Нужен ли Украине суд над властью?

20 июня, 2008, 17:11 Распечатать Выпуск №23, 20 июня-27 июня

Реформирование даже одного-единственного раздела Конституции — не говоря уж о ее полноценной нов...

В  последнее время о конституционной реформе сказано уже немало, в частности и на страницах «Зеркала недели», что справедливо и закономерно, поскольку конституционная реформа — это нередко изменения, которые, затрагивая глубинные правовые устои общества, могут коренным образом повлиять на жизнь не только отдельных людей, но и целых слоев общества. Потому каждый критический взгляд на этот процесс следует приветствовать и поощрять, а каждую конструктивную мысль учитывать в дальнейшей работе.

Вместе с тем следует принимать во внимание и определенные особенности процесса конституционного реформирования. Нужно помнить, что не только за словом, но и за каждой запятой конституционного текста кроются целые пласты, институты общественных отношений, в конце концов, судьбы конкретных людей.

Фото: Сергей ПЯТЕРИКОВ
Фото: Сергей ПЯТЕРИКОВ
Учитывая это, некоторые горячечные и безапелляционные заявления о «зареформированности», «автономизации» и прочих недостатках структуры судов в Украине, публикующиеся в профессиональной прессе, не только очень беспокоят, но и представляются угрожающими. И это несмотря на в целом довольно невыразительный процесс обсуждения одной из наиболее актуальных и контроверсийных на сегодняшний день тем — реформирования правосудия и отношений в сфере распределения государственной власти. Наверное, такое положение дел справедливо, ведь под коротким словом «правосудие» кроется один из чрезвычайно широких и неисчерпаемых для усовершенствования и развития всех сторон общественного бытия институтов. Раскрыть все его аспекты в газетной публикации (даже в серии статей) или одной публичной дискуссии — задача бессмысленная, даже невыполнимая. Потому далее речь пойдет только о важнейших аспектах одного из чрезвычайно важных и для общества, и для его государственной организации феноменов — о суде над властью и носителями властных полномочий.

Все, что человек способен постичь умом, он подвергает оценке, осмыслению, а следовательно — суждению. Суждения касаются как личных, частных дел каждого, так и вопросов упорядочения общественного бытия, государственной организации, функционирования власти в стране. В современном развитом обществе последние, как правило, относятся к самому высокому — конституционному — уровню правового регулирования. Это означает, что их, по крайней мере в общих чертах, определяет писаная или неписаная конституция, основной правовой документ государства. Вместе с тем на практике суд над властью — основой упорядоченной общественной организации — всегда давался и дается особенно сложно. Его чрезвычайно болезненно воспринимает сама власть — и тем более, чем меньше она уверена в своей правоте, полезности, нужности, в конце концов, справедливости и последовательности собственной деятельности. Потому в мировой истории появление суда, решения которого имели бы решающее значение для спора человека и власти, имеет свою сложную страницу. Историческая эпоха просвещения не без определенных усилий и даже борьбы перенесла в научный поиск эстетическую чистоту Возрождения. Европейский суд по правам человека назвал важным элементом этого процесса появление административной юстиции и отметил ее особое положение и роль в обществе. Укра­инская общественность тоже все внимательнее и требовательнее относится к власти, процессу ее формирования и развития, посто­янно оценивая ее деятельность.

В свое время идея правовой оценки властных действий, то есть создание административной юстиции, была с одобрением воспринята и развита нашими предшественниками. В украинской правовой традиции есть страницы внимательного и глубокого изучения вопросов административного судопроизводства, т.е. решения спора между лицом и властью в формальном судебном процессе. Специалистам в этой сфере хорошо известны имена предшественников: достаточно вспомнить профессоров Палиен­ко, Евтихиева, Ренненкампфа и целого ряда других. Их труды — это основательные исследования, в которых отечественный научный потенциал тесно переплелся с европейскими течениями в праве и правосудии. Достижения правовой науки того времени дали возможность еще Временно­му правительству царской России сделать первую попытку создания полноценных административных судов. Попутно напомним, что и среди отечественных представителей правовой науки тогда были основатели правовых школ, а именно: Леон (Лев) Петражицкий с его психологической теорией происхождения права. Поэтому административную юстицию, то есть институт решения правовыми средствами спора между лицом и властью, справедливо можно считать глубоко укорененным в нашем праве элементом.

Кстати, одним из тогдашних «побочных» продуктов можно считать Административный кодекс Украинской Социалистической Советской Республики (УССР), появившийся во второй половине 20-х годов ХХ века и ставший прообразом многих значительно более поздних европейских кодификаций. Он формализировал, а следовательно, упорядочил значительную часть отношений лица и власти, обязывая не только лицо, но и носителя власти. Угрозу такого положения дел тоталитарная советская власть поняла довольно быстро, поэтому по мере ее укрепления этот документ фактически на практике не применялся и вскоре был упразднен. Власть отрицала даже саму возможность суда над действиями своих представителей, считая себя глубоко народной.

Только лишь в начале 90-х годов — после провозглашения независимости и начала новых государственнических процессов — появились место и время для ряда принципиальных новшеств в государственном строительст­ве. К таковым, без сомнения, можно отнести Концепцию судеб­но-правовой реформы 1992 года. В целом процессы правового обновления достигли своего кульминационного момента после при­нятия в 1996 году новой Конс­титуции Украины. Поэтому Концеп­ция судебно-правовой реформы 1992 года, бесспорно, не только основа положений Консти­туции, но и продолжение столетней давности традиций научного поиска и реализации прогрессивных идей в сфере юстиции, правосудия, тесной взаимосвязи украинского права со своим прошлым и аналогичными европейскими течениями.

Приятно констатировать, что на сегодняшний день административное судопроизводство в Ук­раине, по крайней мере в общих чертах, является объективной реальностью. Благодаря усилиям ученых, политиков, государст­венных и общественных деятелей оно стало частью ежедневной деятельности, опровергнув немало утверждений, ранее считавшихся аксиомой. Значительная часть принципиальных новелл Конституции Украины 1996 года касалась именно отношений власти и лица, а также — не менее важных — отношений форми­рования и функционирования самой власти. Достаточно отметить, что, согласно части 1 статьи 55 Конституции Украины, права и свободы человека и гражданина защищаются судом. Да и содержание статьи 3 Конституции, по мнению наших ученых, целиком и полностью «посвященной человеку», является свидетельст­вом крепких человекоцентристских тенденций украинского права. К таким новеллам относится и административное судопроизводство, поскольку дает возможность эффективно упорядочивать деятельность государства, искореняя субъективизм и непрофессионализм отдельных представителей государственного аппарата.

Заслуга административного судопроизводства — в специальном инструментарии, с помощью которого оно может, а значит, и должно направлять соответствующие конфликты в рациональное, ограниченное правовыми рамками и свободное от своеволия, узкопартийных, а то и сугубо коррупционных факторов русло. Следует отметить, что коррупция — отдельная проблема, требующая комплексного решения. Ее наличие — следствие целого ряда причин — от противоречивости и забюрократизированности одних государственных институтов до откровенного непрофессионализма и отсутствия любых ценностных ориентиров у других. Нельзя, например, сегодня позволять определенную практику, а завтра называть ее недопустимой, коррупционной. Это не увеличивает доверие к государству. И еще один, чрезвычайно важный момент: пустив общество в открытое море рыночных отношений и не дав ему надежных практических карт, сложно ожидать от него высокой нравственности. Вместе с тем недопустимо сводить вопрос коррупции к ее отдельным проявлениям, бороться со следствиями, не устраняя основных причин, каковыми являются несправедливые правила игры и непрофессиональный персонал.

Инстру­мен­тарий административного судопроизводства четко описан в соответствующем про­фильном кодексе. Речь идет и о пропорциональности избранных средств цели, ради которой их применяют и которая заставляет власть держать постоянно в поле зрения действия своих представителей. И о своевременности (с которой, к сожалению, из-за ряда организационных проблем в административном судопроизводстве не все благополучно) и обоснованности решений, дающих возможность оценивать соблюдение всех прочих основ судопроизводства.

Ранее для нашего права, особенно сформированного, исповедуемого и практикующегося в «советском стиле», эти понятия, к сожалению, были малозначительны, в лучшем случае, о них вообще предпочитали не вспоминать. Провозглашая себя истинной представительницей народа, советская власть не интересовалась вопросом: какие же цели считает нужным ставить и достигать сам народ? Нередко такой подход выливался в несоизмеримые с достигнутыми целями следствия. Но время все расставляет по своим местам. Украина не только политически и юридически, но и реально, на практике, интегрируется или, скорее, возвращается к своим европейским истокам, не только заимствуя, но и возвращая себе ценности, пригодные и необходимые для модернизации своего экономического, политического и культурного пространства.

То, что «по воробьям из пушек не стреляют» или, точнее, «на муху с обухом» не ходят, мы хорошо знаем. Но настало время воплотить этот принцип в нашу государственно-правовую действительность. То, что для проверки финансово-хозяйственной деятельности не обязательно присылать на предприятие отряд особого назначения, в нашем праве уже сказано. Но множество более мелких, хоть от того не менее болезненных правовых проблем, выливающихся в жизненные драмы украинцев, может быть решено, если этот принцип станет незыблемым правилом в деятельности суда. Кстати, он был подчеркнут вместе с принципом субсидиарности в проекте конституции объединенной Европы. Так что при надлежащем использовании административное судопроизводство выступает действенным средством повышения эффективности деятельности государства в каждом конкретном случае, исправления ошибок властного характера, упорядочивания отношений носителей власти и граждан. Осто­рож­ное и предельно осмысленное применение инструментария административного судопроизводства способно пролить свет на сложные и противоречивые общественные процессы в сфере взаимоотношений человека и государства, власти и общества.

Вместе с тем можно ли позволять лицу для удовлетворения голого интереса инициировать судебные разбирательства, никоим образом не касающиеся его прав и свобод? Ответ кажется риторическим, но определенные пробелы, в частности и конституционно-правового характера, дают возможность пользоваться ими, усложняя ситуацию там, где она и без того довольно критическая. Еще один риторический вопрос: можно ли позволять упомянутому частному лицу блокировать с помощью суда работу властного института «из сугубо спортивного интереса», без каких-либо достойных защиты прав в отношениях с этим институтом? К сожалению, в нашем праве еще не все подобные возможности исключены «по определению». Есть также ряд менее масштабных вопросов, решение которых требует нового правового инструментария. Справедливо ли, скажем, что право частной собственности позволяет владельцам земельных участков тормозить развитие инфраструктуры города, препятствуя реализации жизненно важных градостроительных проектов (строительству мостов, метро, железной дороги)? Справедливо ли замедлять экономическое развитие ради социальной справедливости и политических уступок? Постановка этих сложных вопросов кажется для общества иногда даже неприемлемой, хотя их решение жизненно необходимо для нормального процесса его жиз­недеятельности. Поэтому их реализация должна осуществляться взвешенно, даже осторожно, с тем чтобы не посеять в обществе хаос, не повлечь за паралич публичной власти, а то и настоящую юридическую войну.

Формируя современные традиции правового урегулирования споров с властью в Украине, мы не должны множить отношение к судебному процессу как к абсолютной панацее «на все случаи жизни», ведь известно — ничто в мире не всесильно. К тому же следует помнить, что тепло от огня согревает, а сам огонь испепеляет. Истина рождается в споре, но спор может закончиться и войной, а потому вынуждены настолько осторожно внедрять дальнейшие новации в правосудие, насколько радикальными и действенными представляются их последствия.

При этом нельзя забывать, что предыдущие общественные формации в Украине не допускали общество, общественную мысль к оценке властной деятельности, зато обеспечивали быстрое, стойкое и последовательное развитие: способность советской системы государственного управления достигать значительных успехов до сих пор удивляет обществоведов и специалистов по вопросам истории государственно-правовых учений. Ради ее справедливой характеристики следует добавить, что материальные блага, а точнее источники и формы их получения, были свободны от материальной коррупции. Между тем жесткая система побуждала к вредному идеологическому однообразию. Его последствия губительно влияли на наше общество, в частности из-за не способности обеспечить возможности для свободной реализации энергии, инициативы и творчества с целью достижения личного благосостояния и успеха каждого члена общества. Эти недостатки обессилили советскую систему в СССР и в конце концов привели к ее развалу. Этот известный по собст­венному опыту немалой части нашего общества пример общественной организации показывает, что простые, однозначные ответы на вопрос оценки государст­венно-властной деятельности, как свидетельствуют наука и практика, до сих пор не найдены. Но общество, способное преодолеть их открытым, рациональным, а следовательно, контролируемым и уже потому справедливейшим способом, засвидетельствует свою зрелость, высокую степень взаимного доверия его членов, а значит, просто высочайшую степень своего развития. Поэтому следует обеспечивать действенность современных, проверенных практикой других стран инструментов поддержания гармонического, сбалансированного, постоянного общественного прогресса. Тем более что эти механизмы уже существуют, а сам процесс их создания и становления состоялся не без борьбы и затрат сил и ресур­сов: человеческих, материальных, интеллектуальных, волевых.

Возможно, обществу, прежде чем прибегать к дальнейшим шагам в усовершенствовании отдельных действующих механизмов решения общественных конфликтов, следовало бы вспомнить собственное прошлое, осмыслить ошибочные шаги и не спешить с действиями, которые, вольно или невольно маскируясь под потребности текущего момента, несут разрушительный потенциал — нередко значительно более мощный, чем предполагаемая польза, отдаляя общество от осмысления, осознания самой потребности, а затем роли и места государства, со всеми его властными и не очень институтами, для его жизнедеятельности и развития.

Разнородность затронутой в этой статье проблематики имеет очевидные причины. Реформирование даже одного-единственного раздела Конституции — не говоря уж о ее полноценной новой редакции или вообще принятии новой Конституции Украины — исключительно важный процесс со значительным количеством внутренних разногласий. Реформируя действующую Консти­туцию, мы должны постоянно помнить обо всех мелочах реального положения вещей, чтобы они не превратились в камень преткновения и, в конце концов, не помешали реформам. С наибольшей осторожностью следует относиться к «троянским коням» в виде «гениально простых решений», которые в действительно сложных ситуациях иногда могут дать частичный положительный эффект, даже решить какую-то часть вопросов, но вместе с тем способны создать больше проблем, чем их решить. Так, в свое время советская власть полностью запретила частную собственность, национализировав даже интимные стороны человеческого существования. Потом разрешила «личную собственность», потом появилась «индивидуальная», а теперь общество уже страдает от неспособности новоиспеченных владельцев остановиться в своей жажде собственного обогащения, а также от нежелания тех, кому меньше посчастливилось в жизненной лотерее, понимать границы частной собственности и — особенно — уважать ее. В сфере же правосудия мы должны основательно нарабатывать, моделировать новые и критически анализировать, казалось бы, «гениально простые» традиционные концепции, при более детальном изучении нередко оказывающиеся сложным и неоднозначным плодом компромисса, половинчатого решения, приводящего к консервированию нерешенных проблем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно