ИЗ ЗАПИСОК РАЙОННОГО ОПЕРА

30 декабря, 1999, 00:00 Распечатать

В дежурной части каждого РОВД есть телеграфный аппарат, по которому регулярно ниспускаются к нам так называемые СТ («служебные телеграммы»)...

В дежурной части каждого

РОВД есть телеграфный аппарат, по которому регулярно ниспускаются к нам так называемые СТ («служебные телеграммы»). Очередные приказы, указания, напоминания, ориентировки, прочий начальственный ширпотреб… Начальник райотдела просматривает их и решает, кто из личного состава вверенного ему милицейского подразделения должен с этими СТ ознакомиться. Заходишь ты, допустим, в дежурку, и дежурный офицер тычет тебе под нос очередную «эстушку»: «Ознакомься с содержанием и распишись, что ознакомлен…» Первым делом расписывается в его бумаженциях, потом быстренько (тебя уже ждут в трех местах!) читаешь текст. Ага, «…в городе участились случаи квартирных краж через форточку в утреннее время… предлагаем всем оперативникам провести следующие мероприятия…» Явная ерунда. Что следует делать и можно сделать в твоих условиях, то ты и без напоминаний делаешь, а остальное - маниловщина… бумаготворческие мечтания руководящих работников!..

Но есть «эстушки» и поинтересней… Вот, скажем, не очень часто, но и не так чтоб совсем редко кончает самоубийством кто-либо из нашего ментовского брата… Для начальства это - позор. «Как это так?! Милиционер должен спасать чужие жизни, а не самому лезть головой в петлю, и уж тем более (окончательный позор!) стреляться из табельного оружия!.. Значит, ослаблена у нас на местах воспитательная работа с личным составом… Немедленно усилить ее, об исполнении - доложить!..» Рассылается веером по райотделам соответствующая СТ и начинается маленький кипеж… Как в прошлом месяце, например. Тогда в соседнем районе повесился один участковый. В сводке происшествий по городу профессия нахально откинувшегося товарища не указывалась, «наложил на себя руки такой-то», и точка. Так для органов менее позорно… Но все в городе прекрасно знали, гикнулся наш! На непосредственное начальство покойного немедленно наложили служебные взыскания, от выговора и выше. Прочие райотделы служебной телеграммой предупредили: «Несмотря на неуклонную заботу руководителей нашего государства о… отдельные сотрудники безответственно относятся к своему здоровью и даже жизни… Усилить… укрепить… поднять на должный уровень… Незамедлительно!» Начальнику райотдела до пенсии оставалось всего ничего, и он явно струхнул, представляя, как нахально стрельнувший себе в голову кто-либо из его подчиненных способен загадить ему весь будущий торжественный уход на заслуженный отдых… Еще и попрут в шею с позором, быть может!.. СТ содержала 10 пунктов мероприятий, проведение которых, несомненно, должно избавить личний состав от подловатой манеры стреляться и вешаться, подводя тем самым своих отцов-командиров. А именно: 1. Провести беседу… 2. Помочь с решением бытовых проблем. 3. Ликвидировать задолженность по зарплате. 4. Улучшить жилищные условия. 5. Побывать в гостях у своих подчиненных, ознакомиться с их заботами и нуждами, поддержать морально… Ну и еще пять пунктов заботы и отеческой опеки, я всего не запомнил, как первую половину пунктов прочел - такая ржачка меня вдруг одолела… Ну вот, кинулся наш начРОВД по этой «эстушке» меры предпринимать. Помочь, посодействовать и ликвидировать - это сложновато, ни денег на то нет, ни ресурсов, о жилье для бесквартирных подчиненных я уж помолчу… Самое исполнимое - «провести беседу». Вот он ее и провел. Собрал наш бравый подполковник личный состав райотдела в актовом зале, торжественно зачитал СТ, потом начал по ней речь толкать… Фактически задача его была убедить своих офицеров и сержантов, что вешаться, тем более стреляться - нельзя ни в коем случае!.. Что житуха наша не такая уж и мрачновато-невыносимая, «как некоторым, быть может, кажется на первый взгляд!», есть уже отдельные проблески в самом конце тоннеля, а и не будь тех проблесков - ну и что?! Жить-то все равно надо, раз уж родились мы на этот беспощадный к слабакам свет… Говорил товарищ подполковник с трудом, запинаясь, не сразу с непривычки находя нужные слова… Но сегодня так нельзя, нынче особенный день и час - нужно укрепить обессиливший дух личного состава. А перейди наш начальник на более привычный для него бодряцки забойный мат, кто этих подчиненных знает: с горя побегут все сразу же после собрания скопом в оружейную комнату, вынут из железного шкафа содержимое: на случай нападения на РОВД какой-нибудь озверелой банды десантные «калаши» с укороченным прикладом и самозастрелятся массово, - вот это был бы скандальчик!.. Так что ни матюка, ни намеков на постоянные сношения с матерями буквально каждого из своих людей в звании меньше майорского, ни привычных разносов и «разборов» наших умственных и физических возможностей («уроды, вы ни на что не способны!!!») сегодня мы не услышали. Наоборот, с некоторой удивленностью даже для самого себя подполковник вдруг выяснил, что «вы же, товарищи, работаете не так чтоб уж совсем неудовлетворительно… Среди прочих РОВД города мы занимаем всего лишь четвертое место с конца - а это о многом говорит и ко многому всех нас обязывает! Мрачно нахохлившиеся опера, «участки», следаки, иной милицейский люд внимал пламенному докладу шефа. Опротивела нам его ругань, но и похвалы его никто не жаждал, скорее бы иссякнулся фонтаном красноречия и заткнулся, дедуган, все равно же ни черта для нас сделать не можешь, да и не хочешь, так зачем тогда надрываться?! Чтоб с собою чего не натворили?.. Так мы и так еще - не совсем… Может, и отупели маленько от своей службы, но не в такой же степени, чтобы себя мочить!.. А о семьях наших кто тогда позаботиться, а?! «Я на вас надеюсь, товарищи!» - с бодрой улыбкой подытожил полковник, и до конца отмолчавшийся личный состав тотчас потянулся к выходу… Больше по той СТ ни фига не делалось, еще некоторое время дня три-четыре, на оперативках и в личном сообщении начальник РОВД как-то старался сдерживаться от резкостей, а потом - понеслось по накатанной колее: «Та-ра-тарам, туды-сюды, твою в макушку, кто так работает?! Я вам что, попка-дурак, чтоб в сотый раз повторять одно и то же: не так надо работать, а этак, а вы все так норовите… Да я вас!.. да вы меня!», ну и так далее. Ах да, чуть не забыл: еще однажды в воскресенье приперся ко мне мой замначальника районного уголовного розыска - «ознакамливался с заботами»… Притащился как нельзя более некстати, у нас с женой был маленький семейный междусобойчик (выясняли, нормальным ли голосом на вчерашних именинах я разговаривал с ее мамой, или же все-таки был слегка «хамоват и агрессивен»). Но делать нечего, усадили замнача за стол, налили полную тарелку борща, положили три больших куска хлеба. Все он слопал неспешно, потом так же неспешно и малоразговорчиво покурил у меня на кухне мою же «Приму», вежливо попрощался с женой и ушел, так и не поинтересовавшись, что же мне нужно… С такой моральной поддержкой, вестимо, чтоб мне упасть - ураганный ветер нужен…

Почему наш в целом терпеливый ментовский народ вдруг впадает в отчаяние и выбегает из жизни с перекошенной от горя физиономией - в общем-то понятно. Зарплата низкая (вот у меня, к примеру - 60 долларов, и то это недавно в полтора раза подняли всем оклады!), платят ее нерегулярно - только перед президентскими выборами. Руководство запрягло тебя, как лошадь, сто обязанностей, и сверху еще тысяча, выходных практически нет…

От работы никакого удовлетворения, а уходить некуда, нигде тебя не ждут, никому ты не нужен, еще и до конца жизни будут презрительно плеваться в спину взглядом: «Ментяра бывший!..» Полная безысходность вырисовывается!.. Удивляться надо не тому, что кто-то из-за этого на себя руки накладывает, нет, дивиться надо другому: почему не все?!

…Или вообще цирк… Спустя неделю после «заботливой» СТ пришла к нам «деловаровская»: замначальника городского УВД интересуется, почему РОВД города недостаточно добросовестно раскупают перекидные календари на следующий год фирмы «Иван»… Чтоб понятно стало, о чем речь идет, растолкую детальней. Некоторое время назад начальник горУВД собственноручно заключил договор с вышеупомянутой коммерческой фирмой на издание партии таких настенных ПК с «милицейским» сюжетом, а именно фоткой самого товарища полковника на календаре крупным планом: мужественно всматривался он в туманные дали будущего, предвкушая скорую победу над местным криминалитетом, а ниже его сытой самодовольной ряшки указывались дни, недели и месяцы того самого года, когда эта победа, видимо, будет наконец-то достигнута… Стоила эта цветная плакатина ни много ни мало три с половиной доллара и фирме гарантировалось, что 100% всего тиража раскупят сами органы. И вот теперь, когда тираж был выпущен, сверху вниз спустили разнарядку по райотделам: сколько десятков ПК «Ивана» должен приобрести каждый из них. А они бы и рады, но безналичных, собственно - райотделовских средств кот наплакал, единственный выход начальнику РОВД - указать подчиненным, кто из них должен те самые ПК приобрести за свои кровные, и все бы хорошо, да вот маленькая заковыка: у получавших зарплату последний раз два месяца назад подчиненных денег - НЕТ! И когда наш начальник РОВД, недолго думая, распорядился вычесть стоимость положенной нам части тиража календарей из ожидаемой в будущем зарплаты проштрафившихся или же просто чем-то не приглянувшихся ему сотрудников, начался ор. Люди забегали по кабинетам, как ошпаренные кипятком, некоторые даже додумались пожаловаться на самодурство руководства в облУВД… Пришлось дать задний ход «внедрителям» календаря в нашу среду, в других райотделах была, надо полагать, та же картинка, в результате основная часть тиража осела на складе фирмы, и кто в результате пострадал?.. Конечно же начальник горУВД!.. Не надо быть Сократом, чтобы догадаться: имел он от той сделки свои комиссионные, и теперь они горели синим пламенем… «Примите срочные меры!» - взывал замначуправления. Гм… будем надеяться, что нашу зарплату все ж таки оставят в покое… Есть же и другие варианты, ей Богу!.. Самый лучший - если весь тираж руководство выкупит на свои личные сбережения!.. Если этот вариант не подходит (не подходит он нашим боссам, не сомневайтесь!), тогда есть другой: каждому из райотделов определиться с размещенными на их территории предприятиями и частными фирмами, «раскидать» означенную сумму между ними и получить ее в обмен на какие-то услуги. На бумаге это будет смотреться как «оказание предприятием райотделу единовременной материальной помощи на проведение политико-воспитательной работы». В реальности выглядит это примерно так. Наш подполковник выезжает на один из местных заводов покрупнее и попрочнее стоящих на ногах, и проводит переговоры с директором завода и главбухом. У каждого завода ведь есть куча вопросов, требующих быстрого и эффективного решения, и милиция во многом тут может помочь… Один из вариантов: услуги заводу ГАИ. Регулярно кому-то из водителей завода требуется либо выдать новые права взамен утерянных, либо вернуть права, отнятые инспектором за нарушения, или что-либо подобное… Сделать это можно быстро и дешево, а можно делать долго и за большие бабки, какой вариант заводу нравится больше?.. То-то и оно… Иногда сперва получившие соответствующие инструкции инспектора ГАИ «наезжают» на заводских водил, останавливая и штрафуя их чуть ли не каждодневно и по много раз, а затем на заводе появляется наш начальник и лыбится: «Хотите, чтоб мои хлопцы слезли с ваших - платите!» И тем деться некуда - платят. Очень хорошая и действенная система, но у нее есть слабое место: общая сумма денег и услуг, которые РОВД может выкачать со «своих» заводов и фирм, все-таки имеет свой предел. И если сегодня ты «вытряс» из заводоуправления какого-нибудь «Мехматмашполимерпрома» энную сумму денсредств на в принципе абсолютно не нужный твоему райотделу, но навязываемый вышестоящими календарь, а завтра тебе самому (или твоему подразделению) понадобится еще одна энная сумма, и ты сунешься на завод, то директор скривит губу: «Э, позвольте, уважаемый, в этом месяце мы вам уже отваливали! Так что извините, но ваш лимит на текущий квартал исчерпан… «И ни черта ты больше не получишь… И те же гаишники, например, могли бы свои услуги заводу оказывать не в обмен на идущие совсем не им бабки, а, скажем, за пару бочек бензина, так необходимого патрульным экипажам. Так что все равно сто раз подумаешь, вешать ли на свои «кормушки» те самые вонючие ПК или нет…

И ногда и нам, рядовым

оперкам, выпадает лафа, появляется редкая возможность самому с какого-нибудь крупного предприятия чего-нибудь «скачать» на вполне легальных основаниях… Допустим, со склада того же самого «Мехмата» неизвестными лицами похищены восемь комплектов резины к «ЗИЛу». Заводчане звонят в ментуру, материал передают тебе (поскольку завод - твоя «территория»), ты приезжаешь, смотришь на то место, где по идее должны были лежать шины, и где их сейчас нет, и начинаешь брезгливо морщить носик: «Ой, а может, никакой кражи и не было, а просто задевали куда-нибудь, а сейчас и не вспомните куда…» Твоя стратегия понятна: до конца полугодия осталось всего ничего, раскрыть эту кражу быстро вряд ли удастся (еще вопрос, удастся ли вообще), и повиснет она «глухарем» на показателях… Надо тебе это? Не надо, поэтому первейшее твое побуждение: написать отказной материал типа: «…признаков кражи не обнаружено, налицо служебная халатность и небрежное ведение отчетности, в возбуждении уголовного дела отказать…» Но у директора завода совсем иные цели и задачи, одна из них: как-то списать давным-давно пущенные «налево» (возможно тому же РОВД в обмен на какие-то услуги) 80 комплектов резины, и произошедшая кража - очень даже кстати. Вписать в бумаги, что не восемь комплектов неизвестные похитили, а 80, вот и весь коленкор! Иногда о возбуждении уголовного дела в таких случаях руководитель предприятия лично просит начРОВД, но на этом уровне эта услуга обойдется недешево, а если поговорить с опером и смазать ему ладошку парочкой ассигнаций - вмиг кражу горы колес и зарегистрирует!.. И пусть потом начальник угрозыска на оперативке дивится: «Какого ты дал ход материалу - там же явный тупик!» Да вот так и дал, товарищ майор, что жить же как-то надо… Если случится невероятное и найдутся те самые восемь украденных шин (но найтись они могут только случайно, потому как по вполне понятным причинам в данном случае ты их старательно не ищешь), то не беда - «раз этот вор украл только восемь, значит остальные 72 украл кто-то иной, будем искать его!» И выделят дело об остальной резине в отдельное производство. Что на выделяемые милиции, государством средства прожить не сможет ни она в целом, ни каждый из ее сотрудников в частности - это факт, а как они в этих условиях выживают - догадывайтесь сами…

П лохо живется нам, розыс-

кникам, бедно и скудно… А тут еще и здание РОВД начало разваливаться. То ли при строительстве что-то напутали, то ли эксплуатация помещений в условиях, близких к боевым (вечные разборки, наезды, допросы, сшибки и интриги), сделали свое - дому еще нет и 20 лет, а уж покосился райотдел на бок, покорежился как-то, по стенам поползли трещины, тревожно зависли вздувшиеся потолки… Особенно заметно это было на нашем четвертом этаже, где, кроме угрозыска, размещались еще и следствие с инспекцией по делам несовершеннолетних. Мы, розыскники, и так живем и существуем в условиях повышенного риска, только угрозы быть погребенным под руинами родного учреждения нам и не хватало!.. Забегали опера по начальству, зажаловались. Стали за руки водить по кабинетам и коридору четвертого этажа наше брюхато-насупленное начальство. Сначала те лишь хмыкали на потолки и отмахивались, «мне бы ваши проблемы… Тут план по раскрытиям за полугодие вот-вот провалится, ясно?!». Но в один прекрасный день в кабинете замначальника райотдела по оперативной работе прямо на письменный стол рухнул кусок стены! Хорошо, что майора в этот момент чисто случайно не оказалось на рабочем месте (спустившись в подвал, в «обезьянник», кому-то чистил собственноручно рыльник), а если был бы?! Вот тогда начальство, всполошившись за собственные жизни, тоже начало суетиться и изображать активность… Возникла идея… нет, не строительства нового здания РОВД или хотя бы капитального ремонта этого, на это не было денег, а переезда в какое-либо другое здание, не имеющее солидного хозяина… Бесхозных, ставших ненужными или невыгодными прежним владельцам домов в любом городе сейчас полным-полно. Крупные заводы, вузы, НИИ, общественные организации, всевозможные учреждения и конторы, никому не нужные и в советские времена, но процветавшие за счет бездумной растраты госказны, нынче, оказавшись на самоокупаемости в условиях рушащейся на глазах экономики, потеряли возможность их содержать. Что-то было продано, что-то отдано в аренду, а многое из остального пустовало и бездействовало, дожидаясь, пока государство передаст эти площади тому, кто сможет их производительно эксплуатировать… Нашему начальнику РОВД приглянулось четырехэтажное здание районного учебно-производственного комбината. Тоже не новое, но куда лучше сохранившееся и пригодное для наших целей. Раньше школьникам прививали там разнообразные трудовые навыки, сейчас державе не до того, чтобы изображать из себя радетельницу о будущем своих детей, да и кому нужен труд школьников, если уж и заводы почти поголовно простаивают, отправив своих работяг в неоплачиваемые отпуска?.. Короче, кинулся наш подполковник сперва в рай-, а затем и в горисполком, дабы заполучить вожделенный кус. Но тут чиновники его слегка осадили, намекнув, что на дом этот есть и другие жаждущие. Имелось в виду, что неплохо бы слегка подмазать их для нужного решения вопроса. А он не догадывался. Вот весь райотдел и страдал!..

С юности у меня мечта -

накачать себе мускулы, как у Шварценеггера. Но режим работы розыскников начисто лишает меня такой возможности. Это ведь только в кино оперативники угрозыска в разгар рабочего дня идут в спортзал и между спортивными упражнениями обсуждают свои проблемы. У нас же, реально здесь работающих, на подобное попросту нет и быть не может времени. Еще те, кто в управлении по оргпреступности пашут, могут спортом баловаться, ну и ОМОН, конечно же, его ведь для силовых разборок и держат. А для меня это - одни только мечты. Даже и будь у меня немножко свободного времени, ну и что?! Чтобы качать мускулатуру, нужно полноценное обильное питание - откуда его взять, при моей-то зарплате?.. Так что играют бицепсами и трицепсами у нас только те, кто занимался спортом на гражданке и еще не успел растерять формы. Попади к нам на работу сам Шварценеггер - он тоже бы быстренько начал меняться. Усох бы Терминатор у нас, спал бы в объемах, скукожился, исчезла бы непробиваемая самоуверенность физиономии, голосок бы научился лебезить и извиваться вокруг фактов и вымыслов (каждодневно же с начальством родным приходится общаться, ядри его душу!). Не монументальным шкафом по жизни двигался бы, а юркой сперматозоидой. Да нет, не снес бы он таких крутых перемен в себе, заскучал бы, загрустил и загнулся бы в два счета от тоски. Крупным людям (большим внешне и внутренне) в угрозыске слишком тесно, слишком низко наклоняться приходится…

Вспоминаю одного… Плотного сложения, глаза навыкате, говорит певуче, словно бисер мечет… Молодой парень, после школы надо было идти ему в армию, а он не хотел, попер в кришнаиты, «непротивление злу насилием», можно не служить в армии на законных основаниях! Толстые книжки читал, улыбался светло и безгрешно, бормотал мантры и ходил в дурацких «восточных» одежках. Потом кто-то надоумил его, как по состоянию здоровья от воинской службы откоситься, он и откосил, получил «белый билет» вчистую… Сразу же бросил своих кришнаитов, некоторое время прошатался дуриком по молодежным компашкам, даже на заводе некоторое время отпахал, а там и в милицию подался, в угрозыск. Почему-то думал, что здесь интересно, и люди каждодневно будут благодарить: «Спасибо, сынок, за пойманных тобою наших обидчиков!» Они бы и сказали, но тех же бандитов еще поймать надо, а они, собаки, не ловятся! А если и удается какого-нибудь гада прищучить - молчит на допросе, как заклятый, иных от того даже отпускать приходится. И принялся наш молодчик слегка преступный люд поколачивать. Сперва это было как бы лишь суровой необходимостью, но потом, войдя во вкус, вдруг почуял он в себе призвание к «силовым» методам воздействия на не желающих жить праведно современников… Я бы так даже сказал: считал он для себя день пропащим, если не удавалось какой-либо бандитской харе кулаком приложиться!.. А мы, опера, хоть и вынуждаемы к подобным средствам воздействия на «клиентов» целым рядом объективных обстоятельств, но в глубине души никто этим особенно не гордится и своею доблестью не считает.

А ему и этого мало, видите ли, «в угрозыске пресновато как-то работать… Перейду-ка я в ОМОН! И перешел. А у них там такое правило: каждый пришедший в ОМОН с «улицы», то есть не из какой-нибудь параллельной системы, обязан «пройти Колизей». Перед ним на плацу выстраивают весь его взвод, и он обязан целую минуту драться с каждым из них. Проверяются владение приемами, физическая выносливость, сила характера… Дерутся в полную силу, без поддавков, итогом тридцатиминутной беспрерывной драки зачастую стают синяки и примочки, а не раз бывало, что и конечности ломались… Взвод ведь весь - хлопцы нехилые, попробуй-ка с каждым - насмерть!.. Но нам, операм уголовки, все эти дешевые понты - не в пример… У них главное - натиск, а у нас хитрость, изворотливость и умение работать с людьми, так что каждому - свое.

Так вот, кришнаит наш в омоновскую рать вжился прекрасненько, не раз видели его в работе на улицах - бивал народ по черепушкам нечего делать!.. Оно бы и ладно, мы ж не против, нам самим приходится делать то же самое… Но не ему же, без пяти минут «божьему человеку» (пусть и веры ненашенской!), живым людям делать больно!.. Нехорошо это как-то…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно