Адвокатура вне пирамиды иерархии

11 марта, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 11 марта-18 марта

Правовое государство прежде всего должно четко определить права и свободы своих сограждан, закре...

Правовое государство прежде всего должно четко определить права и свободы своих сограждан, закрепить это определение в духе признанных прав мирового сообщества, предоставить этим правам и свободам форму конкретных правовых обязательств. Адвокатура в этой системе связей является объектом, который сам подпадает под такое нормирование, и одновременно — субъектом, в интересах общества осуществляющего индивидуализацию провозглашенных прав и обязанностей. Через адвокатуру как институт общества правовое государство обеспечивает своим гражданам возможность реально ощущать их права и свободы. Кроме того, среди прочих в правовом Украинском государстве гражданам гарантируется еще и право на юридическую помощь, реализация которого в большинстве своем и осуществляется адвокатурой. Но последняя выступает в этой парадигме не в качестве инструмента государства, а в качестве социального института, с помощью которого государство реализует это право своих членов. Таким способом адвокатура уравнивает аппетиты государства и чувство голода ее гражданами. Правовое государство должно обеспечить приоритет прав и свобод человека, независимость суда как главного механизма гарантий прав и свобод, верховенства Конституции и приоритет международного права.

Какие возможности и предназначения в этом комплексном механизме у адвокатуры? Во-первых, должно быть законодательно сформулировано ее предназначение в государстве законом. Сегодня оно определено как содействие защиты прав и свобод, представительство интересов граждан Украины, иностранных граждан, лиц без гражданства, юридических лиц, оказание им юридической помощи. Обеспечить приоритет прав и свобод человека и гражданина невозможно без существования сильной и независимой адвокатуры. Правовое государство без высококвалифицированной и независимой адвокатуры — фикция, оно не только не способно обеспечить приоритет прав и свобод человека, но и не в состоянии обеспечить себе элементарное существование.

Во-вторых, независимый суд как механизм, с помощью которого каждый субъект прав и обязанностей реализует свое право на определение взаимных обязательств, ответственности за отклонение от признанных в правовом государстве правовведений, возможен лишь при условии, если его функция (правосудие) осуществляется при универсальной обеспеченности каждого иметь свободно избранного защитника (представителя) в этом органе защиты своих прав. Наиболее профессионально подготовленными в нынешнем государстве для выполнения такой миссии являются именно адвокаты в качестве членов свободно избранного и поддерживаемого ими адвокатского сообщества.

В-третьих, адвокатура в правовом государстве имеет все возможности приобщиться не только к защите частного интереса, но и обеспечивать приоритетность Конституции в целом, ведь защита прав личности прямо связана с полномочиями адвокатов по обеспечению верховенства Основного закона. Кроме того, главным образом именно через адвокатуру реализуется провозглашенное в ст. 63 Конституции право на защиту подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

Адвокатура — своеобразный «буфер», балансирующий интересы гражданского общества с потребностями и возможностями государства. Она, без сомнения, хотя и не является структурированной организацией в Украине, но входит в ее гражданское общество как институт (продукт) этого общества со специальными полномочиями. Современная украинская адвокатура — это относительно организованное сообщество украинских адвокатов, предназначенное юридически защищать права и свободы членов украинского гражданского общества, всех его субъектов, оказывать правовую помощь во всех видах жизнедеятельности украинского общества.

Правовой статус адвокатуры в Украине определен в Законе «Об адвокатуре» как «добровольное профессиональное общественное объединение», хотя, в сущности, «объединением» (объединенной) она в Украине никогда не была и не является ныне. «Объединить» адвокатуру в единую структуру вряд ли возможно. Принадлежность каждого к ощущению «адвокатуры» является чем-то более важным, чем простой организационностью и организованностью, а именно собрать всех в единую структуру (организацию) стремятся отдельные идеологи адвокатуры. Особенно четко этот замысел реализуется в проекте новой редакции Закона Украины «Об адвокатуре» №7051.

Сегодня у нас независимое в конституционном понимании Украинское государство, в котором в рамках его геопространства формируется гражданское общество. Является ли потребностью этого общества иметь адвокатуру, «объединенную» принудительно в единую организацию, выиграет ли украинская адвокатура от того, что адвокаты станут членами этой мифической организации, потеряв при этом свое разнообразие? Считаю, что нет. Как известно, одним из основных принципов адвокатуры как общности является ее независимость — как профессии в целом, так и каждого, кто носит это звание в качестве ее представителя, и с помощью деятельности которого адвокатура реализует себя. Организация в рамках государства единообязательной структуры будет противоречить этому основополагающему принципу адвокатуры, поскольку, помимо всего прочего, адвокат становится еще и зависимым от собственной организации. Не согласовывается это и с таким сложившимся в украинском (как, кстати, и международном) обществе представлением об адвокатуре, как добровольность этой профессии.

По моему мнению, минимальным должно быть и вмешательство самой адвокатуры и ее органов в процесс реализации ее членами прав и обязанностей.

Такими являются как внутренние потребности самой адвокатуры, так и потребности общества в защите его членов. К внутренним потребностям украинской адвокатуры в качестве института гражданского общества относится определение ее профессиональных признаков, идентификация среди массы иных юристов («неадвокатов»), унификация статуса ее членов в различных сферах их деятельности, получение общественных гарантий для тех, кто добровольно взял на себя миссию защиты других, обеспечение свободы и защиты от преследований за реализацию адвокатурой идей этого общества. Что касается общества, то оно нуждается в сильной и независимой адвокатуре в качестве социального института, а также в квалифицированном и мудром адвокате.

Следовательно, и общество, и адвокатура взаимно необходимы друг другу. Объективно между ними всегда велась или скрытая, или открытая борьба, часто носящая признаки исключительности. Общество, в частности и нынешнее, не всегда понимало и понимает адвокатуру, стремится «укротить» ее, поставить «на место». Оно ущемляет права адвокатов, нивелирует гарантии их деятельности, вмешивается во внутрисословные отношения в адвокатской среде. Оно не хочет «уронить» адвокатуру и все время старается усилить свое влияние на нее. Оно создало органы, определяющие, кто может быть адвокатом при органах государственного управления (например, Высшую квалификационную комиссию адвокатуры — при Кабинете министров); ввело в региональные квалификационно-дисциплинарные комиссии своих представителей — от областных советов, управлений юстиции, судов. С помощью государства навязывает адвокатуре заведомо неприемлемые для нее стереотипы, например, устранение адвоката от дела; оно, в конце концов, принуждает адвокатов работать бесплатно, назначая их в уголовные дела и ничего не платя за эту работу. Оно пугает адвокатов страхом уголовной ответственности, если те слишком начинают его донимать. Адвокатура, вне сомнения, не может претендовать на абсолютную свободу, она должна учитывать уровень «роста» общества, в котором существует. Но и она должна формировать у общества потребность в универсальной адвокатуре, которая не оглядывалась бы, выступая в суде, не боялась, защищая обвиняемого на следствии, и не просила милостыню, вступая в дело по назначению.

Страсти вокруг адвокатуры свидетельствуют о немалом интересе общества к существующим в ней проблемам. Особенно актуальным является вопрос Всеукраинской палаты адвокатов. Ничего удивительного в нем нет, это не единственная «боль» адвокатуры, и горячая дискуссия по этому вопросу является чрезвычайно полезной, а форсирование создания Всеукраинской палаты — вредным.

Всеукраинская палата, по замыслу авторов проекта нового Закона «Об адвокатуре», должна стать обязательным вместилищем всех адвокатов. Ее членами должны быть все адвокаты: получив свидетельство о праве заниматься адвокатской деятельностью, лицо автоматически становится членом Всеукраинской палаты. Согласия у адвоката не спрашивают. Следовательно, Палата — это не адвокатское объединение, поскольку последнее обычно создают адвокаты путем добровольного объединения своих интересов. В Палату же должны входить все адвокаты, независимо от того, хотят они этого или нет.

Естественно, что это и является едва ли не самым большим камнем преткновения: если это не адвокатское объединение, то на основании чего Палате прописывается термин «профессиональная», ведь эта категория характеризует только тех, кто работает вместе по одной профессии? Значит, не будучи фактически адвокатским объединением, а конгломератом всех адвокатов, Палата внешне будет носить характер такого объединения.

Мы не находим похожих прецедентов ни в других странах, ни в нашей истории. До сих пор в истории адвокатуры Украины ничего подобного не было. Это тем более заставляет чрезвычайно осторожно подходить как к основам создания такой корпорации, так и к практическим действиям по реализации такой идеи.

Конечно, обязательное членство в Палате практически сводит на нет фундамент, на котором адвокатура выросла, — добровольность ее объединения. Если членство становится принудительным, чрезвычайно актуальным является то, для чего необходима такая обязательность, нельзя ли обойтись без нее? Действительно, нельзя ли создать орган, который формировали бы адвокаты, который представлял бы их интересы, но при этом адвокаты не были бы загнаны в эту структуру?

Почему обязательно именно индивидуальное членство? На нем базируется ряд моментов: финансовое обеспечение Палаты, обязательность для ее членов принятых Палатой решений, формирование особой касты в адвокатуре — корпуса ее управленцев. Что касается первого, то это особенно делает проблему членства спорной, поскольку любые финансовые отчисления в фонды различного рода профессиональных объединений возможны исключительно на добровольной основе. Тем более что авторы проектов изменений в закон «Об адвокатуре» предлагают даже лишать свидетельств на право заниматься адвокатской деятельностью, если член Палаты не платит взносов. Разумеется, что при добровольном членстве этот момент надо брать во внимание, лицо должно поддерживать корпорацию, которую выбрала сознательно. В ситуации с Палатой налицо будет конфликт между обязанностью и совестью: хотя я и не хочу быть членом Палаты, но средства на ее содержание платить обязан.

Относительно обязательности принятых этим органом решений, то любые из них, касающиеся адвокатской деятельности, могут носить исключительно рекомендательный характер. Обязательными для всех адвокатов могут быть только решения съезда адвокатов, поэтому в законе следует определить его статус как органа адвокатского самоуправления, решения которого должны действительно выполняться всеми адвокатами.

Таких документов не должно быть много, но они должны быть необходимы для адвокатуры. К ним я отнес бы, прежде всего, принятие Правил адвокатской этики. Съезд адвокатов — высший орган адвокатского самоуправления, предусмотренный Законом Украины «О Высшем совете юстиции» для избрания трех членов Высшего совета юстиции от адвокатов Украины. Но ни в этом законе, ни в законе об адвокатуре не определено основное — кто должен созывать съезд адвокатов, и такая неопределенность способствует обесцениванию демократических основ в адвокатской среде.

Съезд адвокатов должен определять концепцию развития адвокатуры Украины на определенный этап, одобрять основные акты ее корпоративного строя и, наконец, формировать представительский орган, который представлял бы адвокатуру в период между съездами адвокатов. Но этот орган не должен осуществлять «управление адвокатурой», а исключительно ее представительство. Это может быть Национальная палата, Национальный Совет адвокатов или Совет адвокатских объединений. При наличии сформированного вышестоящим органом адвокатского самоуправления представительского органа адвокатура и сможет с его помощью реализовывать идеи, составляющие сущность ее назначения в обществе; обеспечивать через него защиту интересов как отдельных адвокатов, так и адвокатуры в целом на всех уровнях социальной иерархии.

В качестве органа управления (в видении авторов законопроекта №7051) как для общества, так и для адвокатуры Всеукраинская палата адвокатов является лишней. Адвокатура не выполняет функций, которые можно было бы схематизировать и обеспечивать их реализацию, поэтому менее всего ей нужно, чтобы ею управляли, администрировали ее деятельность. В Украине, как свидетельствует анализ, сформировался своеобразный управленческий корпус в адвокатуре, который преимущественно и добивается создания Всеукраинской палаты адвокатов, задуманной в первую очередь в качестве органа управления адвокатурой. Потому и раздувается вопрос об обреченности украинской адвокатуры, которая может «выжить» лишь тогда, когда будет создана Всеукраинская палата адвокатов, которую под свой контроль и пытаются взять те же идеологи «обязательного» членства.

По всей видимости, самой первой и острейшей проблемой будущей организации является проблема в ней членства. Если оно задумано как обязательное, то это будет нарушать сущность адвокатуры, корпоративность и независимость носителей ее профессиональных интересов — адвокатов.

Всеукраинская палата адвокатов, как следует из предлагаемой редакции закона Украины «Об адвокатуре», должна выполнять функции адвокатского объединения, в частности заниматься предоставлением бесплатной правовой помощи, обеспечивать защиту по назначению. Если Палата будет выполнять функции адвокатского объединения, то это должна быть исключительно добровольная организация, а не принудительная.

Следующий спорный вопрос, являющийся чрезвычайно принципиальным, — это компетенция Палаты, ее предназначение в государстве. Начнем с последнего. Для чего предлагается Палата? Якобы для представительства адвокатуры, обеспечения слаженного, высокопрофессионального функционирования адвокатуры, эффективного и квалифицированного выполнения адвокатами конституционных задач.

Именно такая, на первый взгляд, привлекательная цель ее создания и является очень опасной.

Действительно, сегодня в Украине нет института, который «представлял» бы адвокатуру Украины. Нужен ли такой «функционер»? Конечно, нужен. Но он должен только представлять согласованные интересы украинских адвокатов. Парадокс состоит в том, что Всеукраинская палата адвокатов должна «обеспечить высокопрофессиональное функционирование, эффективное и квалифицированное выполнение адвокатами конституционных задач». Под эти внешне красивые, а в сущности очень опасные формулы в будущем могут вложить любое содержание и каждого, кто «шагает не в ногу», присоединить к единой шеренге, идущей «слаженно». Адвокатура как раз интересна не теми, кто «идет в ногу», а бунтовщиками, заставляющими не отставать прочие когорты. Палата может по мандату адвокатов представлять интересы адвокатуры, но она не должна быть органом, уполномоченным «обеспечить слаженное и высокопрофессиональное функционирование». Тогда эта Палата уже перестает быть представителем адвокатских рядов, а становится поистине адвокатским министерством. Идеи, заложенные в указанном законопроекте депутатов, являются основами создания управленческого органа в адвокатуре со всеми задатками диктаторского насыщения.

Это вытекает из тех полномочий, которыми, по замыслу авторов законопроекта, предлагается наделить Всеукраинскую палату адвокатов: она «обеспечивает выполнение правил адвокатской этики (можно предусмотреть, что это будет); издает обязательные для выполнения всеми адвокатами акты, в т.ч. по вопросам осуществления адвокатской деятельности». Чем не министерство? Что же тогда остается от адвокатуры, ее независимости и независимости адвоката, если он должен выполнять акты Палаты, касающиеся «осуществления адвокатской деятельности»?

За красивыми, на первый взгляд, словами скрывается крайне опасная тенденция реализовать давние мечты о подчинении адвокатуры якобы самими же адвокатами созданной организации. На самом же деле — это прообраз органа государственного управления с безграничными полномочиями.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно