«Де — теля, а де — немовля»

20 января, 2012, 15:53 Распечатать Выпуск №2, 20 января-27 января

Система контроля качества пищевой продукции в Украине перекраивается "под ветслужбу".

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Контора по заготовке рогов и копыт была открыта по многим причинам.

И.Ильф, Е.Петров,
«Золотой теленок»

Реформы преходящи, а классика вечна. Наблюдая за суетой, возникшей вокруг новосоздаваемой системы контроля пищевой продукции в Украине, раз за разом всплывает в памяти незабвенный Остап Бендер с его «…Хватит с нас государственной деятельности. Пора заняться делом». Вот и наши великие комбина… простите, реформаторы, видимо, так считают, затеяв «по евроопыту» реформирование системы контроля за продовольствием и питанием в стране. Для этого решено создать единый контролирующий орган на основе Государственной ветеринарной и фитосанитарной службы Украины.

На это решение последовала незамедлительная реакция главного государственного санитарного врача РФ Г.Онищенко, заявившего, что передача полномочий контроля продуктов питания ветеринарной службе означает де-факто «признание гражданина Украины животным». За этим заявлением, остро воспринятым у нас на дипломатическом уровне, появилось второе, по поводу низкого качества украинских сыров, с предупреждением о том, что России придется ужесточить контроль за сельхозпродукцией с Украины и даже ограничить ее ввоз. Более того, Г.Онищенко озвучил намерение заняться вопросом пересмотра предстоящего летнего отдыха российских детей и «передислокацией его с украинских курортов в регионы Рос­сии и в Европу». Это заявление многие в Украине расценили как политическое, а руководитель Госветфитослужбы Иван Би­сюк заявил, в свою очередь, что украинская ветслужба не получала официального письма от Рос­потреб­надзора с претензиями к качеству украинских сыров.

Как бы там ни было, проблемы качества продуктов питания беспокоят каждого из нас, в особенности тех, кто ходит в магазины и на рынки, чьи дети питаются в школах и детсадах, и молоко для них приходится выбирать на полке супермаркета, всякий раз терзаясь мыслями о содержимом упаковки. Естествен­но, нам не  безразлично, чего следует ожидать от объявленной реформы.

Основными предпосылками для такой реформы названы решения об оптимизации органов государственной власти и намерение перейти на европейскую модель оценки безопасности пищевых продуктов. Согласно аналитическому исследованию, проведенному в 2010 году Главным управлением государственной службы Украины, функции в санитарной и фитосанитарной сферах выполняет, зачастую их дуб­лируя, непомерно большое количество органов исполнительной власти. К контролю качества продукции, выдачи разрешений на ее производство, контролю за наличием сертификатов, экспертизе и пр. причастны 15 разных ведомств и организаций. Кроме того, по данным Национального агентства по аккредитации, сложилась ситуация, когда один и тот же продукт проходит несколько одинаковых испытаний в лабораториях разных ведомств, что требует дополнительных денежных средств и времени, способствует коррупционным рискам в разрешительной системе.

С целью устранения дублирования функций и противоречий внутри существующей системы контролирующих и инспекти­рующих органов и было предложено «изучить вопрос создания единого органа (условно — Госу­дарственной санитарной и фитосанитарной службы), ответственного за контрольно-инспектирую­шие мероприятия в сфере санитарии, фитосанитарии и безопасности пищевых продуктов».

И далее: «Указанная служба может быть создана путем делегирования ей функций Государственного комитета ветеринарной медицины Украины, Главной государственной инспекции по карантину растений Украины, Главной государственной инспекции защиты растений, Государст­венной инспекции Украины по контролю качества сельскохозяйственной продукции и мониторингу ее на рынке и части функций Государственной санитарно-эпидемиологической службы Украины».
В том же 2010 году было утверждено новое Положение о Госсанэпидслужбе, которое существенно повлияло на ее статус. Госсанэпидслужба Украины, которая ранее была в подчинении Министерства здравоохранения и представляла собой действенную систему контроля и надзора, теперь является «центральным органом исполнительной власти и входит в систему органов исполнительной власти в отрасли охраны здоровья». При этом существенно урезаны ее полномочия, утрачены экспертные функции и научный потенциал, ликвидируются санэпидстанции.

По мнению специалистов, после утверждения такого положения от Госсан­эпид­службы осталось разве что название. Контроль за пищевыми продуктами передан под юрисдикцию других ведомств, а отвечать за пищевые отравления, вспышки инфекционных заболеваний, вызванных некачественными продуктами и водой, ту же холеру (упаси, Господь!) по-преж­нему будет санврач. Где логика? Государственный надзор фактически подменили ведомственным контролем. Как эмоционально охарактеризовал ситуацию один опытный санврач: «Де — теля, а де — немовля?»

Сегодня в стране насчитывается около 200 тыс. пищевых объектов, из них
60 тыс. — это т.н. предприятия повышенного эпидемического риска — молокозаводы, предприятия общественного питания, пищеблоки лечебных учреждений и т.п. Каким образом санврачи обеспечат профилактику пищевых отравлений, если они отстраняются от контроля за продуктами питания? Еще раньше их фактичес­ки лишили возможности осуществлять надзор за субъектами хозяйствования, введя законодательную норму об обязательном письменном предупреждении за 10 дней до проверки. «К вам едет ревизор!» — «Чего изволите?» — ситуация поистине достойна пера Гоголя.

Правда, санврачам сегодня не до смеха. На днях состоялось совещание главных санитарных врачей со всех регионов страны, на котором перед ними была поставлена задача по сокращению штатов. Если сегодня общее количество работающих в системе Госсанэпидслужбы составляет 53 944 чел., то к началу следующего года предельная численность штатов территориальных органов СЭС не должна превысить 29 996 чел. (И это при том, что сегодня в санэпидслужбе остро ощущается нехватка врачей — гигиенистов-эпидемиологов.) Более чем на половину планируется сократить количество учреждений санэпидслужбы (с 775 до 333). Процесс реорганизации СЭС практически уже пошел — на местах ликвидируются санэпидстанции, вместо них должны быть созданы межрайонные территориальные подразделения Госсанэпидслужбы. Процесс этот весьма сложный и болезненный для людей, работающих в этой сфере. Кому будут переданы бактериологические лаборатории, как быть со специалистами, которых придется сократить? Возникает непраздный вопрос: если сейчас создать такие подразделения, то как потом их сеть наложится на схему намеченной административно-территориальной реформы? Вопросов много — ответы либо невразумительны, либо их вообще пока нет.
Складывается впечатление, что громко разрекламированная реформа сводится к простой передаче части СЭС вместе с функциями по контролю пищевых продуктов в ведение Госветфито­службы и, разумеется, финансовых потоков. А потоки эти достаточно мощные. Не все знают, что, к примеру, на иностранное судно, которое проходит через украинскую границу, первым ступает нога именно санитарного врача. Санврач проводит стандартный и расширенный санитарный приграничный контроль грузов с пищевыми продуктами, которые импортируются или экспортируются. Аналогичные действия проводит и ветеринарный врач, только в отношении грузов, подконтрольных ветеринарной службе. Вот и осенила чью-то светлую голову (можно даже догадаться — чью) идея отобрать хлеб (и не только хлеб, но и к хлебу) у конкурентов.

Помимо словесной риторики ни о каких серьезных шагах по обеспечению
качества и безопасности продуктов речь пока не идет. Склады­вается впечатление, что чиновники, как говорится, изобретают на ходу, и четко сформулированной стратегии реформы нет. Об этом свидетельствуют весьма противоречивые высказывания чиновников в СМИ. Достаточ­но прочитать высказывания руководителя департамента ветеринарной медицины Госвет­фитослужбы В. Башинского (судя по должности, именно он должен непосредственно заниматься внедрением реформы), которые во многом расходятся со сказанным И.Бисюком.

Инициатива реформы по образцу Дании, когда вся ответственность за продовольственную безопасность, в том числе контроль за общественным питанием, питанием в детских учреждениях, полностью возлагается на ветеринарную службу, видимо, принадлежит Минагро­прому. Это ведомство разрабатывало законопроект, согласно которому полномочия по контролю за продуктами питания для населения передаются ветеринарной службе. Планы по присвоению большинства финансовых потоков, видимо, вынашивались давно – не случайно то ли в самом начале 2010 года, то ли еще в 2009-м в названии ведомства  скромно добавили одно слово и получилось Министер­ство аграрной политики и продовольствия.

Что касается одобрения курса реформы европейскими органами, то создается впечатление, что нам пытаются навязать систему, которой пользуется весьма ограниченное число стран. По сути, проводится очередной эксперимент, последствия которого никто не просчитывал и не прогнозировал. Его цена не имеет денежного эквивалента, ибо речь идет о здоровье людей.

Читайте также:

Иван Бисюк: «Говорить о том, что ветеринары некомпетентны, неправильно»

С поля к столу: с точки зрения производителя

Вместо козла отпущения

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1282, 15 февраля-21 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно