Побежденная слепота

28 апреля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 28 апреля-12 мая

Недоношенный грудничок, лежащий в кювезе — специальной камере, поддерживающей необходимую для но...

Сергей Рыков
Сергей Рыков

Недоношенный грудничок, лежащий в кювезе — специальной камере, поддерживающей необходимую для нормального развития температуру и уровень кислорода, — рискует «заработать» тяжелейшее заболевание глаз — ретинопатию и остаться на всю жизнь слепым. Так реагирует его крошечный организм на поступление больших доз кислорода, токсичные радикалы которого повреждают сетчатку, причем в 5—7% случаев навсегда.

Ретинопатия новорожденных хотя и наиболее частая причина детской слепоты (на ее долю в мире приходится до 15% случаев), но далеко не единственная. Встречаются врожденная катаракта, недоразвитие глаза, атрофия сетчатки, различные травмы. Всего, по данным ВОЗ, около 1,5 млн. детей в мире никогда не будут видеть. Это тем более страшно, что в 40—50% случаев зрение вполне можно было восстановить — если бы врачи своевременно оказали необходимую помощь. Аналогичная ситуация наблюдается и в Украине, где 44—45 детей из каждой тысячи имеют те или иные проблемы со зрением.

— Ежегодно во всем мире слепнет около миллиона человек, — рассказывает главврач Киевской городской клинической офтальмологической больницы «Центр микрохирургии глаза», главный офтальмолог Минздрава профессор Сергей РЫКОВ. — Поскольку проблема глобальная, ВОЗ приняла программу борьбы со слепотой «Зрение-2020». Аналогичная программа на ближайшие пять лет разработана и в Украине, причем один из пунктов уже выполнен. Я говорю о создании Центра по борьбе со слепотой в Республиканской специализированной клинической больнице охраны здоровья матери и ребенка («Охматдет»). Центр оснащен самым современным оборудованием, рассчитан на 20 коек и сможет оказывать помощь детям из всех регионов страны.

Вообще, за последние три года количество слепых детей уменьшилось на сто человек, потому что проводится огромная профилактическая работа: мы провели тренинги для врачей, показали, как осматривать новорожденных. Сегодня многие детские офтальмологи имеют хорошее диагностическое оборудование, в том числе и для осмотра дна глаза новорожденного прямо в кювезе. Мы планируем оснастить детский центр по борьбе со слепотой еще и ретинальной камерой, которая дает полную картину глазного дна грудничка: обычно врач-офтальмолог с огромным трудом может осмотреть глазик, который крутится и «прыгает», поэтому приходится давать ребенку наркоз, а ретинальная камера позволяет исследовать глазное дно без наркоза.

— Понятно, что если ребенок родился недоношенным, то тут уже надеяться можно только на чудо и квалификацию врачей, которые вовремя заметят проблемы со зрением и смогут их устранить. А существует ли профилактика иных причин слепоты у ребенка?

— Единственная профилактика — консультация генетика, которую должны получать все вступающие в брак. Сегодня такую медико-генетическую консультацию можно получить в специальном центре в «Охматдете».

— И что делать, если выяснилось, что ребенок может родиться с плохим зрением?

— Если специалисты в медико-генетической консультации предупредят об этом, то в семье не будет трагедии — люди будут к этому готовы.

— Что делать, если ребенок родился слепым?

— Оперировать, хотя, безусловно, зрение вернется не полностью. Но если ребенок видел 2—3%, а после операции по поводу врожденной катаракты у него зрение стало 40%, то можно говорить, что мы победили слепоту, потому что ребенок вырастет полноценным — будет читать, писать, пусть и со специальными приборами, которые будут увеличивать буквы. В Украине сегодня делается более 500 операций по поводу врожденной и травматичной катаракты у детей.

Современные технологии позволяют делать такие операции уже в два-три месяца (раньше только с четырех лет). Удалив мутный хрусталик (а катаракта — это помутневший хрусталик), на его место ставят искусственный — мягкий и гибкий, который прослужит ребенку всю жизнь. Однако для полной реабилитации с таким ребенком придется заниматься до самой школы, поскольку слепота у него была связана не только с мутным хрусталиком, но и с тем, что свет не попадал на сетчатку, и она не развивалась.

— Судя по вашим словам, в последние годы в нашей офтальмологии произошли чуть ли не революционные изменения.

— В первую очередь, возникла микрохирургия глаза. Это произошло только 20 лет назад, когда в Украину был ввезен первый микроскоп, позволяющий увеличивать изображение в 25 раз. До тех пор все оперировали под специальной бинокулярной лупой, дававшей намного меньшее увеличение. Появились и специальные микрохирургические инструменты, которые в некоторых случаях хирург также может увидеть только под микроскопом. Например, ту иглу, с помощью которой накладывают швы, без микроскопа толком и не увидишь — она тоньше волоса в десять раз. Сама технология стала более деликатная, менее травматичная.

Вслед за микроскопом появились искусственные хрусталики. Один из первых искусственных хрусталиков в Украине был создан профессором Николаем Сергиенко, и тем самым была решена проблема слепоты от катаракты: в то время людям с катарактой давали группу инвалидности, потому что без микроскопов ее очень неудачно оперировали. Сегодня такой инвалидности практически нет.

Следующим этапом было создание мягкого хрусталика, который можно скрутить в тоненькую трубочку и ввести в глаз через крохотное отверстие. Практически одновременно появилась технология ультразвукового измельчения хрусталика. Вот это измельчение мутного хрусталика и вживление на его место мягкой гибкой линзы — одно из крупных достижений современной офтальмологии.

Самое последнее, что появилось в хирургии, это мультифокальная гибкая линза. Если поставить обычную мягкую линзу, то человек будет видеть хорошо на определенном расстоянии вдаль или вблизи, а правильно рассчитанная и поставленная мультифокальная линза позволяет хорошо видеть и вдаль, и на близком расстоянии — без всяких очков. Это уже делается в ведущих офтальмологических клиниках Украины.

* * *

Действительно, долгие годы мы во многом — и офтальмология не исключение — отставали от западных стран, но сейчас по уровню квалификации врачей и оснащению наши ведущие клиники, такие как Центр микрохирургии глаза, стоят на уровне европейских.

Наши офтальмологи давно научились имплантировать хрусталик, лечить катаракту, глаукому и целый ряд других ранее неизлечимых заболеваний. С появлением лазера перестали пасовать и перед заболеваниями сетчатки.

Сегодня им прижигают структуры глаза или сжигают те новообразованные сосуды, которые мешают или вызывают нарушения центрального зрения. И если раньше лазеры могли лишь точечно воздействовать на структуры сетчатки, то сегодня появились более эффективные технологии. К примеру, в вену вводят особое вещество, которое накапливается в новообразованных сосудах на мембране, и затем мембрана прицельно облучается лазером. При использовании другого метода мембрану не выжигают, а нагревают до такого состояния, когда она начинает медленно сморщиваться и дальше не развивается. Большие изменения произошли и в хирургии сетчатки: хирурги научились не только удалять новообразования — пленки — из-под сетчатки, но даже поворачивать ее и переставлять на здоровое место, что позволяет безнадежно больным улучшать зрение.

О поразительных достижениях офтальмологии в последние два десятилетия рассказывает член-корреспондент НАН и АМН Украины, заведующий кафедрой офтальмологии Национальной медицинской академии последипломного образования им. П.Шупика профессор Николай СЕРГИЕНКО.

— Современные хирурги-офтальмологи творят настоящие чудеса, — утверждает он. — Например, возникают проблемы на глазном дне. Делается два маленьких отверстия по 1,5 мм, в одно вставляется источник света, а в другой — инструмент. И врач, наблюдая за происходящим через зрачок, делает невероятные по своей точности манипуляции на глазном дне: убирает кровоизлияние, фиксирует сетчатку…

В последние годы я занимаюсь хирургией переднего отрезка глаза, в частности катарактой. Здесь тоже революция! Еще 10 лет назад приходил больной с катарактой — слепой или с очень низким зрением, ему делали операцию, он лежал в стационаре пять-семь дней. (К слову, сейчас по Украине больные столько же находятся на больничной койке, а иногда и больше.) Но уже появились новые технологии, например ультразвуковое удаление катаракты, когда больной поступает, ему делается операция, и через два часа он уходит домой зрячий. На днях я оперировал больную — ей 88 лет, — на второй день она счастливая ушла домой с хорошим зрением.

— Менее травматичные методики?

— Да, делается очень небольшой сквозной разрез глазного яблока, специальными инструментами хирург «заходит» в глаз, удаляет предварительно раздробленный хрусталик, потом через это же отверстие вставляет искусственный хрусталик, свернутый в трубочку. После такой операции даже швы накладывать не нужно.

Больных с катарактой сегодня очень много, и они пока что оперируются поздно, особенно в сельских районах. Всему виной отсутствие врачей, соответствующего оборудования, а также сложное материальное положение и особенности психологии, когда люди предпочитают махнуть на свое здоровье рукой, нежели обращаться к врачам. Не так давно ко мне привели совершенно слепого старика. Осмотрев его, я обнаружил катаракту и прооперировал его. А спустя некоторое время он уже ездил на мотоцикле.

— Насколько я знаю, вы занимаетесь не только катарактой, но и разработкой искусственного хрусталика.

— Сегодня мало восстановить зрение, нужно суметь вернуть пожилому зрение молодого человека, чтобы он не просто видел вдаль, а мог читать без очков. Решить проблему можно с помощью создания аккомодирующего искусственного хрусталика, и сегодня в мире настоящий бум всевозможных его вариантов. Я, в частности, также занимаюсь этой проблемой и, как мне кажется, существенно продвигаюсь в ее решении. Если это удастся, можно будет менять хрусталики не только тем, кто потерял зрение, но и всем людям старше 40 лет. Как известно, с возрастом хрусталик теряет свою эластичность и человек вынужден надевать для чтения очки. А если ему поставить искусственный эластичный хрусталик, то глаз не будет стареть и он сможет всегда хорошо видеть.

— И когда эта фантастика станет реальностью?

— В мире уже существуют аккомодирующие хрусталики, разработанные частными коммерческими фирмами, но их эффективность пока очень незначительная. Но главное, что они уже есть. Думаю, потребуется еще пять-десять лет на решение этой очень серьезной задачи.

— Некоторые ученые видят перспективы в применении стволовых клеток.

— Мы использовали эмбриональные клетки и получили обнадеживающие результаты при ряде заболеваний. Но беда в том, что эта технология требует стандартизации, строгих условий приготовления препаратов эмбриональных клеток, а это уже не наша компетенция, и потому все пока «затихло». Но сегодня офтальмологи и без стволовых клеток способны достигать невероятных результатов. Недавно у меня был больной, которого я наблюдал пять лет назад в связи с осложнениями диабета. У нас тогда было меньше возможностей, и я направил этого пациента к коллеге в Гамбург. Каково же было мое удивление, когда, проверив зрение, обнаружил, что оно близкое к единице. И это через пять лет после катастрофических осложнений! То есть даже при тяжелых осложнениях диабета современные методы позволяют вернуть и сохранить зрение.

— В создании глазных протезов тоже произошли изменения?

— Приведу такой пример. У меня был один пациент, человек состоятельный, которому в зарубежной клинике удалили глаз и поставили протез. Ко мне он пришел через год — под протезом появилось небольшое воспаление. Обычные медикаменты не помогали, и я предложил самый простой способ: снимать протез на ночь. Но он отказался, пояснив, что не хочет пугать жену — она не знает, что у него удален глаз. Можете себе представить, ему удалили глаз, а жена в течение года не догадывалась об этом!

— А есть протезы, с помощью которых можно видеть?

— Нет. Попытки создать такой протез делаются, но пока безрезультатно. Мы видим не только глазом — анализ зрительных впечатлений происходит в затылочной области головного мозга. Нужно создать элемент, который находился бы в глазу и имел связи (а их около миллиона) со зрительной зоной головного мозга.

— Читала, что удалось пересадить глаз донора и он прижился.

— Пока что такую пересадку сделать нельзя. Об этом факте действительно много писали, но когда специалисты попросили показать результаты, то оказалось, что это был обычный «мыльный пузырь».

* * *

Тем не менее, ученые не перестают удивлять, разрабатывая новые, совершенно невероятные методы восстановления зрения в, казалось бы, совершенно безнадежных случаях. Например, совсем недавно прошло сообщение об эксперименте, во время которого удалось вернуть зрение мышам с помощью генов зеленых водорослей. С помощью вируса в клетки сетчатки был введен ген водоросли, кодирующий структуру светочувствительного белка. И несмотря на то, что клетки, получившие новый ген, никогда раньше не различали свет, они начали на него реагировать и посылать соответствующие сигналы в головной мозг.

Удалось прозреть и совершенно слепым хомячкам, которых ради науки перед этим сознательно лишили возможности видеть, повредив зрительный нерв. После этого им ввели состав, содержащий искусственно созданные пептиды — крошечные молекулы величиной в пять миллимикрон. Попадая в мозг зверьков, они соединяли поврежденные нервные ткани, не образуя при этом опасных рубцов. В результате нерв у хомячков восстановился и зрение вернулось.

Понятно, что до широкого применения таких методов еще очень далеко — только на создание уже изобретенного препарата уходит пять-десять лет. И все же шансы у людей, имеющих слабое зрение, появились. Главное — дожить до их реализации.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно