«Война» на рабочих местах

21 июля, 2021, 17:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Вероятность травматизма и профессиональных заболеваний в Украине в 5–8 раз выше, чем в промышленно развитых странах ЕС

По данным Международной организации труда, в мире каждый год регистрируют 270–340 млн случаев травмирования на работе и 160 млн случаев профессиональных заболеваний. В связи с производственной деятельностью за год умирают более двух миллионов человек. Специалисты МОТ подсчитали, что экономические затраты, связанные с несчастными случаями, составляют 1% мирового валового национального продукта. На эти средства ориентировочно можно было бы прокормить около 75 миллионов человек в течение года.

У нас значительно хуже

С этим глобальным бедствием борются во всем мире. Где-то успешнее и почти решили эту проблему, а где-то она до сих пор остается весьма масштабной. К сожалению, Украина не может похвастаться успехами в этой сфере.

По информации Международного бюро труда, у нас средний ежегодный показатель несчастных случаев со смертельным исходом на 100 тысяч работающих почти вдвое выше, чем в мире (11 против шести).

Скажем, в прошлом году количество сообщений о несчастных случаях и острых профессиональных заболеваниях (отравлениях) достигло 40 737, а сообщений о несчастных случаях со смертельным исходом зафиксировано 1541.

По сравнению с 2019 годом (к 2020 году. Т.К.) произошел стремительный рост числа несчастных случаев (в семь раз), а смертей — более чем на четверть. Это связывают с пагубным влиянием коронавирусной пандемии и называют сферу здравоохранения с ее 3238 случаями производственного травматизма и 68 смертями самой опасной. Она даже опередила традиционного «лидера» — добывающую промышленность и разработку карьеров с 639 случаями травматизма и 30 смертями.

Но к этим цифрам нужно относиться, наверное, с некоторым недоверием. Ведь по упомянутым 40 737 сообщениям о несчастных случаях и 1541 — со смертельным исходом, зафиксированным Фонд соцстрахования, были составлены акты по соответствующей форме, так что были официально признаны связанными с производством лишь 6646 случаев, из них 393 — смертельные.

Именно этой части пострадавших компенсируют потери за нанесенный вред здоровью, а в случае летального исхода предоставляют помощь семье. Объем таких выплат Фонда соцстрахования в прошлом году составил 9,4 млрд грн.

Большая часть этой суммы пришлась на ежемесячные страховые выплаты в случае частичной или полной потери трудоспособности — 8 млрд 836,5 млн грн. На ежемесячные страховые выплаты семьям, утратившим кормильца, направили 334 млн грн.

На помощь по временной нетрудоспособности из-за несчастного случая или профессионального заболевания выплачено из бюджета фонда 138,1 млн грн. Еще 68,1 млн грн пришлось на единовременное пособие в случае смерти пострадавшего, а 56,7 млн грн составили страховые выплаты единовременного пособия пострадавшему в случае устойчивой потери профессиональной пригодности.

Досадно, что вероятность не только травматизма, но и профессиональных заболеваний у нас в 5–8 раз выше, чем в промышленно развитых странах Европейского Союза. За 2020 год в Фонд соцстрахования поступили и зарегистрированы 2242 сообщения о хронических профессиональных заболеваниях (отравлении).

В структуре профессиональных заболеваний первое место занимают болезни органов дыхания — 39,6 % от общего количества диагнозов по Украине. Из-за нетрудоспособности ежегодно мы теряем 2,5–3 млн человеко-дней, а средняя тяжесть каждой травмы достигает 25 человеко-дней нетрудоспособности.

Удивляет и тот факт, что среди причин страховых несчастных случаев преобладают организационные (почти 53%), из которых около половины — невыполнение требований инструкции по охране труда.

Среди психофизиологических причин, на которые пришлось 16,6%, личная неосторожность пострадавшего тоже приближается к половине этого показателя. Технические причины привели к 7,4% несчастных случаев, а вместе взятые техногенные, природные, экологические и социальные — к 1,6%.

Выплат больше, чем поступлений

Еще один алогизм — ухудшение состояния охраны труда даже в условиях систематического спада производства. И здесь просвета сейчас не видно. Статистика первого квартала 2021 года, обнародованная Фондом соцстрахования, далека от утешительной: зарегистрированы 3502 потерпевших вследствие несчастных случаев на производстве.

В течение всех трех месяцев необходимость в расходах по больничным листкам и на страховые выплаты потерпевшим на производстве и их семьям значительно превышала объем поступлений от доли ЕСВ в бюджет Фонда соцстрахования.

Что со всем этим делать, предложений было немало и сейчас их хватает. Пробовали и либерализовать законодательство, и закручивать гайки. В последнее время стали популярными различные моратории на проверки предприятий, отмена немалой части актов по охране труда, что должно было способствовать развитию бизнеса.

Наверное, в этом был какой-то смысл. Между тем такие шаги ослабили безопасность на производстве, и показатели смертности поползли вверх. Чтобы противостоять этим вызовам, правительство разработало проект закона «О безопасности и здоровье работников на работе» — вместо Закона «Об охране труда».

Мнения о нем расходятся. По убеждению разработчиков, документ продиктован необходимостью имплементировать стандарты ЕС в отечественное законодательство. Он вобрал европейский опыт и будет способствовать улучшению ситуации в сфере охраны труда.

Критики законопроекта хоть и признают его новаторским, однако считают слишком либеральным, изменения — фрагментарными и не всегда последовательными. Дескать, не хватает конкретизации отдельных положений и надлежащего контроля над соблюдением норм.

Куда делились противовесы?

В общем, законопроект приветствуют прежде всего потому, что он предлагает еще больше ограничить вмешательство государства в деятельность предприятий, которое тормозит развитие экономики.

Но в таком случае в нем надо было заложить систему сдержек и противовесов. Скажем, с сужением сферы госрегулирования должен повыситься вес коллективных договоров. Вместо этого предлагается даже убрать некоторые действующие нормы, которые весьма важны.

Прежде всего речь идет о возможности прописать в них дополнительные гарантии защиты от увольнения. Потому что сейчас даже при их наличии инспекции труда сложно это проконтролировать. Что будет в случае отмены указанной нормы, можно лишь догадываться.

Есть в проекте и такие изменения, которые откровенно пугают. Например, предлагается отменить нижний предел отчислений, которые предприятие должно направлять на охрану труда. По действующим на сегодняшний день нормам, эта доля должна составлять не менее 0,5% фонда оплаты труда за предыдущий год.

То, что бизнес не очень охотно выполняет эту норму, ни для кого не секрет. А если еще и убрать нижний предел отчислений, последствия нетрудно предсказать. Как и от отмены гарантии сохранения среднего заработка на период простоя, вызванного опасностью на рабочем месте.

Наверное, и спрашивать не стоит, сможет ли при таких обстоятельствах работник отказаться от выполнения служебных обязанностей, если работодатель не устранит опасность. Особенно если представители по вопросам охраны труда, избранные трудовым коллективом, не наделены правом останавливать производство в случае возникновения угрозы.

А еще проект выводит некоторые категории работников из-под защиты, не распространяя положение об охране труда на самозанятых, работников фермерских хозяйств и домашних работников. И даже те, кто работает по гражданским договорам, подпадают под защиту лишь частично.

В Европе такого выборочного деления нет. Там предусмотрена универсальная защита для всех работников. Зато в нашем законопроекте на европейский манер прописана обязанность работодателей оценивать профессиональные риски (в частности для генетического наследия) и определять наиболее уязвимых к этим рискам лиц. Однако нет положений о защите благополучия работников в более широком смысле (стресс, сексуальные домогательства и т.п.).

Но есть и такие изменения, которые, несомненно, могут улучшить ситуацию с производственным травматизмом. Например, сделана попытка урегулировать вопрос сотрудничества работодателей, на чьих объектах одновременно работают разные подрядчики. Однако и эта норма получилась размытой, тогда как в ЕС все достаточно конкретизировано.

Нет четкости в вопросе перевода работников на другую работу в случае ухудшения здоровья. Предлагается сохранить им средний заработок, но не более чем на два месяца. Хуже всего, что такого работника могут даже уволить, если для него не найдется подходящей работы.

Следует также обратить внимание на полномочия инспекций труда. Одновременно контроль со стороны государства ослабляется, и при этом инспектора по собственному усмотрению смогут решить, применять штрафные санкции или ограничиться советом либо рекомендацией работодателю.

В странах Европы таких вольностей нет, хотя полномочия инспекторов весьма серьезны. В случае игнорирования работодателем их требований они могут обратиться в полицию и эвакуировать работников с опасного предприятия. Если работа выполняется в опасных условиях, инспектора имеют право требовать остановки лицензии на осуществление хозяйственной деятельности или даже добиваться заключения виновных.

У нас же проблему труда в условиях повышенной опасности законопроект не только не решает, а еще больше обостряет. Потому что если сейчас для проведения таких работ и применения машин повышенной опасности работодатели обязаны получить разрешение Гоструда, то согласно изменениям работодатель может по собственному усмотрению или дополнительно застраховать жизнь и здоровье работников, или получить разрешение на эксплуатацию опасного оборудования.

Но и это еще не все: если работодатель не получит отказ в выдаче разрешения в течение десяти рабочих дней, то имеет полное право на деятельность с повышенным риском и без получения разрешения. К тому же разрешения на выполнение таких работ будут действовать бессрочно, а не пять лет, как сейчас.

Единственное, что может ограничить произвол, — штраф за допущение работника к выполнению работ повышенной опасности без получения разрешения или без дополнительного страхования работника в размере единовременного пособия, которое выплачивается семье пострадавшего на случай его смерти вследствие несчастного случая на производстве.

Одним словом, в законопроекте много положений, которые расширяют свободу действий работодателей, а положение работников делают более уязвимым. Поэтому эксперты опасаются, что после внесения изменений в подходы к регулированию охраны труда, в частности отмены ныне действующих (конкретных) норм, новые (оценочные) могут не сработать.

Не исключено, что при таких условиях работодатели весьма свободно будут толковать отдельные положения, и это не будет способствовать уменьшению травматизма на производстве.

Больше статей Татьяны Кириленко читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК