Для развития государства необходимы здоровая конкуренция и справедливый суд

23 января, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 23 января-30 января

В необходимости реформы судебной системы никто не сомневается. Все понимают, что суды должны быть независимыми, а судьи — добропорядочными и профессиональными. Но как этого достичь?

 

В украинском обществе сегодня много говорят о судебной реформе. Ее справедливо относят к числу приоритетов. На реформировании судов настаивают наши европейские партнеры. Но главное — этого ждут граждане Украины. В необходимости реформы судебной системы никто не сомневается. Все понимают, что суды должны быть независимыми, а судьи — добропорядочными и профессиональными. Но как этого достичь? Что нужно изменить в судебной системе, чтобы она стала понятной и доступной для граждан, а ее решения были справедливыми и выполнялись на сто процентов?

О том, как именно нужно реформировать судебную систему, много говорят и пишут эксперты, юристы, политики и общественные активисты. На вопрос "как?" каждый из них дает свой ответ, и зачастую эти ответы диаметрально противоположны. В 2014 году разработано два основных законопроекта, которые могли лечь в основу судебной реформы. Первый был анонсирован Кабинетом министров (лег в основу законопроекта №1497), второй — создан Советом по вопросам судебной реформы при Президенте Украины (законопроект №1656; оба законопроекта 13.01.2015 Верховной Радой Украины приняты за основу). Каждый из них предлагает свою концепцию реформирования. Какая в итоге станет законом и будет воплощаться в жизнь — решит Верховная Рада. Пока же дискуссии о том, что и как нужно реформировать, продолжаются. Они затрагивают различные аспекты работы судебной системы как таковой, осветить которые в одной статье просто невозможно. Поэтому хочу остановиться лишь на одном из моментов, который, с моей точки зрения, относится к числу наиболее важных.

Ликвидировать не значит реформировать

Так уж сложилось, что у нас под реформой чаще всего подразумевают ликвидацию или сокращение. В подобном подходе есть свои резоны. Во-первых, сокращение любой государственной структуры позитивно воспринимается обществом, во-вторых, оно вроде бы должно повлечь за собой уменьшение бюджетных расходов и, в-третьих, сокращение или ликвидация какой-то части системы — это быстрый и показательный шаг, который может наглядно продемонстрировать решимость реформаторов и их стремление сделать что-то кардинальное здесь и сейчас.

Сложно сказать, какими соображениями руководствовались авторы правительственного законопроекта, когда предложили отменить специализацию судов, в частности — ликвидировать хозяйственные суды. Набор аргументов, которыми они обосновывают такое решение, на первый взгляд убедителен: экономия бюджета, упрощение системы, большая доступность для простых граждан и так далее и тому подобное. 

Но если отбросить популизм и попробовать детально разобраться в этой аргументации, все окажется не так просто, как нам хотят представить.

Дополнительные расходы вместо экономии

Сторонники ликвидации хозяйственных судов предлагают объединить их с общими судами, Высший хозяйственный суд — объединить с Высшим специализированным судом по рассмотрению гражданских и уголовных дел, а апелляционные хозсуды (всего 7 судов) — с соответствующими областными апелляционными судами.

Что же мы получим в итоге? Много ли удастся на этом сэкономить? Тем более что общую численность судей как таковых авторы законопроекта сокращать не собираются — она останется прежней. Это и понятно — ведь реформа никак не повлияет на количество дел, поступающих в суды. Эти иски все-таки кому-то придется рассматривать. И скорее всего это будут те же люди, сидящие в тех же или других помещениях.

Хозяйственные суды первой инстанции — их в Украине сегодня всего 27 (в том числе два в Крыму) — предлагают объединить с общими местными судами, создав окружные суды по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Но что может означать такое объединение? Этих людей физически переведут работать в помещения общих судов? Но вряд ли там найдутся для этого лишние площади — скорее наоборот, районные суды первой инстанции постоянно сталкиваются с нехваткой помещений и их аварийным состоянием. То есть нам предлагают в каждой области освободить помещение всего лишь одного хозяйственного суда и вместо этого создать проблему в 20 или 30 районных судах, где надо будет эти рабочие места заново создать. Вряд ли в такой ситуации можно говорить о какой-то экономии. Второй вариант развития событий — лишь смена вывески на здании: "Хозяйственный суд" заменят на "Окружной" вместе с передачей в рассмотрение этим судам уголовных дел по хозяйственным преступлениям. Что также только усложнит ситуацию, поскольку рассмотрение уголовных дел имеет свою непростую специфику.

Когда несколько лет назад уволили несколько десятков судей военных судов, затраты на их увольнение или перевод в другие суды оказались гораздо больше затрат на их содержание. И до сих пор, уже в течение четырех-пяти лет, государство имеет задолженности перед этими судьями по зарплатам и прочим выплатам. А судей хозяйственных судов, которых предлагается перевести в общие суды, в разы больше — значит и расходы будут значительно выше. Даже просто поменять удостоверение судьи, сделать новую печать, новый бланк, новую вывеску — все это стоит денег, что не может не отразиться на бюджете.

Хаос и путаница вместо доступности и простоты

Предлагая ликвидировать хозсуды, сторонники этой идеи говорят, что от этого система станет более понятной и доступной для граждан и организаций, обращающихся в суд. Якобы любой иск — будь то гражданский, уголовный или хозяйственный — можно будет подать в одном суде. Но все это — только на первый взгляд. Во-первых, хозяйственных судов первой инстанции, как уже было сказано, в стране всего по одному на каждую область. Все юридические лица и физические лица-предприниматели, которые могут подавать сюда иски, прекрасно знают, где они находятся, — ничего не надо искать и выяснять. 

При переводе же судей из 25 действующих местных хозяйственных судов в более чем 600 общих мы только создадим лишнюю путаницу. Кто знает наверняка, кого и куда нужно переводить? Как определить, в каком из 600 районных судов больше нужен специалист по банкротству, железнодорожным перевозкам, ценным бумагам, а в каком — по корпоративному или патентному и авторскому праву? За чей счет будет проводиться этот эксперимент? И через сколько лет после такого "реформирования" система войдет в нормальное русло и начнет работать как следует? Через сколько лет истцы разберутся, в какой из 600 районных судов им теперь нужно нести свой хозяйственный иск, а ответчики — где его ожидать? И как это отразится на сроках и качестве рассмотрения дел? Такое "реформирование", по сути, будет заключаться только в смене вывесок и создаст массу новых проблем, на решение которых уйдут годы.

Угрозы для экономики

В системе хозяйственных судов дело успевает пройти все три инстанции (первую, апелляционную и кассационную) за 7–8месяцев. А в общих судах (в том числе и по причине их чрезмерной загруженности) оно может ходить по инстанциям несколько лет. Очевидно, после объединения хозяйственных и общих судов сроки рассмотрения хозяйственных дел тоже увеличатся. Думают ли "реформаторы" о том, как это отразится на экономике, как повлияет на бизнес, банковскую систему? Будут ли должники спешить возвращать кредиты, если у них появится возможность по три-четыре года оспаривать это дело в суде? Выживут ли предприятия без оборотных средств, которые они неминуемо потеряют из-за увеличения сроков рассмотрения хозяйственных дел?

Сегодня эксперты говорят о том, что экономика не может ждать даже 2–3 месяца, ее нужно реформировать немедленно. Так как же она сможет ждать несколько лет, пока будут идти процессы перевода судей, создания новых структур и улаживания других необходимых формальностей? Кроме того, судьям в общих судах придется так или иначе вникать в специфику хозяйственных дел, набираться опыта — на это тоже необходимо время.

Приведу лишь один простой пример. В нашей практике был случай, когда изобретатель, чьи авторские права на изобретение нарушались, зарегистрировался предпринимателем, чтобы решить спор именно в хозяйственном суде. И к этому его подвигло не наличие знакомого судьи, а ознакомление с судебной практикой хозяйственных судов, соответствующими рекомендациями (на то время) президиума Высшего хозяйственного суда, а также полное непонимание сути его заявлений судьями районных судов, не имеющими специальной подготовки.

А сейчас нам предлагается по всей стране ликвидировать систему хозяйственных судов, в которой за многие годы были подготовлены специалисты по банкротству, ценным бумагам, патентному и авторскому праву, корпоративным спорам и т.д. и т.п. При этом система хозяйственных судов годами выстраивалась в привязке к экономике государства как по предметному (категории споров: банкротство, корпоративные споры, морские и железнодорожные перевозки), так и по территориальному признакам (насыщенность региона предприятиями, доступность суда для граждан). Эта система выстраивалась не только все годы независимости Украины, но и до этого, в течение 70 лет существования советской власти, и даже ранее, начиная с XIX века (при наличии перерыва в 1917—1922 годах). Эти суды имеют помещения, оборудование, людей с большим опытом работы. Так зачем же разрушать эффективно работающую систему и вместо нее создавать хаос и неразбериху на несколько лет вперед? Уверен, с реформой это не имеет ничего общего.

Нужна ли судам специализация?

Если обратиться к мировому опыту, то однозначного ответа на этот вопрос мы не найдем. Есть страны, где специализация судов существует. Есть и такие, где ее нет. Одно можно сказать точно: в тех странах, где есть специализация судов, от нее никто не отказывается. Это качественно иной, более высокий уровень осуществления правосудия. Поэтому и нет в мире примера, чтобы понеся затраты на создание специализированных судов и подготовку судей, от них в последующем отказывались. 

То, что именно специализация способствует более качественному рассмотрению различных категорий судебных дел, подтверждает и опыт украинских судов. Даже в районных судах, где формально нет разделения на уголовную и гражданскую палаты, судьи все равно более или менее четко разделены на тех, кто специализируется по уголовным делам, и тех, кто по гражданским. В районном суде совершенно отдельно работают канцелярии по уголовным, административным и гражданским делам. И если вы принесете документы по гражданскому иску в канцелярию по уголовным делам, у вас их просто не примут. То есть де-факто существует жесткое разделение даже на уровне районного суда первой инстанции.

А уже в любом областном суде совершенно автономно функционируют палаты по уголовным и гражданским делам, и эти дела там никак не пересекаются. Получается, что в результате так называемого реформирования в районных судах просто появится еще одна канцелярия — по хозяйственным делам. Упростит ли это систему, станет ли она более понятной и доступной? Большой вопрос.

Неравномерная нагрузка на судей

Сторонники ликвидации говорят об относительно невысокой нагрузке на судей хозяйственных судов — лишь 3% от всех дел, рассматриваемых в украинских судах. Дескать, эти дела можно безболезненно передать в общие суды и тем самым сократить расходы бюджета. Но так ли все просто на самом деле? Количество судей хозяйственных судов составляет всего 12% от общего количества судей Украины. Кроме того, рассмотрение хозяйственных споров требует соответствующего опыта и знаний в экономике, корпоративном праве и пр. Например, в Британии существует ограничение даже по сумме иска, который может рассматривать тот или иной судья — в зависимости от его опыта и квалификации. Молодому неопытному судье никогда не попадет серьезное, резонансное дело или дело с очень крупной суммой иска.

Я глубоко убежден, что рассмотрение простого гражданского дела о взыскании алиментов или о взыскании административного штрафа с физического лица нельзя сравнивать с многомиллионными хозяйственными делами с участием юридических лиц и государственных структур. Степень ответственности за принятие неверного решения в таких делах во много раз выше. Как и уровень влияния этих дел на экономику страны. И это тоже надо учитывать, когда мы говорим о нагрузке на судей.

Разработчикам судебной реформы в Украине, очевидно, стоило бы подумать над тем, как следует правильно оценивать нагрузку на судей, рассматривающих различные категории дел. Необходимо обязательно учитывать целый ряд параметров: вид спора, категорию сложности, предмет и сумму иска, количество участников, объем материалов дела и другие критерии. Именно такой подход существует в других странах. Он позволяет определить средний уровень трудозатрат на рассмотрение одного дела той или иной категории, что, в свою очередь, позволяет обоснованно подходить к определению необходимого количества судей как в отдельно взятом суде, так и в стране в целом, а также позволит избежать поверхностных заявлений на тему судебной нагрузки. Только тогда мы сможем объективно оценить и сравнить уровень загрузки судей, занимающихся делами разной сложности. К тому же, судебная статистика последовательно свидетельствует, что качество судебных решений выше в тех судах, где судебная нагрузка средняя или ниже среднего уровня, а чрезмерная загрузка судей препятствует принятию законных и обоснованных судебных решений.

Новые старые проблемы

Есть и другие нюансы, которые не учитывают сторонники сокращения, ликвидации и объединения судов различной специализации. Например, что касается судебного сбора. Высокий уровень введенного в 2011 году судебного сбора (его минимальный размер при подаче иска по имущественным спорам — 1827 грн на 2014 год) не только привел к резкому сокращению количества дел в хозяйственных судах (минимальная сумма спора сегодня — от 20 тыс. грн), но и практически закрыл дорогу в суд мелкому бизнесу.

При этом хозяйственные суды, рассматривая столь малое количество дел, собирают более половины суммы всего судебного сбора в государстве (за 2013 год — более 460 млн грн). И эти суммы в последующем распределяются между всеми судами Украины. В хозяйственных судах по сравнению с другими — самый высокий размер судебного сбора. Так, максимум судебного сбора при подаче иска по имущественному спору в этом году — более 73 тыс. грн, в административном суде — 4872, а в общем и того меньше — 3654 грн. Как эта разница будет урегулирована в рамках одного суда, который будет рассматривать и гражданские, и хозяйственные дела? И как объяснить, например, банку, что когда он судится с предпринимателем, сумма судебного сбора будет одна, а когда с физическим лицом — другая? Требовать же с физических лиц оплаты судебного сбора на уровне предпринимателей — несправедливо и нереально. Сама суть судебного сбора заключается в том, что его в полном объеме возмещает проигравшая сторона. А если снизить размер судебного сбора до уровня общих судов, бюджет потеряет значительные средства. И вновь надо будет выискивать дополнительные источники финансирования судов. О дефиците же бюджетных средств сегодня не надо рассказывать никому. Как решать эту проблему после предполагаемого объединения хозяйственных и общих судов — непонятно. 

Уже не говорю о том, что нас не учит и собственный опыт. Не так давно практика рейдерских захватов предприятий процветала именно потому, что решения по корпоративным правам, хозяйственным и имущественным вопросам, связанным с определенным предприятием, могли приниматься любым из сотен районных судов в разных концах страны. Те, кто планировал рейдерский захват, специально подавали надуманные иски как можно дальше от того места, где находился предмет спора. Таким образом, эти решения были непредсказуемы, была возможность навязывать свою позицию и линию поведения через суд. Благодаря таким судебным решениям незаконно захватывались предприятия или блокировалось принятие решения по тому или иному объекту. И только тогда, когда все корпоративные споры — с участием и физических, и юридических лиц — были переданы в рассмотрение специализированных хозяйственных судов и стали рассматриваться исключительно по месту нахождения хозяйственного общества (предприятия), такой вид рейдерства практически исчез. Пропал сам механизм реализации подобной схемы. С ликвидацией хозяйственных судов и эта проблема может вернуться.

Кому выгодна ликвидация хозяйственных судов?

Парадокс в том, что идея о ликвидации системы хозяйственных судов не поддерживается ни в бизнес-сообществе, ни в юридической среде. Безусловно, есть те, кто недоволен конкретными решениями или судьями, и это естественно — ведь в суде всегда кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает. Но нет тех, кто недоволен как таковой действующей системой хозяйственных судов, которая эффективно работает и не имеет проблем, не характерных для любых других судов страны. Тогда возникает вопрос: кто и с какой целью лоббирует этот вариант так называемой реформы?

Эта идея впервые возникла еще при предыдущей власти, ее активно продвигал Андрей Портнов. Между ним и бывшим руководством хозяйственных судов возник личностный конфликт, и Портнов через власть пытался разрешить его в свою пользу путем отмены специализации. Истинной же целью Портнова и прежней власти было получение полного контроля над разрешением хозяйственных судебных споров. Под это даже подвели научную базу, что само по себе не очень сложно. При желании научное обоснование можно подвести практически под любую позицию. Тем более что в мире есть страны, где специализация судов отсутствует. Вообще в мире не найти двух стран с абсолютно одинаковой судебной системой. При наличии же административного ресурса и в отсутствие каких-либо альтернативных идей осуществить задуманное было не так уж сложно — на это просто не хватило времени.

Сейчас эту идею снова взяли на вооружение — сложно сказать, по каким причинам. На мой взгляд, все аргументы об упрощении системы и экономии, к которым якобы приведет такая реформа, — неубедительны. Между тем есть ряд явных проблем, которые требуют немедленного решения. И именно на них стоило бы сосредоточиться тем, кто сегодня пытается реформировать судебную систему.

Как должно быть

Эффективная судебная система должна отвечать нескольким критериям. Во-первых, она должна быть понятной для всех сторон, которые обращаются в суд (граждан, юридических лиц и пр.). Во-вторых, ее решения должны быть прогнозируемы и в идеале — справедливы. И в-третьих, судебные решения должны быть выполнены. Кроме того, судебная система должна быть независимой от других органов и структур. Государство обязано обеспечивать условия для нормального функционирования судебной системы, не вмешиваясь в ее деятельность.

Суть судебной реформы должна заключаться в том, чтобы создать независимый суд. Судьи должны быть независимы не только от руководства суда или друг от друга, но и от исполнительной власти, от финансирования со стороны государства. Ведь не секрет, что, выделяя или не выделяя средства, исполнительная власть имеет возможность влиять на судебные решения. Суд не должен выпрашивать себе финансирование, он должен получать его в любом случае, хотя бы в минимально необходимом объеме — только тогда можно будет говорить о какой-то независимости. Одновременно необходимо минимизировать политическое влияние, осуществляемое через процедуры назначения, перевода, избрания и увольнения судей, а также через привлечение их к дисциплинарной ответственности. 

Безусловно, в основе судебной реформы должна лежать личность судьи, который должен быть и профессиональным, и добропорядочным. Это не вызывает никаких сомнений. Необходима эффективная система квалификационного отбора судей и их переаттестации. Необходим общественный контроль над деятельностью членов судейского корпуса, анализ решений судов, обобщение практики.

Огромную роль в построении эффективной судебной системы играет единство применения закона. Это значит, что при одинаковых фактических обстоятельствах разные суды должны применять закон одинаково. Обеспечить единство применения закона — основная функция Верховного суда, которую он на данный момент не выполняет и выполнить не может. Заседая в четырех отдельных палатах, судьи Верховного суда не в состоянии выработать единую позицию по спорным вопросам. Более эффективной в этом смысле представляется судебная система США, где в составе Верховного суда — всего девять человек, принимающих решения совместно. Понятно, что при таком подходе гораздо проще прийти к общему мнению в любом вопросе. И если завтра или через месяц они соберутся, чтобы обсудить такую же проблему, то не примут кардинально иного решения. Очевидно, Украине стоит обратить внимание на этот опыт и подумать над тем, как реформа судебной системы может помочь обеспечить единство применения закона. Именно оно гарантирует предсказуемость судебных решений.

Судебная реформа и преобразования в обществе

Судебная реформа подразумевает наведение порядка внутри судебной системы. Но эта реформа сама по себе не сможет изменить все общественные отношения. Судебная система — это часть общества. И она не может быть идеально здоровой в больном социуме. От того, что мы просто уберем одну или две ступени из судебной системы и назовем это реформой, количество входящих дел в судах не изменится, и навести в них порядок будет еще сложнее, чем сейчас. Приведу простой пример: дефицит бюджетных средств по принятым законам у нас сегодня составляет порядка 170 миллиардов гривен. То есть законы на эту сумму приняты, а денег на их исполнение в бюджете нет. Значит, люди, не получившие эти деньги, льготы, компенсации — как в свое время "чернобыльцы", "дети войны" и другие, — все равно будут желать получить то, что им положено по закону. И когда они не получат этого от государства по обычной, предусмотренной законом процедуре, они пойдут за этим в суд. Пренебрежение законом со стороны чиновников — это отдельный существенный источник будущих судебных дел. 

В свое время один умный человек сказал, что для развития государства необходимы здоровая конкуренция и справедливый суд. Люди сами разберутся, чем им заниматься, где они могут заработать и получить прибыль. Они сами понесут туда деньги, а если же дело окажется убыточным — заберут их обратно. И если где-то в этих взаимоотношениях между людьми будут возникать конфликты, они должны разрешаться в справедливом суде. Таким образом, общество саморегулируется и развивается. Если же начинается ручное управление, это повышает риск негативных последствий и создает дополнительные проблемы. 

Было бы большим заблуждением полагать, что, проведя только реформу судов, мы решим все наши проблемы. Ведь это, во-первых, не уменьшит количество дел, поступающих в суды и, во-вторых, никак не повлияет на исполнение судебных решений. А без исполнения судебных решений работа суда теряет смысл. При этом исполнение судебных решений вне компетенции судов — этим занимается исключительно исполнительная власть.

К тому же в нашем обществе пока еще слишком малое значение имеет репутация в сравнении с материальной выгодой. У нас порой судятся просто ради того, чтобы не возвращать долги, оттянуть принятие решения или доставить неудобства оппоненту. Ради того, чтобы воспрепятствовать другому в его праве, а не защитить свое. Реформа судебной системы только тогда будет эффективной, когда будет происходить одновременно с преобразованиями в обществе. Добропорядочное поведение должно стать нормой для большинства граждан. А то, что выходит за рамки этой нормы, будет предметом рассмотрения в судах.

Такие преобразования могут длиться годами и десятилетиями. Но это не значит, что судебную реформу сейчас проводить не нужно. Она совершенно правильно вынесена в число приоритетов. Ведь по Конституции в нашей стране любой человек с любой проблемой может прийти в суд. И граждане пользуются этим правом. Суды, так или иначе, находятся в эпицентре преобразований. И хотя сама судебная реформа в целом общество не исправит, начинать надо именно с нее, чтобы возникающие в социуме конфликты получали справедливое разрешение.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 8
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно