых, разъясняя спорные правовые нормы, Конституционный суд не только выполняет роль толкователя, но еще и, исходя из обязательности своих решений, создает условия для надлежащего применения указанных норм органами государственной власти.

Это законодательно закреплено в статье 2 Закона Украины «О Конституционном суде Украины», согласно которой задачей Конституционного суда Украины является гарантирование верховенства Конституции Украины как Основного Закона на всей территории Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно