Над пропастью

17 сентября, 2010, 17:00 Распечатать

Чего мы ждем от суда? Только одного — справедливости. Ради этого, дабы не допустить предвзятости из-за всяческих соблазнов, Фемида при судебных спорах не снимает с глаз повязку...

Чего мы ждем от суда? Только одного — справедливости. Ради этого, дабы не допустить предвзятости из-за всяческих соблазнов, Фемида при судебных спорах не снимает с глаз повязку. Заглядывать в различные кодексы и юридические справочники ей незачем — предполагается, что все законы она знает безукоризненно, как и суть рассматриваемого дела. Остается только беспристрастно разобраться в обстоятельствах и вынести единственно возможный в каждом конкретном случае вердикт.

Судьи, понятно, не боги, хотя тоже вершат людские судьбы. Знать и помнить все от «а» до «я» в многочисленных сводах законов они, возможно, и не в состоянии. Но никто ведь от них и не требует вести дело с завязанными глазами. В конце концов, если судья правильно читает и применяет букву закона, никакие пристрастия не могут помешать ему принять справедливое решение. Но вот с этим как раз в наших судах — большая проблема.

Как показывает юридическая практика, чаще всего «вирус» забывчивости и слепоты поражает представителей судейского корпуса при рассмотрении имущественных споров. Эти дела, как правило, тянутся годами, забирая у всех участников процесса уйму времени, нервов и средств. Суды всех инстанций буквально завалены исками, апелляциями и кассациями по вопросам собственности.

Конечно, можно сказать, что эти вопросы не совсем привычны не только для нашего судопроизводства, но и для общества в целом, корнями уходящего в советскую систему с ее принципом «все вокруг колхозное». Тем не менее законодательство страны сегодня четко зиждется на постулате, давно принятом во всем цивилизованном мире: одним из определяющих факторов стабильности правоотношений является защита прав собственности. А обеспечить такую стабильность — первейшая задача государства. Значит, любое судебное разбирательство по имущественным вопросам призвано защитить права добросовестного приобретателя имущества, то есть его законного собственника, и никого другого.

Казалось бы, все предельно ясно. К тому же система нотариата максимально упрощает судьям поиски ответа на вопрос, кого считать добросовестным покупателем. Однако, оказывается, по всем правилам оформленный договор купли-продажи вовсе не гарантирует законному хозяину недвижимости спокойную жизнь. В один прекрасный момент зацементированное вроде бы навеки этим документом владение имуществом может разрушиться словно карточный домик.

Три года назад ООО «Терминал» приобрело у ЗАО «Электромонтаж» (оба — житомирские предприятия) административно-бытовое помещение, часть которого ранее арендовало. Зарегистрировав договор купли-продажи в Государственном реестре сделок, ООО получило на него полное и нераздельное право собственности.

Никто не возражал и не возмущался, в том числе и ООО «Вирма», арендовавшее другую часть выкупленных квадратных метров. Более того, руководство «Вирмы», уведомленное о намерениях вышеуказанных фирм, отказалось от каких-либо претензий на это имущество. Но не прошло и месяца, как «Вирма» решила, что ее незаслуженно обошли при сделке, и подала исковое заявление с требованием перевести на нее права и обязательства покупателя в хозяйственный суд Житомирской области.

В сущности, банальная история, каких пруд пруди. У всех есть право на попытку реализовать свои желания. Но 12 декабря 2008 г. суд удовлетворил требования истца. Естественно, последовало обжалование, и Апелляционный хозяйственный суд 12 февраля 2009 г. отменяет это решение. Но 23 апреля
2009 г. Высший хозяйственный суд своим постановлением оставил вердикт первой инстанции без изменений.

Но иметь право быть покупателем имущества — еще не значит им владеть, быть собственником. Владельцем и собственником админпомещения все это время оставался «Терминал». (Забегая наперед, стоит подчеркнуть, что его действия как покупателя, так и продавца не признаны недействительными ни одним судом.) И в январе 2009 года, пользуясь правом собственности и отсутствием запретов на отчуждение своей недвижимости, он продал ее частному лицу. Новый собственник, опять же по всем правилам оформив заверенный нотариусом договор купли-продажи, передает админпомещение в качестве вклада в уставный фонд ООО «Житомиртехторгсервис», которое, в связи с регистрацией в Государственном реестре сделок, приобретает на него право собственности, подтвержденное соответствующим свидетельством и зарегистрированное в БТИ.

Как и следовало ожидать, это породило новый виток судебных разбирательств. На этот раз исковое заявление «Вирмы» на всех перечисленных выше юридических и физических лиц было подано в Богунский районный суд г. Житомира с формулировкой «имущество выбыло из владения вне воли истца». Хотя он, истец, как свидетельствуют материалы дела, не предпринял предусмотренных законом действий по вступлению в права собственности (не выполнив тем, кстати, решения Высшего хозяйственного суда, в частности, выплатить стоимость имущества).

Тем не менее результат таков: все — вон (со всеми своими заверенными мокрыми печатями и солидными подписями документами, превратившимися вдруг в ничего не значащие бумажки), кроме фирмы, подавшей исковое заявление и получившей уникальную возможность за 36 тыс. грн. (цена первоначальной сделки) стать владельцем недвижимости, рыночная стоимость которой — более миллиона гривен…

Дело не в деньгах. Хотя и в них, конечно, тоже. Это лишь один пример из очень и очень многих, где сошлись воедино многочисленные, скажем так, странности сегодняшнего судопроизводства, разбросанные в томах лавины судебных тяжб. Нарушение судами норм материального и процессуального права, неполное выяснение обстоятельств, которые имеют значение для дела, а отсюда — и несоответствие выводов его обстоятельствам.

Наиболее распространенная судейская «ошибка» в захлестнувших ныне суды имущественных спорах, — когда судебные решения основываются на утверждении, будто покупатель недвижимого имущества автоматически становится его собственником. При этом судьи как бы не замечают норм, предусмотренных Гражданским кодексом Украины и рядом других документов, которые устанавливают, что покупатель недвижимого имущества приобретает право собственности только с момента внесения соответствующих сведений в Государственный реестр сделок. Министерство юстиции четко разъяснило это еще в 2005 году. Часто игнорируется и требование закона в соответствии с которым спорное имущество не может быть изъято у добросовестного приобретателя.

Все это в итоге приводит к тому, что, принимая необоснованные решения, судьи сами становятся нарушителями закона. А потому нечего удивляться, что в опубликованном на прошлой неделе Всемирным экономическим форумом «Глобальном обзоре конкурентоспособности» Украина в очередной раз заняла наихудшие места среди 139 стран, вошедших в документ, по защищенности прав собственности
(135 место в рейтинге), независимости судов (134) и эффективности законодательства (138). И пока наша Фемида не развяжет, наконец, глаза, мы так и будем висеть над пропастью во лжи в карточных храмах правосудия.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно