Дамоклов меч рака груди

19 сентября, 2008, 14:45 Распечатать Выпуск №35, 19 сентября-26 сентября

О раке груди есть две новости — одна плохая, другая хорошая. Плохая заключается в том, что эта болезнь встречается все чаще, особенно в западных странах...

О раке груди есть две новости — одна плохая, другая хорошая. Плохая заключается в том, что эта болезнь встречается все чаще, особенно в западных странах. Так, к примеру, когда я впервые приехала в США, вероятность заболеть раком груди для среднестатистической американки составляла 10%, а сейчас (прошло всего 13 лет!) она повысилась до 12%. Что касается Украины, то, по некоторым данным, по этому показателю мы уже обогнали Америку (см. в частности, публикацию «Каждой седьмой украинке угрожает рак молочной железы», «ЗН»
№ 41, 2007 г.).

Чему нас учит зарубежный опыт

Сразу замечу, что эти пугающие цифры надо правильно интерпретировать. Распространенная ошибка — считать, что у 12 женщин из каждой сотни есть такой диагноз прямо сейчас. Это не так! На самом деле речь идет о том, что у них может развиться рак груди когда-нибудь в течение жизни. Тут уместно напомнить, что 80% пациенток с диагнозом «рак груди» — женщины старше пятидесяти, хотя он может поражать и более молодых женщин и даже мужчин: раз есть орган, пусть и «недоразвитый», значит, может быть и болезнь...

Хорошая новость: от рака груди можно вылечиться! Если продолжить тот же статистический подход, то из каждой сотни американок от рака груди умрут только три, и это необязательно случится в этом году, а, скорее всего, когда они состарятся. Главное, показатель смертности от рака в целом и рака груди в частности снижается из года в год, и темп этого снижения тоже растет (по крайней мере в Америке, да и на Западе вообще).

Об излечимости говорят не только сухие цифры статистики, но и конкретные человеческие истории. В длинном списке мировых знаменитостей, переболевших раком груди, излечившихся и живущих после этого в течение многих лет и даже десятилетий, значатся олимпийская чемпионка 1968 года по фигурному катанию Пегги Флеминг (незабываемый «умирающий лебедь» на льду), рок-музыкантша, обладательница «Оскара» за песню к фильму «Неудобная правда» Мелисса Этеридж, легенда французского кино, а ныне пламенный борец за права животных Брижит Бардо, поп-певицы Кайли Миноуг и Анастэйша, героиня сериала «Секс в большом городе» Синтия Никсон (рыжеволосая адвокатша Миранда), актриса и певица Оливия Ньютон-Джон, звезда-ребенок американского кинематографа 30-х годов, а затем дипломат Ширли Темпл, ветеран американского феминизма Глория Стейнем, первая женщина-судья Верховного суда США Сандра Дэй О’Коннор, жены двух экс-президентов США Бетти Форд и Нэнси Рейган...

Ну а самая, пожалуй, драматичная «раковая история» со счастливым концом произошла в 1999 году с врачом американской экспедиции на Южный полюс Джерри Нилсен. В самый разгар антарктической зимы она обнаружила у себя в груди твердую опухоль. Нилсен была единственным медиком в команде из 40 человек, так что ей пришлось самой производить себе биопсию (вырезать кусочек опухолевой ткани), анализ которой подвердил предварительный диагноз. Перипетии этой истории были описаны самой героиней в бестселлере «В ледниковом плену», а затем в одноименном фильме со Сьюзен Сарандон в главной роли.

Причины и риски: мифы и факты

Даже в Штатах, где на протяжении многих лет ведется широкая просветительская работа, а, начиная с 1993 года, каждый октябрь с большой помпой проводится «месячник сознательности» по борьбе с раком груди (недавно введенный и в Украине в более скромных масштабах), эта болезнь все еще окружена страхами и мифами. Что уж говорить о ситуации у нас, где о серьезных болезнях в приличном обществе пока что принято помалкивать. В результате даже от умных и образованных людей можно услышать разные нелепости, например, такую: рост числа диагнозов в Штатах вызван введением массовой и регулярной маммо­графии (рентгеновского исследования молочных желез), которая сама по себе вызывает рак. Это, конечно же, ошибка, корни которой понятны: ну, как же — «облучение»! Но доза этого облучения очень мала, меньше, чем та, которой мы подвергаемся при дежурном обследовании легких, да и обязательное ежегодное (или раз в два года) маммографирование проводится только для женщин старше 40—50 лет, так что и накопиться эта радиация не успевает...

Но дело не только в радиофобии. С введением маммографии в широкую практику статистика выявленных случаев и впрямь подскочила. Почему? Да потому что она помогает найти такие опухоли, которые невозможно нащупать даже самыми тренированными руками (а пальпация пока что является основным и зачастую единственным способом диагностики). Зато статистика смертности после введения массовой маммографии пошла на спад! Ведь залог успешного лечения от любого рака — это ранняя диагностика. Чем ниже стадия его развития, тем выше показатель «пятилетней выживаемости» (принятый в качестве официального мерила успешности лечения) — от ста процентов для самой низкой («нулевой» в американской систематизации), до всего лишь 20 процентов для самой запущенной («четвертой») стадии.

К главным факторам риска заболеть раком груди, перед которыми мы бессильны, относятся возраст (чем мы страше, тем выше риск). Вторым по важности фактором является семейная наследственность: риск повышен, если у кого-то из наших близких родственников (мама, сестра, тетя...) был рак груди, яичников или прямой кишки. И здесь важно правильно интерпретировать эту информацию. Во-первых, даже при наличии таких родственников можно не заболеть, а главное, у подавляющего большинства (до 80%) заболевших не было близких родственников с такими диагнозами!

Отдельного упоминания заслуживает генетика. Первые упоминания о том, что могут быть специфические гены, ответственные за возникновение рака груди, появились в конце ХХ века. Сейчас эти гены выявлены и исследованы. Наиболее важные из них — это BRCA1 и BRCA2 (названные по двум первым буквам англоязычного названия болезни — BReast CAncer). Женщины, получившие в наследство от родителей хотя бы один из этих генов, находятся в группе самого высокого риска.

Существует зависимость между вероятностью заболеть раком груди и особенностями менструального цикла: риск повышен для женщин, у которых месячные начались относительно рано (до 12-летнего возраста) и закончились относительно поздно (после 55 лет).

К негативно влияющим факторам относится стресс (в частности, им объясняют повышенную частоту возникновения рака груди среди женщин, работающих в ночную смену), алкоголь (чем больше и регулярнее человек «употребляет», тем выше риск) и гормонально-заместительная терапия (уменьшающая неприятные симптомы при менопаузе), особенно, если она проводится в течение длительного времени — годами, а то и десятилетиями.

Замечена также позитивная связь между заболеваемостью и лишним весом, хотя данные по этому поводу пока что не окончальные — есть мнение, что вреден не «перевес» сам по себе, а гормон эстроген, уровень которого у полных женщин часто бывает повышен. Тот факт, что во многих азиатских странах рак груди пока что распространен в гораздо меньшей степени, чем в европейских и северо-американских, порождает гипотезы о решающем факторе пищевых привычек. В частности, многие ученые считают, что «противораковая диета» включает в себя растительное (прежде всего оливковое) масло, сою, морепродукты, овощи и фрукты и исключает (или, по крайне мере, включает в существенно меньшей мере) животные жиры.

Недавние исследования показали: риск заболеть раком груди повышается у курильщиц (на 40% после 11-летнего и более стажа, причем риск снова снижается, если женщина бросает курить). Сильно увеличивает риск заболеть радиоактивное облучение, особенно в области грудной клетки, и совсем уж опасно, если ему подверглась девочка в период развития молочных желез. А вот беременность и роды влияют благотворно: чем больше детей родила женщина в возрасте до 30 лет, тем ниже ее шансы заболеть.

Риск заболеть уменьшается, если женщина ведет активный образ жизни и регулярно занимается физическими упражнениями. Внимание, родители! Особенно благотворно влияют на будущее здоровье девочек физическая активность в детстве и ранней юности, так что есть большой дополнительный смысл поощрять занятия дочек спортом, танцами, подвижными играми и т. п.

Коммерция как инструмент пропаганды здоровья

Розовая лента, завязанная в бант — общепринятый международный символ борьбы с раком груди, дошел уже и до нас. Почему лента? Почему розовая? Самый простой и правильный ответ — так сложилось. В начале прошлого века, благодаря популярной народной песне, в Штатах появился образ желтой ленты, как символ солидарности с жертвами войны. В 1979 году, когда террористы в Иране захватили и держали в заложниках больше года группу американцев, жена одного из них повязала желтые ленты на деревьях возле их дома, и символ «распространился» и на жертв терроризма. В 1991 году к желтой ленте добавилась красная — как знак солидарности с жертвами СПИДа и борьбы с «чумой ХХ века». Придумать розовую ленту в качестве аналогичного символа для рака груди было уже нетрудно. Впрочем, сначала она была цвета персика: такие ленточки прикрепляла к своей петиции простая женщина по имени Шарлотта Хейли. У нее были собственные счеты с раком груди — от него умерли ее бабушка, сестра и дочь. Она хотела привлечь внимание общества к тому, что только малая часть бюджета Национального института раковых исследований идет на программы, связанные с раком груди. Шарлотта Хейли мастерила «открытки с ленточками» своими руками, сама же раздавала их всем, кто брал, в супермаркетах и других людных местах, рассылала в редакции СМИ и знаменитостям... В общем демонстрировала пример классических «корней травы»: этим термином называют на Западе такие вот народные, «низовые» инициативы отдельных граждан и гражданок.

Примерно в это же время две других женщины более высокого социального ранга — главный редактор женского журнала «Сама» Александра Пенни и глава косметической империи «Эсте Лаудер» Эвелин Лаудер (старшая невестка основательницы, тоже перенесшая рак груди) решили развернуть широкую просветительскую и благотворительную кампанию и предложили Хейли войти в их команду. Та отказалась — не захотела участвовать в чересчур коммерческом проекте. Вот тогда-то, после переговоров с участием адвоката, и была введена розовая лента. Сейчас кажется, что по-другому и быть не могло: в современной западной культуре розовый цвет считается исконно женственным, а рак груди — болезнь особая, покушающаяся на один из базовых атрибутов женственности...

Как бы то ни было, а полтора миллиона поступивших в продажу осенью 1992 года косметических наборов от «Эсте Лаудер» с розовой ленточкой и ламинированной листовкой, инструктирующей, как проводить самообследование груди, пошли на ура. Более двухсот тысяч покупательниц заполнили и вернули вложенные с этой целью бланки, призывающие правительство увеличить финансирование исследований причин и методов пре­дотвращения и лечения рака груди.

В течение первых пяти лет после начала этой коммерческо-просветительской кампании федеральное финансирование исследовательских программ, связанных с раком груди, увеличилось в четыре раза, а процент женщин, обращающихся к врачу по поводу ежегодного обследования, включая маммографию, удвоился.

* * *

В Украине другая ситуация и другие проблемы. Тем не менее американский опыт может быть полезным и нам. Главное, нам всем нужно осознать, что молчание на эту тему — не золото. Вместо страха и стыда нам нужна национальная программа по привлечению внимания и информированию тех, кто еще здоров, и по ранней диагностике и эффективному лечению тех, кто уже заболел. Ведь пока что, как утверждают специалисты, 35—40% наших женщин обращаются к врачу слишком поздно, когда болезнь уже перешла в третью или даже четвертую стадию. Напоминаю, что рак лечится и на этих стадиях, просто шансы на успех ниже, чем когда его «давят в зародыше».

И еще один важный момент. Во многих наших публикациях на эту тему, особенно в интервью с врачами, звучит один и тот же рефрен: люди сами виноваты — не заботятся о своем здоровье, не выполняют рекомендации врачей, не проверяются и т.д. Такая оценка по меньшей мере неточная — если учесть, как у нас поставлена пропаганда здоровья (многие могут просто не знать, что и как надо делать!) и как работает наша медицина. Такой подход ошибочен и несправедлив с точки зрения психологии. Дело в том, что людям свойственно прятать мысли на неприятные темы в самых дальних углах сознания. Мы такими сделаны! Да что говорить, если у нас врачи в массе своей курят — включая и тех, кто журит женщин, пропускащих обязательный ежегодный осмотр гинеколога и обязательное ежемесячное самообследование груди. Людей надо не винить, а помогать им, в том числе и заботиться о себе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно