Кто покажет дорожку в будущее?

22 мая, 2009, 11:51 Распечатать

«Дайте мне точку опоры — и я переверну весь мир», — сказал Архимед. Сейчас проблема в другом — точка опоры нужна многим из нас, чтобы выжить в этом непростом мире.

«Дайте мне точку опоры — и я переверну весь мир», — сказал Архимед. Сейчас проблема в другом — точка опоры нужна многим из нас, чтобы выжить в этом непростом мире. Поэтому особенно интересным для нас является мнение известного психотерапевта, вице-президента Европейской ассоциации психиатров, доктора медицинских наук, профессора, главного врача Львовской областной психиатрической больницы Александра ФИЛЬЦА.

— Время, в которое мы живем, очень сложное в плане его философского осмысления, — считает Александр Орестович. — Возможно, самые характерные признаки нынешнего психологического состояния общества — неуверенность и растерянность.

Что можем с этим сделать? Прежде всего найти определенные стабильные моменты в своем прошлом или традициях, чтобы опереться на них и попытаться с более или менее «твердого островка» выстроить какую-то линию — так, словно проложить себе дорожку в будущее. Но дело в том, что предыдущий опыт, традиции, общечеловеческие ценности сегодня не актуальны. Произошло что-то такое, в результате чего люди потеряли опору под ногами. Мы даже не знаем, можем ли и впредь полагаться на технологический прогресс, или он уже представляет определенную угрозу для нас. Если еще лет 20—30 назад нашими лозунгами были: «Знание — это сила», «Прогресс — на службу народа», то сегодня мы думаем иначе: прогресс нам, конечно, служит, но какую цену мы платим за это? Способно ли человечество контролировать полученные знания — этого джинна, выпущенного из бутылки? Есть сомнения относительно самого прогресса. Природу уничтожаем. Начинают выходить из-под контроля социальные процессы. Мы стоим в точке, требующей серьезного переосмысления.

— То есть «сели в поезд» и не знаем, куда он идет?

— Неизвестно, едет ли он вообще. Качается, но везет ли?

Кризисные ситуации, катастрофы в истории человечества случались не раз. Гибли атлантиды, были потопы. Происходили катастрофы, вследствие которых погибла значительная часть населения Европы. Но всегда человечество искало пути выхода из кризиса. Кризис в некотором смысле — момент, когда человечество должно остановиться, оглянуться вокруг, осмыслить ситуацию и найти другие варианты движения вперед.

Так не только в Украине. На горизонте не видим ни личностей, ни новых подходов, которые заставили бы задуматься, подискутировать, за что-то зацепиться. Отсюда вывод: нынешний кризис — объективная ситуация, способствующая тому, что люди начинают чувст­вовать себя не только растерянными, неуверенными в себе, но и не верят в возможность выхода из нее. А уныние порождает определенную депрессивную установку, разочарование, психологический дискомфорт, которые могут привести к негативным последствиям как в общей массе, так и на уровне каждого человека.

— Складывается впечатление, что в нынешней психологической неуверенности, депрессии человек зачастую остается один на один с собой...

— А кто сказал, что человек должен искать помощи только в медицине? Ее ищут у народных целителей, других представителей нетрадиционной медицины. В мировом масштабе нетрадиционная медицина не менее значима, чем традиционная. Существуют общества, в которых чаще обращаются именно к народным методам, и они не менее эффективны, чем традиционные. Есть данные, свидетельствующие, что человечество примерно в одинаковых пропорциях прибегает к услугам специалистов традиционной и нетрадиционной медицины. Среди последних — не все шарлатаны. Кому-то они помогают, кому-то — нет. А возможно, и вредят. Но и официальная медицина не без этого греха.

— Что вы можете сказать о качестве психотерапевтической работы в Украине?

— Так вышло, что по роду своей деятельности я имею непосредственное отношение к этому — два года был президентом Европейской ассоциации психиатров, сейчас — ее вице-президент. Кроме того, в Европейской ассоциации, разрабатывающей стандарты образования и практической психотерапии, я организовал интернациональную группу по изучению этих базовых положений. У нас там постоянные дискуссии: а чем, собственно, является сегодня психотерапия? Что это за специальность?

В отличие от медицины психотерапия имеет несколько иные акценты. В ее задачи не входит лечить сами болезни или решать какие-то проблемы, ее призвание — облегчать бремя страданий. Еще одна важная задача психотерапии — помогать человеку лучше понять свою идентичность, ответить на вопрос, кто он такой, что делает в этом мире, а также оказывать поддержку в способах общественной самореализации в жизни. А уже как это сделать — другой вопрос. Все зависит от направлений психотерапии, технических возможностей. В конце концов, от компетенции и, что очень важно, честности психотерапевтов.

— Как вы оцениваете квалификацию украинских психотерапевтов по сравнению с европейскими?

— Она на надлежащем уровне. Хотя бы потому, что наши специалисты много и охотно учатся, хотят все знать. Беда в другом — в том, что общекультурный уровень в Украине за последние два-три десятилетия очень снизился. Из страны выехало много умных людей.

Это сказывается на общекультурных стандартах. Люди, стремящиеся к лучшему качеству жизни, не имеют такой возможности, поскольку высшее качество жизни просто отсутствует в Украине. У нас, конечно, есть возможность наблюдать, как наша украинская элита проводит время в VIP-клубах, на супервечеринках, но там речь идет не о высоком качестве жизни, а только о большом количестве денег. А это разные вещи.

— С какими проблемами чаще всего обращаются к вам пациенты?

— С очень разными. Психические проблемы будут вечными, пока человек не изменит своей природы. Одна из таких проблем касается людей, выезжавших в поисках заработков. Она получила название «итальянский синдром». Потому что если за границу уезжает женщина, то семьи долго не выдерживают — распадаются или становятся ущербными. Многие заробитчане приезжают с массой проблем, требующих очень серьезной поддержки психологов. Вернуть к нормальной жизни такие семьи очень сложно.

— Однажды вы сказали, что в Украине возникла острая необходимость в специальных клиниках, в которых человеку помогали бы выходить из депрессии.

— Нужны не только специальные клиники. Надо создать сеть кризисных консультаций при поликлиниках, больницах, в которых работали бы психотерапевты, семейные врачи, помогающие людям в выборе простейших стратегий поведения в кризисных ситуациях. Например, на Западе уже лет 30 такие консультации функционируют при университетах, на больших предприятиях. Сейчас некому сориентировать людей, потому они или своими силами ищут выход из ситуации, или же начинают конфликтовать между собой. Для молодежи самыми опасными способами бегства от проблем являются наркотики и алкоголь, для взрослых — алкоголь и антисоциальные действия.

— На какой стадии находится в Украине создание системы государственной программы психического здоровья?

— Вопрос сейчас только обсуждается. Прежде всего следует четко сформулировать эту проблему в государстве, идентифицировать ее. Это важная и очень непростая задача, ведь раздел психического здоровья — один из наиболее сложных. Во-вторых, это требует больших финансовых средств, которых у государства, к сожалению, нет. Поэтому при решении вопроса самым разумным было бы объединить усилия государственных и частных структур, поскольку в поле зрения государственных служб находится психиатрия, а психотерапия, психокоррекция, психология сосредоточены в частных структурах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно