Парадоксальная токсичность

05 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 5 ноября-12 ноября 2004г.
Отправить
Отправить

Если история человечества — это история войн, то жизнь отдельно взятого человека — история борьбы с ядами...

Если история человечества — это история войн, то жизнь отдельно взятого человека — история борьбы с ядами. Мы постоянно вдыхаем ядовитый для нашего организма воздух, питаемся ядовитой пищей, носим ядовитую одежду и даже пользуемся косметикой, содержащей яды. И дело вовсе не в том, что кто-то пытается сознательно отравить нам жизнь: просто очень многие вещи, без которых мы уже не мыслим свое существование, содержат элементы, повреждающие клетки человеческого организма, а значит, являющиеся для нас ядами. Их эффект во многом зависит от дозы, длительности воздействия и чувствительности самого человека к ксенобиотикам — чужеродным и опасным для организма веществам. К сожалению, пока еще никто не определяет индивидуальную чувствительность каждого из нас к этим веществам.

Именно поэтому неожиданная капитуляция организма перед техногенной нагрузкой нередко выглядит как отравление. И именно поэтому, учитывая «естественное происхождение» современных органических ядов, несложно выдать целенаправленное отравление за естественную реакцию организма на стрессы или непривычное меню. А поскольку такие яды очень быстро выводятся из организма, обнаружить их в крови практически невозможно. О том, был ли яд, какой именно и сколько, часто можно судить лишь по тем следам, которые он оставляет в организме. Да и то не вполне уверенно, так как следы эти могут быть всякий раз иными.

Наша встреча с Николаем ПРОДАНЧУКОМ, директором Института экогигиены и токсикологии им. Л.Медведя состоялась сразу после II съезда токсикологов Украины, на котором среди прочих обсуждалась и проблема влияния факторов окружающей среды на здоровье населения. По мнению экспертов Всемирной организации здравоохранения, 23% всех заболеваний и 25% онкозаболеваний тем или иным образом обусловлены действием факторов окружающей среды.

На территории Украины, сообщается в одном из докладов, накоплено уже более 30 миллиардов тонн отходов, причем ежегодно образуется и не перерабатывается по 700 миллионов тонн. Это опасные отходы, содержащие нефтепродукты, хлорированные углеводороды, тяжелые металлы и др. Особую группу составляют вещества (полихлорированные бифенилы — ПХБ), образующиеся при утилизации трансформаторов и конденсаторов, и непригодные запрещенные пестициды. Кроме того, в Украине ежегодно накапливается полмиллиона тонн отработанных масел, большая часть которых не собирается.

Крайне высок риск возникновения пожаров, из-за которых опасные вещества — формальдегид, хлористый водород, этилен, пропилен, фенол, цианистый водород, окислы серы и пр. — быстро и в огромном количестве попадают в воздух. Характер же такого воздействия на человека может быть различным: поражать органы дыхания, нервную систему или приводить к общей интоксикации организма. Скажем, акриламид и его производные действуют на нервную систему, вызывают поражения печени и почек. Капролактам обладает кожнораздражающим и сенсибилизирующим действием. Поливинилхлорид, из которого нередко изготавливают детские игрушки, вызывает сосудистый невроз, развитие вегетососудистой дистонии. А полистирол — воспалительные и атрофические изменения верхних дыхательных путей.

Не менее опасным воздухом дышат жители больших городов. Если концентрацию загрязнителей в воздухе над океаном взять за единицу, то в сельской местности этот показатель будет равняться 10, в небольших населенных пунктах — 35, а в больших городах — 150.

Весьма интересно в этом плане эпидемиологическое исследование некоторых показателей развития детей до года, проживающих в Криворожском промышленном регионе. Как выяснили ученые, наиболее существенные отклонения от показателей условно чистого района обнаружены при анализе времени появления первых зубов — на более чем полтора месяца позже. Дети в таком районе позже начинают говорить, самостоятельно стоять, у их матерей быстрее пропадает молоко, а значит, организм младенцев меньше получает необходимых для нормального развития иммунной системы веществ.

Взаимосвязь здоровья населения с факторами окружающей среды изучали и кременчугские ученые. Они показали, что повышение в питьевой воде концентраций ионов железа, марганца, остаточного хлора после водоподготовки, постоянное присутствие в воде азотсодержащих неорганических соединений способствуют возникновению анемии, заболеваний кровеносной системы, нарушению кровоснабжения, расстройствам центральной нервной системы и пр. Обнаружена четкая зависимость между уровнем заболеваемости острыми пневмониями, ларинготрахеитами, бронхитами и наличием в воздухе оксидов углерода, серы, азота, аэрозольных веществ. Установлено, что совместное действие оксидов серы, углерода, азота, фенола, бензола, аммиака, сероводорода и олефиновых углеводородов способствует проявлению анафилактического синдрома.

— Николай Георгиевич, а от какого вида токсикологической нагрузки современный человек страдает больше всего?

— Если говорить о тех опасностях, в основе которых лежит токсическое действие на организм, то они, к сожалению, имеются практически везде. В воздухе содержатся выбросы предприятий и транспорта, в жилище — вещества, выделяемые отделочными материалами, мебелью, различными приборами, в воде — также выбросы предприятий, от которых очистить питьевую воду практически невозможно. Но вот данные, прозвучавшие в одном из докладов: с воздухом в наш организм поступает 3% тяжелых металлов, 16% — с питьевой водой и 81% — с пищевыми продуктами.

— В продуктах наиболее опасны тяжелые металлы?

— Не только. Попадают и остатки пестицидов, и тех материалов, которые используются для производства продуктов. Не менее опасны и пищевые добавки — красители, консерванты, стабилизаторы и прочие. Все это те вещества, с которыми человек в своем эволюционном развитии не сталкивался и потому воспринимает их как чужеродные. Естественно, ответ на попадание в организм таких веществ всегда требует напряжения защитных сил, возможности которых со временем истощаются, и человек не может адекватно реагировать на более серьезную опасность.

Поэтому, даже если отдельно взятое вещество в тех дозах, в которых оно попадает в организм, и не является опасным, то вся совокупность ксенобиотиков, действующих на человека, может привести к серьезным последствиям. (Хотя есть ряд веществ, меньшие дозы которых вызывают большую реакцию организма. Это явление так и называется «парадоксальная токсичность».) На мой взгляд, большинство так называемых болезней цивилизации можно объяснить именно с этой точки зрения. Вообще, в современной токсикологии наметилась явная тенденция к переходу от изучения изолированного действия различных вредных веществ к изучению их комплексного воздействия.

В принятой на нашем съезде резолюции говорится о разработке общегосударственной программы токсикологической безопасности населения. Необходимо сделать комплексную оценку риска воздействия всего того, что человек получает из среды обитания в виде ксенобиотической нагрузки.

— Такая безопасность будет определяться индивидуально или для всей популяции?

— Оценить риски для каждого индивидуально невозможно — это очень дорого. Но оценить состояние среды обитания человека, определить критерии, принять соответствующие нормативы (те, что существуют сегодня, ориентированы на воздействие одного конкретного вещества, а не всего комплекса) — вполне реально. После этого можно уже говорить о снижении общей токсической нагрузки.

— Каким образом?

— С помощью законодательства. Например, за рубежом требования к двигателям внутреннего сгорания сделали такими жесткими, что не все автомобильные компании смогли вывести свою продукцию на европейский рынок. А соблюдение таких экологических норм позволило значительно снизить уровень загрязненности воздуха в городах. Технически поставленная задача, облеченная в рамки закона.

Точно так же можно регламентировать содержание в пищевых продуктах пестицидов, консервантов, стабилизаторов, красителей, ароматизаторов и пр. Уже есть технологии, позволяющие и выращивать хорошие урожаи, и ограждать людей от онкологических заболеваний.

— Генетически модифицированные растения — не выход из положения?

— С точки зрения снижения токсической нагрузки, возможно. Но всегда нужно смотреть: созданные новые свойства сами по себе опасны для человека или нет? Любая технология, которая снижает токсическую нагрузку на человека, токсикологами приветствуется. Другое дело — какой ценой.

— В своем выступлении вы говорили об антидотах, которые применяют в случаях тяжелых отравлений. А можно ли в обычной жизни снизить вред от ксенобиотиков? Некоторые ученые говорят о защитных свойствах пектинов, овса, пробиотиков, пользе длительного пребывания в «чистых» зонах, например, на море.

— Понятно, что получить антидот к тому большому спектру химических веществ, которые попадают извне, невозможно. Необходима правильная организация всего образа жизни. Он должен быть таким, чтобы можно было укреплять защитные силы организма естественным путем и выстоять в борьбе с ксенобиотиками. Сюда относится и сбалансированное питание, и соответствующий режим труда и отдыха, и физические нагрузки.

Открывая съезд, Николай Проданчук заметил, что проходит он накануне нескольких важных юбилейных дат. В этом году исполнилось бы 80 лет создателю научной школы токсикологов, одному из основателей отечественной токсикологии пестицидов, профессору Юрию Соломоновичу Кагану, более тридцати лет возглавлявшему один из отделов Института экогигиены и токсикологии им. Л.Медведя. Близится 100-летний юбилей основателя института Льва Ивановича Медведя. 40-летний юбилей собирается отмечать сам институт, а более скромный — пятилетний — Общество токсикологов Украины.

Авторитет отечественных токсикологов в мире достаточно высок — это наглядно продемонстрировало присутствие на съезде ведущих токсикологов мира, в том числе и президента Европейской токсикологической ассоциации профессора Роберта Круза. За нами остаются приоритеты в области сельскохозяйственной токсикологии, в частности, оценки пестицидов и агрохимикатов, запрещения стойких органических загрязнителей окружающей среды, создании концепции допустимой суточной дозы.

— В последнее время большинство наук начало стремительно развиваться. Что нового появилось в токсикологии?

— Наиболее интересным, на мой взгляд, является развитие нового направления — токсикогеномики. Уже можно говорить о некоторых практических результатах, связанных с работами по расшифровке генома человека. Сегодня мы уже знаем, что на одно из веществ, например, парацетамол, организм отвечает экспрессией нескольких тысяч генов, и в зависимости от дозы и фазы воздействия, этот ответ может быть разным. Поэтому нам предстоит очень большая работа по идентификации такого ответа. Перспективы применения метода достаточно широки: как в диагностике, так и в прогнозировании реакции организма на то или иное вещество.

— Парадоксы наблюдаются не только в токсическом воздействии веществ, но и в самой отечественной токсикологии: высокие научные достижения на фоне крайне низкого среднего уровня токсикологических отделений на местах.

— Это серьезная проблема. Сейчас мы занимаемся созданием таких возможностей в системе здравоохранения, чтобы можно было всем пострадавшим от воздействия вредных веществ оказывать токсикологическую помощь на должном уровне. Будь-то грибы, какие-то промышленные вещества или бытовые токсиканты. Для этого необходимо, как минимум, наличие квалифицированных специалистов.

У нас же в подготовке токсикологов имеются существенные пробелы: нет интернатуры по общей и профилактической токсикологии, очень мало времени уделяется последипломной подготовке специалистов. Другая задача — усилить отделения интенсивной терапии необходимым лечебным и диагностическим оборудованием, где необходимо, создать токсикологические службы. Кроме того, существуют проблемы с различными лекарственными средствами, антидотами, доступом врачей к информации и др..

…Древние императоры, опасаясь отравлений, постепенно приучали организм к яду, регулярно принимая его в минимальных дозах. Несмотря на явную рискованность этого метода, иногда он срабатывал. Может, именно этим свойством человеческого организма к выработке толерантности объясняется тот парадоксальный факт, что современный человек не только умудряется выжить в обстановке тотальной токсичности, но еще и на удивление неплохо себя при этом чувствует?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК