АДМИНИСТРАТИВНАЯ ФОРМА НА ФОНЕ КРИМИНАЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ

20 февраля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 7, 20 февраля-27 февраля 2004г.
Автор
Отправить
Отправить

Если первая с начала года коллегия облгосадминистрации открывается рассмотрением состояния дел по борьбе с преступностью, можно не сомневаться — криминогенная обстановка в регионе, мягко говоря, неблагополучная...

Автор

Если первая с начала года коллегия облгосадминистрации открывается рассмотрением состояния дел по борьбе с преступностью, можно не сомневаться — криминогенная обстановка в регионе, мягко говоря, неблагополучная. И проблема даже не в тревожной тенденции, представленной официальной статистикой, согласно которой количество только зарегистрированных за прошлый год преступлений в Запорожской области увеличилось почти на треть. Гораздо большее беспокойство вызывает содержание противоправных деяний, которые раньше могли бы сойти за курьезы, а сейчас превратились чуть ли не в обыденные явления. Например, среди белого дня с помощью мощной техники похищается 225 метров уложенной в землю водопроводной трубы. Или, допустим, в одном из городов практически в одночасье исчезают мусорные баки. Но, пожалуй, апофеозом преступного разгула является недавняя попытка стащить металлическое ограждение… исправительно-трудового учреждения, именуемого в просторечии зоной. Злоумышленника, правда, удалось поймать на горячем, но, к сожалению, подобное везение борцам за правопорядок не всегда случается. И об этом опять же свидетельствуют бесстрастные статистические показатели.

В течение прошлого года в 16 районах Запорожской области увеличилось количество преднамеренных убийств, в 11 — разбойных нападений на частную собственность. Число квартирных краж возросло на четыре тысячи. В целом же показатель криминальной активности в области достиг 168 преступлений на 10 тысяч населения. Это почти в полтора раза больше, чем в среднем по стране, что дает основание считать Запорожье одним из наиболее неблагополучных в криминальном отношении регионов.

Сложившаяся ситуация, разумеется, требует неотложных и эффективных мер, поиском которых и была озабочена коллегия ОГА. Но, вопреки задекларированной «серьезной обеспокоенности» и надеждам властей на «откровенный и конкретный разговор», вопрос, что необходимо срочно сделать, фактически так и остался без ответа. А откровенность если и была присуща, то лишь отчасти в выступлениях представителей правоохранительных органов. Что, в общем-то, и неудивительно — за сложившуюся ситуацию им положено отвечать в первую очередь.

По мнению начальника областного УВД генерал-майора милиции Николая Ильичева, говорить о росте преступности в области нет оснований. В течение последних девяти лет в регионе ежегодно учитывалось порядка 32—33 тыс. преступлений. Исключения составили только 2001-й и 2002 годы, когда было зарегистрировано соответственно 27,5 и 24,5 тыс. правонарушений. И то, что в прошлом году их было зарегистрировано 32,1 тыс., свидетельствует лишь о наведении элементарного порядка и учетно-регистрационной дисциплины, считает Н. Ильичев.

— Фактически никакого всплеска преступности в области нет, — убежден начальник УВД.

Больше того, генерал уверен, что в целом его подчиненные справляются с поставленными перед ними задачами. О чем, в частности, свидетельствует рост выявленных в области в прошлом году преступлений, связанных с распространением наркотиков, тогда как в целом по стране этот показатель снизился. Усилиями запорожских правоохранителей на 18 процентов увеличилось раскрытие криминальных проявлений в сфере служебной деятельности, на 23 — взяточничества. Позитивная динамика свойственна раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений.

Все же эти аргументы, судя по замечанию представлявшего на коллегии администрацию Президента главного консультанта Александра Осадчука, не возымели предполагаемого эффекта: «Не могу поддержать оптимизм, который несли с трибуны уважаемые руководители правоохранительных органов. Работа всей правоохранительной системы области вызывает обеспокоенность. Именно правоохранительные органы должны нести основную тяжесть борьбы с преступностью. И надо говорить реальные вещи, а не петь друг другу дифирамбы, как мы хорошо работаем».

В перечень этих реальных вещей, вероятнее всего, входят факты и данные, которые, увы, характеризуют работу правоохранительных органов далеко не с лучшей стороны. Так, в прошлом году после прокурорских вмешательств милиция вынуждена была открыть производство почти по тысяче скрытых от учета дел. За различного рода правонарушения 745 сотрудников милиции были привлечены к дисциплинарной ответственности, а 16 — к уголовной. Серьезный урон репутации запорожских правоохранителей нанесла деятельность преступной группировки, изготовлявшей наркотики в больших объемах. Как оказалось, в ее состав входил сотрудник милиции.

Впрочем, сопоставлять просчеты и достижения в деле борьбы с преступностью можно довольно долго, но вряд ли такое занятие поможет в определении действенных мер противостояния этому общественному злу. Представители правоохранительных органов попытались обратить внимание на то, что состояние правопорядка в значительной мере зависит от степени решения экономических и социальных проблем, но у присутствующих эта тема интереса не вызвала. Что, впрочем, и неудивительно, поскольку тогда дело коснется недоработок властей, а это менее предпочтительное занятие, чем скрупулезный подсчет милицейских промахов. Наверное, поэтому участники коллегии решили не обсуждать прозвучавший упрек относительно того, что органы и власти, и правоохранительные органы строят свою работу так, будто у них нет ни совместных задач, ни совместной ответственности. А координация деятельности, которая является ключевой функцией профильного отдела обладминистрации по вопросам деятельности правоохранительных органов, сводится лишь к сбору статистических данных. Жизнь тем временем идет своим чередом, демонстрируя далеко не лучшие проявления.

Быт многодетной семьи одного из сел Ореховского района был у всех на виду. За ней давно закрепилась репутация неблагополучной, поскольку родители злоупотребляли спиртными напитками, жестоко обращались с детьми — морили голодом, избивали. Однако ни общественности, ни властям до этого попросту не было дела. И лишь после того как четырехлетний ребенок оказался в больнице в крайне тяжелом состоянии, в отношении горе-родителей было возбуждено уголовное дело. А вот жизнь двух подростков-сирот, воспитывавшихся в одной из школ-интернатов, закончилась трагически. Сбежав из учебного заведения, они замерзли в лесопосадке. Как выяснилось в ходе следствия, в течение недели администрация интерната не обращала внимания на отсутствие своих воспитанников.

Возможно, подобных трагедий удалось бы избежать, прояви активность служба по делам несовершеннолетних. Но, увы, пока надежды на это лишены оснований. Поскольку в целом по области служба укомплектована сотрудниками менее чем наполовину. Наверное, для региональных властей это проблема в числе первоочередных не значится. Даже несмотря на то, что уровень подростковой преступности в прошлом году составил по области 6,6 процента в общей структуре, увеличившись в 19 районах.

Судя по всему, не вызывает особой обеспокоенности и тот факт, что в области значительно вырос уровень коррумпированности в органах власти и управления. В минувшем году количество зафиксированных коррупционных деяний госслужащими высших рангов увеличилось в три раза. Любопытно, что в качестве основной причины создавшегося положения была определена низкая заработная плата чиновников, а профилактическим средством — повышение им жалования. Хотя, помнится, на аналогичной коллегии в середине прошлого года упоминалось несколько иное обстоятельство: недостаточное реагирование руководителей разных уровней на противоправные действия подчиненных. Приводились и конкретные примеры из практики Запорожского горисполкома. Когда за незаконное получение материального вознаграждения к административной ответственности с увольнением с занимаемой должности была привлечена специалист одного из управлений Запорожского исполкома, ее почему-то уволили «по собственному желанию». Еще более либерально поступили с остальными коррупционерами: одному объявили выговор, другим — замечания, с третьими провели собеседования, а в отношении остальных никаких мер и вовсе не приняли, в сущности, проигнорировав судебные решения.

Подобные парадоксы имеют место не только во властных структурах, но и на производстве. Так, например, в марте прошлого года Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту искусственного завышения должностными лицами Запорожской АЭС стоимости приобретенных у коммерческих фирм материалов. Сумма причиненных станции убытков превысила 300 тыс. долларов. Вскоре после этого на АЭС сменилось руководство — предыдущего генерального директора перевели в Киев на повышение…

В сложившихся обстоятельствах удобнее всего выставить крайними правоохранительные органы, укоряя их в отсутствии должного профессионализма и системности в работе. Эти упреки, конечно, небезосновательны, хотя нельзя не учитывать факторы, которые вряд ли способствуют полноценной деятельности органов защиты правопорядка. С 2000 года в области четыре раза менялись прокурор и начальник УМВД, трижды — руководители СБУ и налоговой администрации. Причем зачастую ротация кадров происходила в середине года, предоставляя возможность новому начальнику списывать все недостатки на работу предшественников, но, как правило, последние уходили с повышением в званиях и должностях. И хотя за последние десять лет численность сотрудников милиции в области сократилась почти вдвое, финансовое состояние правоохранительных структур лучше не стало. Вот и на нынешний год милиции предложено в связи с дефицитом бюджетных средств сохранять 20-процентный недокомплект штатной численности.

Рассматривая годовые итоги реализации действующей в области комплексной программы профилактики преступности на 2001—2005 гг., на совместной коллегии обладминистрации подчеркивалось, что выполняется она лишь в тех районах, где руководители исполнительной власти и милиции четко координируют свои действия. Однако и на четвертом году существования программы перемен к лучшему не наблюдается. Как заметил председатель ОГА Владимир Березовский, ход выполнения документа нередко приобретает формальные признаки, что превращает программу из действенного инструмента профилактики и борьбы с преступностью в очередную декларацию, о выполнении которой громогласно отчитаются и забудут о ее существовании. А предпосылки для осуществления этого прогноза, к сожалению, весьма очевидны…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК