Дорогу к «Больнице будущего» осилит идущий

2 апреля, 2010, 15:04 Распечатать Выпуск №13, 2 апреля-9 апреля

Интерес к строительству Всеукраинского центра здравоохранения матери и ребенка, больше известного как «Детская больница будущего» (далее — ДББ), не стихает...

Интерес к строительству Всеукраинского центра здравоохранения матери и ребенка, больше известного как «Детская больница будущего» (далее — ДББ), не стихает. Поскольку оценки и мнения довольно часто не основываются на фактах, считаем необходимым привлечь внимание к нескольким важным вопросам.

Рассказывать о ситуации с ДББ довольно просто. Весь процесс происходит максимально прозрачно, и есть четкое понимание, что проект прошел точку невозврата. Сегодняшняя динамика вселяет уверенность, что больница будет построена. Создан проект больницы, получены соответствующие разрешительные документы, деятельность уже созданного государством юридического лица — Всеукраинского центра здравоохранения матери и ребенка осуществляется, начаты работы на строительной площадке.

К тому же фонд «Украина 3000» параллельно реализует другие благотворительные проекты, в том числе направленные на помощь больным детям и медицинским учреждениям.

Все это делается с одной целью: обеспечить детям Украины своевременное и качественное лечение. В частности, пытаясь уменьшить смертность новорожденных, мы передали в украинские больницы 37 инкубаторов для новорожденных (кувезов) и восемь аппаратов искусственной вентиляции легких, которые ежегодно возвращают к жизни 1350 детей!

Процесс строительства больницы высветил целый ряд системных проблем, существующих как в сфере благотворительности и меценатства, так и собственно в сфере строительства.

Учитывая то, что проект ДББ уникален для Украины (это совместная инициатива благотворительной организации, государственной власти, частного бизнеса и общественности) и многие вопросы возникли впервые, адекватного их решения на уровне законодательства просто не существовало. Фактически этот проект стал ледоколом, который дал возможность заняться вопросами, не решавшимися десятки лет.

От идеи к проекту

Широкая поддержка, оказанная фондом «Украина 3000» в деле создания государственного учреждения — Всеукраинского центра здравоохранения матери и ребенка, — основывается на глубоком понимании потребностей и перспектив медицинской отрасли Украины. На протяжении многих лет работники фонда внимательно изучают сферу здравоохранения материнства и детства, посещая медицинские учреждения, участвуя в конгрессах и съездах медицинских работников, непосредственно общаясь с врачами и пациентами.

Именно глубокое погружение в проблемы медицинской отрасли и поиск путей их решения сформировали основной принцип работы фонда, которого он сегодня придерживается на всех направлениях деятельности, — системный подход к решению проблемных вопросов той или иной сферы. Все, с кем мы общались, — от специалистов-врачей до людей, которых коснулась беда, в один голос говорили, что Украине крайне необходима современная высокотехнологичная больница для тяжелобольных детей. Аналогичные учреждения успешно работают у наших ближайших соседей, а украинцы вынуждены платить сумасшедшие деньги, иногда продавая последнее, чтобы пролечить там больного ребенка. Статистика свидетельствует, что наши соотечественники ежегодно тратят на лечение за рубежом около 100 миллионов долларов. Очевидно, что разумнее вкладывать эти деньги не в развитие зарубежных клиник, а в создание в Украине условий для лечения тяжелых заболеваний.

Словом, предпосылок для создания в Украине такой больницы было более чем достаточно. Значительным толчком стал указ президента Украины от 6 декабря 2005 года «О неотложных мерах по реформированию системы здравоохранения населения», один из пунктов которого регулировал создание Всеукраинского центра здравоохранения матери и ребенка. Фонд «Украина 3000» выступил в поддержку создания этого центра и фактически, как позже выяснилось, взял на себя все бремя связанных с этим проблем.

Но это было позднее. А тогда, в 2006 году, представители фонда объехали все области Украины, где представили проект создания больницы широкой общественности и обсуждали профессиональные вопросы со специалистами в области педиатрии. 17 декабря 2006 года состоялся телемарафон «Детская больница будущего», который до сегодняшнего дня остается крупнейшей благотворительной акцией в истории Украины.

После этого началась тяжелая работа. Был зарегистрирован специальный благотворительный фонд «Детская больница будущего», который занимается исключительно организационными и финансовыми вопросами создания центра.

В 2007 году путем беспрецедентного в Украине конкурса был избран генеральный проектировщик центра. Им стал французско-британский консорциум BDPgroupe6, имеющий сорокалетний опыт разработки архитектурных и инженерных решений для медицинских учреждений. Предложенный специалистами BDPgroupe6 проект уникален. Его активно обсуждают в европейских архитектурных кругах, на архитектурных конференциях, он принимает участие в престижных международных конкурсах.

При участии европейских специалистов, специалистов МЗ Украины, врачей Охматдета и других медицинских учреждений была разработана медицинская программа, на базе которой осуществляется проектирование больницы.

Фонд содействует обучению и повышению квалификации специалистов. Группы врачей-практиков принимают участие в видеоконференциях и проходят стажировку в ведущих клиниках Европы и Америки. Одним из надежных партнеров фонда в этом направлении стал Cedars-Sinai Medical Center (Лос-Анджелес, Калифорния, США).

Мы прекрасно понимаем, какую огромную работу взяли на себя, помогая государству в создании центра. Но мы убеждены: это работа на будущее.

А что же происходит сегодня?

Быстро строить — долго согласовывать

Главные проблемы заключаются в том, что в Украине крайне неблагоприятная нормативная база, создающая огромное количество препятствий на пути любого строительства. А когда это строительство является уникальным по целому ряду признаков, процесс получения разрешений и согласований превращается в настоящие мучения.

С весны 2006 года, когда была озвучена идея строительства ДББ, до настоящего времени благотворительный фонд «Детская больница будущего» получил 211(!) разрешений, решений, согласований, протоколов, экспертных выводов и других документов, которые позволили технике выйти на площадку. Свыше
200 человек поставили свои подписи под этими документами. Но впереди согласования, которые связаны со спецификой объекта, проводятся на этапе его строительства и введения в эксплуатацию и обусловлены экспериментальным статусом. Сегодня никто не в состоянии определить полный перечень и выстроить логическую цепочку согласовательно-разрешительных процедур.

На получение разного рода документов ушло уже 1374 дня. И это при том, что взаимонезависимые процессы проходили параллельно (а таких было большинство)! То есть свыше трех лет длился процесс документального закрепления всех деталей. Мы уверены, что все формальные вопросы решены с соблюдением буквы закона. Но сколько на это потрачено времени и нервов!

Мы неоднократно анализировали, можно ли было сделать это быстрее. Конечно, процесс затянулся в связи с тем, что пришлось менять земельный участок, изначально выделенный под строительство больницы. Предыдущее место его расположения было на территории клинической больницы «Феофания», где в 2006 году заложили капсулу. Эту территорию предложило Госуправление делами, как заказчик строительства, согласно постановлению Кабмина. В ходе проектирования выяснились три основные причины, повлиявшие на принятие решения о переносе места строительства:

— расположение геодезического знака (знак на земной поверхности, составляющая геодезической сети планеты; перенести его почти невозможно);

— прохождение инженерного коридора, в том числе магистрального водопровода;

— перспектива вырубки нескольких сотен многолетних зеленых насаждений (в том числе реликтовых).

Устранение указанных причин требовало бы значительных затрат времени для получения соответствующих документов на начальном этапе и немалой суммы для реализации на этапе строительства. Поэтому в оперативном порядке, совместно со специалистами Госуправления делами и профильными органами власти, было принято решение о переносе строительства больницы. На новом участке, неподалеку от предыдущего места, меньше деревьев, особенно ценных и вековых (а в границах пятна застройки они вообще почти отсутствуют), нет проблем с многозатратным переносом коммуникаций, рельеф дает возможность использовать проектные решения, подготовленные для предыдущего участка. Однако все равно пришлось повторно получать ряд разрешений.

Бег с препятствиями
на неизвестную дистанцию

Формальные препятствия можно разделить на несколько блоков.

Первый — препоны, касающиеся именно этой больницы. Например, многие актуальные для ДББ вопросы регулируются Государственными строительными нормами 1970-х годов. Наверное, в то время они были обоснованными. Но все меняется, появляется новое оборудование (томографы, линейные ускорители и т.д.), новые стандарты строительства, скажем, операционных отделений, которые нельзя «втиснуть» в устаревшие советские рамки. И отказываться от современных технологий нельзя. Поскольку тогда нет смысла строить такую больницу.

Чтобы сдвинуть дело с места, приходилось разрабатывать предложения, обосновывать их по всей чиновничьей строительной вертикали и добиваться принятия решений об особом статусе — эксперименте. Это драгоценное время.

Второй блок препятствий — общие условия, которые могут возникнуть при любом строительстве. Нормативная база, регулирующая и порядок оформления прав на земельный участок, и процесс проектирования, и присоединение к внешним сетям, и конкретные технологические решения — то есть вопросы абсолютно разного масштаба, — построена по принципу «скрытых сюрпризов» для застройщика.

Для четкости понимания приведем ряд примеров. Известно, что все начинается с отвода земельного участка. Процедуру четко регулирует основной документ — Земельный кодекс Украины.

Однако на пути к «финишу» — Государственному акту на право на земельный участок — мы прошли 32 «поворота». Как оказалось, кроме Земельного кодекса (документ, нормы которого — прямого действия) существует множество других подзаконных актов и директивных писем, которые регулируют эту сферу. У нас нет претензий ни к одному чиновнику, поскольку они действовали согласно законодательству. Инвесторы, застройщики, девелоперы и т.д. поставлены в позицию бегунов на неопределенную дистанцию с неизвестными препятствиями, а бежать нужно не по прямой, а по кругу. Хорошо, если известно, какие инстанции за что отвечают. Чаще же случается так, что те или иные вопросы прямо не относятся к компетенции ни одного из разрешительно-регулирующих органов или подпадают под юрисдикцию сразу нескольких.

Другой пример. Для выполнения ряда санитарно-гигиенических требований по ДББ мы вынуждены были обращаться в Голосеевскую районную СЭС в
г. Киеве, Киевскую городскую СЭС, центральную службу СЭС, а в завершение еще и в отраслевую СЭС Государственного управления делами, к которому относится Клиническая больница «Феофания», заказчик строительства.

Какая из организаций должна дать заключение — в нормативных актах не указано. То есть любое решение может создать зацепку для претензий в будущем — почему действовали эти, а не те? Приходилось собирать представителей этих структур вместе, чтобы найти решение. Оно находилось, но это опять время.

Фактически на уровне государственной политики выполнение проекта поставлено в зависимость от субъективной воли конкретных чиновников. Пробелы или разночтения в законодательстве дают возможность чиновникам действовать не в формате «отвечает/не отвечает законодательству», а в формате «нравится/не нравится» конкретному господину/госпоже.

Не секрет, что коммерческие застройщики применяют разные «стимулы», чтобы пройти эти сети. Мы четко придерживались принципа, что все должно происходить в рамках закона, чтобы не было потом претензий. Это существенным образом замедляло движение, но давало ощущение, что все сделано безупречно. Поэтому благотворительный проект, для общественности простой и понятный, на практике вынужден барахтаться в бюрократической паутине.

Скажем, люди, которые поддержали проект, отправив СМС-сообщения или перечислив средства через банк, вряд ли догадываются, что для строительства больницы на окраине города нужно получить разрешения от аэропортов «Жуляны» и «Борисполь», поскольку они согласовывают высотность сооружений, хотя и расположены в 10 км от ДББ. Так же не очевидно, что некоторые детали при строительстве медицинского объекта согласовывает Государственный комитет ядерного регулирования, Минэкологии или МЧС. На этом фоне обезвреживание боеприпасов времен Великой Отечественной войны подразделениями МЧС или получение справки об отсутствии паразитов в почве (без него никак!) кажется будничной работой.

Нечеловеческий фактор

А теперь обратите внимание, что до этого момента речь шла только об объективных обстоятельствах, в которых вынуждены действовать люди. Даже если исходить из ситуации, что все 200 чиновников, поставивших свои подписи, не болели, не находились в отпуске, страстно хотели успеха проекта ДББ и всячески старались его ускорить, то процесс на уровне системы выглядит, мягко говоря, несовершенным.

На истории, когда вследствие экономического кризиса коммерческий Трансбанк, где хранились собранные деньги, едва не обанкротился (в нем была введена временная администрация), останавливаться не будем. Главное — средства спасены и переведены в государственный Укрэксимбанк. Но потеряно время.

Еще одна важная проблема, о которой вспомним только попутно, — это проблема взаимодействия государства и благотворительного учреждения. Мы продолжаем жить в советской системе координат, где общественность, благотворители не являются равноправными партнерами государства. К общественности иногда могут прислушиваться, но реально сотрудничать фантастически сложно, поскольку взаимодействие в одном деле благотворительных, коммунальных и бюджетных ресурсов является слишком зарегулированным. Часто — практически невозможным.

Проще ничего не делать или максимально избегать отношений с государством. Слова о развитии благотворительности и меценатства остаются в основном лишь намерениями.

Впрочем, несмотря на все это, самый длинный и неприятный этап позади.

Что дальше?

С самого начала проект создания ДББ был совместной работой государства и общественности. Распределение функций было довольно логичным — государство должно было обеспечить земельный участок и строительство больницы, фонд «Украина 3000», инициатор проекта, должен был организовать процесс сбора благотворительных средств на проектирование, медицинское оборудование и подготовку персонала.

Телемарафон «Детская больница будущего», о котором мы уже упоминали, дал чрезвычайный результат — было перечислено и задекларировано свыше 262 млн. грн. благотворительной помощи. Эта акция всколыхнула украинское общество. В ней приняли участие тысячи украинцев, небезразличных к здоровью наших детей. Средства на больницу поступали от фирм и компаний, рабочих коллективов, простых граждан. Но львиная доля из указанных 262 миллионов — почти 94% — была задекларирована крупнейшими благотворителями. Среди них — благотворительные фонды, крупные предприятия, банки и богатые люди. Немного больше чем 6% поступило от других юридических и физических лиц, из них около 3 млн. 600 тыс. гривен — через СМС.

Сначала деньги, поступавшие на реализацию проекта, размещались в АКБ «Трансбанк». Этот банк был избран прежде всего потому, что предложил самые выгодные условия вложения средств. Кроме того, Трансбанк одним из первых предоставил финансовую поддержку проекту создания ДББ. Сегодня, как уже отмечалось, средства хранятся в государственном Укрэксимбанке и, соответственно, защищены от критических явлений в экономике.

Надзор за реализацией проекта осуществляет опекунский совет, в который, в частности, вошли крупнейшие благотворители:

— Тарута Сергей Алексеевич (корпорация «ІСД», задекларировано 15 млн. долл. США, перечислено 0,00 грн., обязательства не выполнены);

— Изосимова Наталия Вадимовна (фонд «Развитие Украины», задекларировано 12,8 млн. долл. США, финансирование осуществляется согласно графику);

— Джеймс Темертей (Northland Power Inc., задекларирован 1 млн. долл. США, обязательства выполнены);

— Жеваго Константин Валентинович (корпорация «Артериум», ХК «АвтоКрАЗ», банк «Финансы и кредит», задекларировано
10,1 млн. грн., перечислено
6,775 млн. грн.);

— Колесников Борис Викторович (задекларировано 1,5 млн. долл. США, обязательства выполнены);

— Костерин Владимир Александрович (АКБ «Трансбанк», задекларировано 0,5 млн. грн., обязательства выполнены);

— Новинский Вадим Владиславович (ЗАО «СМАРТ-ХОЛДИНГ», задекларировано 4,0 млн. долл. США, обязательства выполнены);

— Пинчук Виктор Михайлович (ВБО «Фонд Виктора Пинчука», задекларировано 10 млн. долл. США, финансирование осуществляется согласно графику);

— Шифрин Эдуард Владимирович (ОАО «Запорожсталь», задекларировано 5,0 млн. грн., перечислено 3,0 млн. грн.).

Как видим, часть задекларированных средств поступила на счета фонда «Детская больница будущего», заключены договора благотворительной помощи, есть графики очередных траншей. Почти все благотворители четко выполняют взятые на себя обязательства. Мы понимаем, что задекларированных благотворителями денег недостаточно. Поэтому будут приниматься меры, чтобы получить дополнительное финансирование.

Во-первых, необходима четкая позиция и активная роль государства, которое является заказчиком этого проекта. Ведь в предыдущие годы из-за бюрократической волокиты не удавалось привлечь к проекту средства, прямо предусмотренные для этого в государственном бюджете. Поэтому опекунский совет принял решение и инициировал подписание с заказчиком — Госуправлением делами — соглашения, согласно которому, чтобы впредь не терять время, строительство началось за благотворительные средства фонда «Детская больница будущего», а вопрос государственного финансирования будет решен на следующей стадии.

Мы чувствуем понимание и содействие со стороны всех ветвей власти и убеждены, что она доведет до конца начатое дело.

Понимая, что в условиях кризиса возможности государства могут быть ограничены, фонд «Детская больница будущего» начнет вторую кампанию сбора средств, в частности, активнее собирая ресурсы за рубежом. Кроме того, можно привлечь инвесторов и/или операторов, которые управляли бы больницей через создание государственно-частного партнерства, как это делается в мире, или по процедуре концессии с четко определенными интересами государства.

К слову, строительство подобной больницы, которая в прошлом году открылась в Питсбурге (США), продолжалось семь лет. Создание аналогичного медицинского учреждения в Клермонте (Франция) длится уже восемь лет и приближается к завершению.

Мы убеждены: в Украине обязательно появится современная больница, которая будет спасать жизни тысячам детей. Мы не питаем иллюзий — это непростой путь. Но дорогу осилит идущий.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно