Юрий Спиженко: «УКРАИНСКАЯ ФАРМАЦЕВТИКА СТАНЕТ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОЙ»

23 января, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 4, 23 января-30 января 1998г.
Отправить
Отправить

Юрий Прокофьевич Спиженко родился в 1950 году в с. Побирка Теплицкого района Винницкой области. В 1973 г...

Юрий Прокофьевич Спиженко родился в 1950 году в с. Побирка Теплицкого района Винницкой области. В 1973 г. закончил Черновицкий медицинский институт. Работал хирургом, главным врачом в лечебных учреждениях Житомирской области. С 1984 года - заведующий Житомирским областным отделом здравоохранения, с 1986-го - заместитель министра здравоохранения Украины. 1989 - 1994 гг. - министр здравоохранения Украины. С 1995 года - председатель Государственного комитета медицинской и микробиологической промышленности Украины.

Специалист в области хирургической лимфологии.

Доктор медицинских наук, академик АМН Украины.

Народный депутат Украины, член комитета Верховной Рады по вопросам охраны здоровья, материнства и детства.

Еще четыре-пять лет назад производство лекарств в Украине находилось в плачевном состоянии. По мнению специалистов ВОЗ, ни одна страна мира не имела такой критической зависимости от импорта медикаментов. Дело в том, что после распада СССР разрушилась интеграционная структура химико-фармацевтической промышленности. В союзную бытность производство субстанций осуществлялось главным образом на российских предприятиях, а украинские заводы были специализированы преимущественно на изготовлении готовых лекарственных средств. Это привело к тому, что в 1992-1993 гг. мощности большинства химико-фармацевтических заводов Украины остались незагруженными, производство резко снизилось. Оставшись без собственных лекарств, Украина вынуждена была отдать свои валютные запасы взамен импортных медикаментов. Глядя на такое положение, трудно было представить, что обескровленную фармацевтическую промышленность Украины когда-либо удастся поставить на ноги.

В последние два года отрасль вышла на первое место в стране по темпам роста производства - 10-13 процентов ежегодно. За 1997 год изготовлено медикаментов на сумму 540 млн. гривен, что составляет 114% к 1996 году. Рентабельность производства за 1996 год - 54%. Такой рост на фоне всеобщего экономического упадка достаточно впечатляющ.

Недавно председатель Госкоммедбиопрома Ю. Спиженко удостоен высокой президентской награды - ордена «За заслуги» III степени. «За значительный личный вклад в формирование новых экономических основ общества» - краткая, но емкая формулировка указа Президента.

- Хоть и говорится, что здоровье не купишь, средств, способствующих его восстановлению, судя по аптечным прилавкам, в последние годы заметно прибавилось. И не только импортных. Как бы вы оценили нынешнее положение с лекарственным обеспечением населения Украины? Какой удельный вес отечественных препаратов на украинском фармацевтическом рынке?

- Эта оценка находится в зависимости от того, какую мы ставим перед собой цель - минимальное, оптимальное или же максимальное обеспечение медикаментозными средствами. В развитых странах оно идет по максимуму и в каждой аптеке насчитывается 5000-7000 лекарственных препаратов. Нам до этого еще далеко. В наших аптеках количество медпрепаратов не превышает 700-800, в отдельных - 1000. Конечно, это лучше, чем было несколько лет назад. Но чем дальше от столицы и других больших городов, а особенно в глубинке, тем обеспечение хуже, и сельская аптека сегодня имеет лишь несколько десятков препаратов. Чтобы выровнять ситуацию, мы поставили перед собой задачу значительно увеличить выпуск отечественных медпрепаратов. И по количеству, и по ассортименту.

Оптимальным считается положение, когда страна за счет собственного производства обеспечивает 60 процентов потребности в медпрепаратах. Удельный вес отечественных медикаментов на нашем фармацевтическом рынке сегодня составляет 28 процентов, и нужно еще несколько лет, чтобы достичь оптимума. И все-таки ситуация сейчас не сравнима с тем, что мы имели еще пару лет назад. Сегодня - и это отмечают и врачи, и пациенты - появились хорошие отечественные лекарства и, что тоже немаловажно, в хорошей упаковке. При этом наши препараты в три-пять, а некоторые и на порядок дешевле зарубежных. Дешевле они не потому, что ниже качеством, просто цены в значительной степени определяются покупательской способностью нашего населения.

- В ассортименте украинской фармацевтической продукции превалируют аналоги зарубежных препаратов или имеется ориентация на собственные?

- Нам пришлось практически с нуля осваивать производство генериков - препаратов, у которых истек срок патентной защиты. Необходимо было в кратчайшие сроки снять острую лекарственную недостаточность. Это нормальный, цивилизованный путь развития фармацевтической промышленности. В результате нам удалось снизить зависимость от импорта.

За 1996 год мы выпустили 107 новых препаратов, за 1997-й - 70. В основном это аналоги западных лекарств, но берем курс на создание собственных, оригинальных. Конечно, много их быть не может, ведь путь лекарства - от идеи до готового лекарственного средства - составляет до десяти лет.

К сожалению, нам не охватить всю гамму необходимых препаратов. Есть среди них такие, которые мы не скоро сможем сделать, есть оригинальные препараты известных зарубежных фармацевтических фирм. Безусловно, мы будем их импортировать. Но то, что можем сами, мы должны производить. Сегодня ассортимент отечественных лекарственных средств - около 1200 наименований, а уже в недалекой перспективе, скажем, лет через пять, планируем производить несколько тысяч.

- Но давайте вернемся к качеству. Техническое и технологическое оснащение наших производств все-таки, наверное, не идет ни в какое сравнение с зарубежными фабриками лекарств. В то же время вы при каждом удобном случае не забываете подчеркнуть, что наши лекарства не хуже импортных. Это вы говорите как председатель Госкоммедбиопрома или как врач?

- И как врач, и как председатель Госкоммедбиопрома. Об этом я не заявлял два года назад. А сегодня могу говорить с уверенностью: Госкоммедбиопром гарантирует качество выпускаемых у нас препаратов. Судите сами. Субстанции для изготовления наших лекарств мы закупаем на европейских рынках, у хорошо зарекомендовавших себя производителей, т.е. берем то же сырье, как говорится, из одной бочки, что и известные фармацевтические компании. Условия производства на наших фармзаводах сегодня уже не отличаются от европейских. Правда, остались еще небольшие предприятия, требующие реконструкции, но большинство прошли этот этап или же находятся в процессе переоснащения новейшими технологическими линиями. Так, на киевской фармацевтической фабрике «Дарница» недавно сдано два новых цеха - ампульный и мягких форм (мазей и т.п.) Все сделано по международным стандартам - стерильная чистота, самая высокая очистка воды, самые качественные субстанции. Выпускаемая продукция - на мировом уровне.

Современным требованиям отвечают производства на фирмах «Фармак», «Киевский витаминный завод», «Киевмедпрепараты». И лаборатория, которую мы сейчас открываем, призвана еще больше ужесточить требования к качеству нашей продукции. Мы настолько высоко подняли для себя планку, что, откровенно говоря, приходится очень непросто. Бывало, у людей появлялись сомнения, мол, зачем это, и так продукция пользуется спросом. Но нельзя жить сегодняшним днем и сиюминутными интересами. Мы приняли решение о том, что в 2003 году вся наша отрасль должна перейти на работу по международным стандартам GMP (good manufacturing practice). В прошлом году сдан завод в Горловке, который уже выпускает продукцию, отвечающую этим высоким стандартам. Наконец будет введен в действие инсулиновый завод, которому, могу утверждать, нет равных в Европе по технологической оснащенности. В этом году запланирован запуск завода по производству антибиотиков в Ладыжине (Винницкая область), фабрики по производству вакцин в Винниках (под Львовом), а также фабрики внутривенных растворов (Борисполь). Что касается старых предприятий, то каждое из них получило план перехода на новые стандарты поэтапно.

И мы уже ощутили отдачу от вложенных усилий. В то время, когда другие предприятия закрываются, мы строим новые. У нас хорошая рентабельность. У нас нет оттока кадров, мы не сокращаем рабочие места, наоборот, вводим новые. В отрасли хорошая зарплата. Мы строим жилье для наших работников.

- Пользуются ли спросом украинские лекарства за пределами страны? Какой процент производимых медпрепаратов идет на экспорт и куда именно?

- Если три года назад мы не имели экспорта, то в прошлом году Украина экспортировала лекарственных препаратов на 80 миллионов долларов. Мы вернули себе рынки Средней Азии, Кавказа, России. Сейчас выходим на рынки Польши, Словакии, Румынии, Болгарии. С нами начинают считаться. Приятно, что когда проходил тендер в Москве по обеспечению жизненно необходимыми препаратами, то из 42 лекарственных средств, выпускавшихся на территории бывшего Союза, предпочтение было отдано 35 украинским препаратам.

Конечно, в Германию или США нам не пробиться, мы ориентируемся на рынки стран бывшего соцлагеря и «третьего мира». Сегодня, чтобы зарегистрировать медпрепарат в Европе, нужно тысяч двести долларов и несколько лет. Там его будут длительное время исследовать, прежде чем пустят на свой рынок, где и так всевозможных лекарств в избытке. Но то, что мы достаточно высоко подняли для себя планку в вопросах качества продукции, ее ассортимента, думаю, уже через пять лет позволит украинской фармацевтике стать конкурентоспособной на мировом рынке.

- На насыщенный суперсовременными лекарствами западный рынок пробиться можно разве что только с чем-то принципиально новым. Есть ли в украинской фармацевтике свои оригинальные препараты, которые могли бы заинтересовать зарубежье?

- Чтобы удовлетворить потребности населения, мы взяли курс, как я уже говорил, на резкое увеличение количества лекарственных средств. Но наряду с этим активно развиваем и другое направление - научное. Среди оригинальных разработок в первую очередь выделил бы иммуномодулятор прогес. Это очень интересный, перспективный препарат, полученный на биотехнологической основе. Уже есть много положительных отзывов о нем как практикующих врачей, так и пациентов. Очень хорошо зарекомендовал себя цереброкурин - для лечения патологий головного мозга.

Еще один наш новый препарат - альдецид. Это превосходный антисептик, разработанный с использованием водорослей, хвои. Кстати, наши ученые будут презентовать наши оригинальные медпрепараты в Америке. Надеемся, что они вызовут интерес за рубежом. В целом мы сейчас работаем над 40 новыми препаратами, которые в ближайшее время имеют шанс выйти в мир. Это не много, но и не мало, учитывая то, что новое лекарство требует глубокого и всестороннего изучения, длительной «обкатки». К месту будет отметить, что ученые-фармакологи намного меньше, чем люди других профессий, выезжают за рубеж. Им находится работа здесь, при наших заводах мы организуем лаборатории, куда привлекаем молодых и мыслящих исследователей.

- Вы упомянули о биотехнологии. Лекарства будущего создаются уже сегодня. В мировой фармации акценты в разработке новых лекарств смещаются с химии на биотехнологии. У нас наметились какие-то сдвиги в этом направлении?

- В последние годы такие сдвиги произошли, но пока в этой области мы очень отстаем. Япония и США вкладывают миллиарды долларов в развитие биотехнологий. Уже сегодня Япония выпускает около 40% лекарств на основе биотехнологий, США - 35%. В этом году мы вводим в действие инсулиновый завод, фабрику по выпуску вакцин (это биотехнологические направления). В Ладыжине у нас имеется солидная база для биотехнологических разработок. Полагаю, что в перспективе там будет наше практическое «сердце» биотехнологии. Сейчас решается вопрос создания в Украине центра биотехнологий. Миннауки будет обеспечивать научно-теоретическую базу, а мы - практическую.

- Система здравоохранения испытывает острый и хронический дефицит средств. Отечественные лекарства дешевле импортных. Развитие отрасли, ее реструктуризация требуют больших доз финансовых инъекций. Не откроете ли секрет, как находите на это средства?

- Деньги, конечно, приходится искать. Мы учимся их зарабатывать. У нас довольно профессиональный директорский корпус. И тогда, когда нынче многие живут даже не сегодняшним, а вчерашним и позавчерашним днем, мы думаем о завтрашнем, о качестве продукции, о технологическом уровне производства, который бы позволял выпускать конкурентоспособную продукцию. В этом году у нас запланирован рост продукции на 20%. За счет введения новых мощностей, увеличения экспорта. Мы четко расписали перспективу. Мы знаем, что будем делать через год, два, три… Предприятия берут кредиты на технологическое обновление производства. Раньше закупали только импортное оборудование, стоит оно, как известно, очень дорого. Пару лет назад мы крепко задумались, а почему, собственно, должны платить сумасшедшие деньги кому-то, у нас что - они лишние? Неужели у нас умных людей нет, чтобы создать оборудование для производства таблеток или капсул? Конечно, это не то, что делать лучшие в мире ракеты или танки… Впрочем, во всем мире не решена проблема конверсии танкового производства, никто еще не придумал, на какие благие цели можно переключить эту область «оборонки». И вот когда мы встретились с руководством харьковского завода им. Малышева и его научно-технического центра, то пришли к мысли попробовать сделать сложное фармацевтическое оборудование для медицинской промышленности. На сегодня Институт машин и систем (ИмиС) является единственным не только в Украине, но и в масштабах СНГ разработчиком комплекса оборудования для ампульного производства с наполнением шприцевым методом. Это и ампулоформирующая линия, и линия наполнения и запаивания ампул, и линия апирогенной воды и т. д. Кстати, специалисты института настолько удачно решили проблему водоочистки, что созданная ими установка может успешно конкурировать с самыми лучшими мировыми образцами. Уже несколько наших заводов приобрели эту систему водоочистки. Закупили и устанавливаем восемь линий ампулирования шприцевым методом. Цена одной такой машины $ 25 тыс., тогда как аналогичная за рубежом стоит $70-75 тыс. Разница, как видите, очень большая.

Таким образом мы комплексно решаем проблему. Отечественная техника для оснащения фармацевтического производства намного дешевле. Рентабельность производства выше. Цена препарата ниже. Вкладывая средства в науку и наукоемкое производство, обеспечиваем людей работой, они получают приличную зарплату, а государство - поступления в бюджет.

- Вопрос как к председателю комитета Верховной Рады. Как-то уже даже неудобно упоминать о бесплатной медицинской помощи. Светлая память о ней хранится в 49-й статье Конституции. Нельзя ли было все-таки четко определиться с тем, какой объем медицинских услуг должен быть гарантированным, т. е. предоставляться бесплатно, а что - за отдельную плату? Ведь существующая неопределенность хуже всего.

- Можно. В этом нет никаких сложностей. Думаю, тут позиция Минздрава должна быть более активной. Действительно, операция аппендицита должна быть бесплатна, вся онкология - бесплатна, ургентная хирургия, травматология, родовспоможение - бесплатны. А услуги, которые кардинально не решают вопрос - жить или не жить, пусть будут за плату. И такие перечни - что бесплатно и что платно - должны быть обнародованы, вывешены в лечебных учреждениях.

- Ваше мнение по поводу страховой медицины, проект закона о которой разрабатывался еще в вашу бытность министром здравоохранения?

- Кабинет министров не подал в Верховную Раду этот законопроект. Как бы там ни было, мы должны исходить из Конституции, где записано, что медицинское обслуживание предоставляется бесплатно. И надо менять либо статью Конституции, либо подходы. Но если быть прагматиком и реально смотреть на вещи, то, думаю, ответ на вопрос, может сегодня работать страховая медицина или нет, очевиден. Другое дело - добровольное страхование - оно и сегодня работает. Обязательное в нынешних условиях не будет работать. Что может заплатить сегодня в фонд медицинского страхования предприятие, которому нечем выплатить зарплату, или колхоз, где люди уже отвыкли видеть живые деньги?

Моя позиция и как врача, и как народного депутата - бюджетные ассигнования на охрану здоровья должны быть значительно увеличены. Нельзя отбирать у людей то, что они имели, неразумно рушить то, что построили. Сокращаются штаты медработников, в селах позакрывали фельдшерско-акушерские пункты. Разве это разумно? А представьте такую ситуацию. Попал человек из села в областную больницу, у него рак желудка. Ему и говорят: твоя операция стоит 800 гривен. Пока он поехал домой да продал корову, пока получил деньги и вновь приехал в больницу, болезнь за это время стала уже неоперабельной.

Мы сейчас с несколькими отраслями хотим ввести у себя, как эксперимент, ведомственную страховую медицину. Я думаю, что она заработает.

Но только экономика начнет подниматься, нужно вводить закон о страховой медицине. Его нужно принимать, а ввести в действие можно через год или два.

- От ваших коллег-медиков приходилось слышать порой нелестные упреки в ваш адрес. Не относите ли себя к категории людей, которым не присуще постоянство? Находясь на посту министра, решили баллотироваться в Верховную Раду, оставив министерское кресло, возглавили Госкоммедбиопром. Вы довольны своим нынешним положением?

- Хотел бы ответить словами народной мудрости. Камни бросают в плодоносящее дерево. Годы, когда я занимал пост министра, были самыми трудными. И пробыл я на этой должности самый длинный срок, а после министры сменялись один за другим. И что-то да удалось сделать. Нас критиковали, но, как теперь оказывается, не все мы делали неправильно. Реформу высшей школы мы сделали. Но только я ушел, как ее отменили и все вернули вспять. Для обеспечения процесса подготовки врача необходимо 115 учебников. Мы выпустили до 94-го года 87 учебников на украинском языке, после нас только 3. В Украине не выпускался ни зажим, ни скальпель. Мы решили проблему обеспечения инструментами хирургов, гинекологов, ЛОР-специалистов, ортопедов-травматологов. Сегодня в Украине выпускается все - и инструмент, и оборудование.

Нынешняя моя работа мне очень нравится. Я вижу конкретный результат. Несколько лет назад кто-то слышал об этой отрасли?.. Мы хоть один завод продали иностранцам? И не продадим. Потому что у самих хватит ума, чтобы нормально работать.

- Наше общество в целом «больно» политикой. Говорят и читают большей частью о политике и криминале. Социологи усматривают в этом нехороший симптом. Какое средство вы бы предложили для нашего всеобщего оздоровления?

- Думаю, что духовное убожество есть следствием нашей материальной бедности. Если человек имеет нормальную зарплату, у него хорошая квартира, его семья обеспечена всем необходимым, то он думает о том, как лучше и интереснее провести свой досуг, выходные дни или отпуск, то есть у него появляется масса разных интересов. А если человек всего этого лишен, он ищет отдушину в чем-то другом, удовлетворяет свой «копеечный» интерес тем, кто там и кого оклеветал, ограбил или убил.

Что бы кто ни говорил, по моему убеждению, в основе нашей нищеты - и материальной, и духовной - низкий уровень жизни. Дай людям нормальные условия для жизни, они будут и добрее, и гуманнее, и культурнее. И, что очень важно, здоровее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК