Зеленый свет некомпетентности: образовательная экспертиза кандидата в президенты

15 апреля, 16:57 Распечатать

Манипуляция с базовыми показателями, которые описывают систему образования, делает невозможным качественный диалог о настоящих вызовы.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Образование никогда не было горячей темой президентских предвыборных кампаний. Одной из причин этого является то, что президент не имеет значительного влияния на образовательную политику. Вместе с тем нужно откровенно признать, что образование вообще не является важным для украинской политики. То, что образовательный комитет самый маленький изо всех в парламенте, — прямое следствие недостатка внимания к образовательным вопросам.

В этой предвыборной кампании довольно неожиданно вопрос образования вынырнул у одного из кандидатов — Владимира Зеленского. Озвучивает их не сам кандидат, а его советник Сергей Бабак, эксперт Украинского института будущего.

Успешность этих интервенций сомнительна. Так, эксперт озвучивал тезисы о том, что Зеленский поднимет зарплату учителям до 4 тыс. долл., и что для этого будто бы понадобиться всего лишь дополнительных 200 млн долл. в год. Экспертное сообщество отреагировало быстро и посчитало точную цену такой инициативы — 21 млрд долл.!

Казалось бы, после такого позорного промаха команда Зеленского (или команда Украинского института будущего?) будет внимательнее относиться к цифрам и данным. Однако, как показало интервью Сергея Бабака журналу "Країна", надежда оказалась обманчивой.

Неправда 1. 30% государственного заказа идет на юристов и экономистов. Сергей Бабак утверждает: "У нас страшное несоответствие профессий, по которым готовят в высших учебных заведениях, к затребованным на рынке труда. В прошлом году 29 млрд грн выделили на госзаказ. 30 процентов — это экономика и право. Зачем? На рынке уже сейчас 10 юристов на одну вакансию".

В этом утверждении три цифры. И все три неправильные.

Итак, что касается суммы расходов на государственный заказ в высшем образовании. Постановление о государственном заказе на 2018 г. действительно указывает сумму 28,98 млрд грн.

Правда, если чуточку внимательнее посмотреть документ, становится понятно, что постановление касается государственного заказа не только для высшего образования (то есть для подготовки на уровне бакалаврата, магистратуры, аспирантуры и докторантуры). Указанная цифра включает в себя по меньшей мере 1,7 млрд для последипломного образования и 350 млн для подготовки рабочих кадров.

Остальные 26,9 млрд предназначены для "подготовки специалистов, научно-педагогических кадров", однако опять же будет ошибочно думать, что это сугубо высшее образование, поскольку эта категория включает в себя также и подготовку младших специалистов, которые не относятся к высшему образованию.

Для того чтобы точнее знать сумму, выделенную на получение именно высшего образования, следует ориентироваться на другие показатели — расходы, заложенные в государственном бюджете именно на высшее образование. Это тоже совсем несложно проверить. Для этого надо посмотреть, сколько денег в бюджете заложено по коду 0942 — "Высшие учебные заведения III и IV уровней аккредитации". Эти расходы заложены для нескольких распорядителей — разных министерств, в подчинении которых есть университеты. Если добавить их, то выходит сумма 20,36 млрд. Ошибка в 8 млрд грн — это, в принципе, прогресс по сравнению с предыдущим промахом относительно зарплат учителей, однако все равно значительная.

Вторая цифра — это доля студентов по специальностям "право" и "экономика". Сергей Бабак называет цифру 30%.

Происхождение этой цифры установить сложно. Однако настоящую долю мест, которые идут на подготовку юристов и экономистов, можно сосчитать очень просто, проанализировав то же самое Постановление о государственном заказе.

Места на специальности "экономика" и "право" составляют примерно 6% от общего количества мест государственного заказа. Можно также к этой категории добавить специальность "международные отношения" и все специальности отрасли "экономика и управления", тогда доля возрастает до 13–16% (в зависимости от уровня и формы получения образования), однако отнюдь не достигает показателя 30%.

Действительно, украинское высшее образование выпускает очень много юристов и экономистов, которые потом не могут найти работу по специальности. Но надо знать, что абсолютное большинство студентов по этим специальностям учатся на контракте. Так, для "права" доля контрактников составляет около 80%. Для большинства популярных экономических специальностей показатели примерно такие же. Поэтому проблемой является не плохое регулирование государственного заказа, а абсолютно неконтролируемый и безответственный набор студентов на контракт, независимо от их уровня подготовки и потребностей рынка труда.

Третья цифра касается вакансий для юристов. Исследование Министерства юстиции показывают, что в 2017–2018 гг. на одну вакансию юриста претендовало  семь-восемь человек, а не 10, как утверждает Бабак.

Неправда 2. В Финляндии ученики работают над проектами, вместо того чтобы изучать отделенные дисциплины.

Отвечая на вопрос о реформе школы, Сергей Бабак привел в качестве примера Финляндию: "Интересную систему ввели в Финляндии. Убрали дисциплины в чистом виде. Дети работают над проектами. Собираются 10 учеников и создают стаканы. А чтобы их сделать, тебе нужно знать немного химии, физики, инженерной науки, геометрии. Это рискованный эксперимент. Но финны смотрят в будущее".

Миф о том, что финны отказались от изучения отдельных дисциплин, получил распространение четыре года назад — после статьи под названием "Финские школы: предметы сокращены и заменены на "темы" в рамках реформирования образовательной системы" в британской газете The Independent от 20 марта 2015 г.

Фактически сразу появились отрицания этого тезиса. Паси Сальберг, известный исследователь школьных систем и их трансформаций, автор едва ли не известнейшей книги о финском образовании "Финские уроки", написал: "Спокойно: несмотря на реформы, в будущем финские школы будут продолжать преподавать математику, историю, искусство, музыку и другие предметы. Но с новой базовой школьной реформой все дети также должны будут в течение определенного периода изучать определенную тему, а именно: "Европейский Союз", "Община и изменение климата" или "100 лет независимости Финляндии", которые будут объединять многодисциплинарные модули по языкам, географии, естественным наукам и экономике".

Новый национальный курикулум, который и вызвал распространение мифа об отмене предметов, указывает в общих чертах, что за все время обучения в школе по меньшей мере один период (обычно продолжительностью несколько недель) должен выстраиваться вокруг междисциплинарных, широко обозначенных тем. Школы могут решить делать это чаще, однако не обязаны. Принимая во внимание высокую степень децентрализации в школьной системе Финляндии, эта политика будет иметь разное воплощение для разных школ.

Отрицание новости об отмене школьных предметов в Финляндии было опубликовано в ведущих медиа. Однако почему-то не попалось на глаза главному советнику по образовательным вопросам возможного президента Украины.

Неправда 3. Государство не заказывает подготовку учителей физики в достаточном количестве.

Цитата из интервью: "Вместе с тем мы заказываем на всю Украину около сотни учителей физики. Такими темпами обновим преподавание этого предмета в школах за 170 лет".

Указанная в цитате цифра правильная. Проблема этого утверждения в другом. Во-первых, предполагается, что государство заказывает недостаточное количество учителей физики. Поэтому, чтобы решить проблему, надо просто увеличить объем государственного заказа по этой специализации.

Но проблема совсем в другом. Опыт последних 10–15 лет четко показывает: сколько бы мест ни выделялось, абитуриенты отказываются подавать документы на учительские специальности, особенно по естественным дисциплинам. В прошлом году было заполнено менее 40% мест, выделенных на подготовку учителей физики. Поэтому простое увеличение количества мест не даст никакого результата.

Более того, при этом абсолютно игнорируются вопросы мотивации и уровня подготовки поступающих на педагогические специальности. Из-за отсутствия конкурса педагогические университеты фактически набирают всех, кто подал документы, независимо от уровня подготовки. Но с учителями физики проблема как раз неотложная: ведь для поступления достаточно сдать физику на 100,1 балла ВНО. Более того, фактически все, кто поступает на программы подготовки учителей физики, принадлежат к нижним 30% из числа сдающих физику. Это истинная формулировка проблемы, которую надо обсуждать. Попытки же просто добавить места — абсолютно ошибочная стратегия.

Второй недостаток этого утверждения — в выводе о том, что малые объемы государственного заказа приведут к тому, что "обновление преподавания" состоится через 170 лет. Я не возьмусь даже анализировать, каким образом рассчитан этот показатель при условии кучи неизвестных, начиная с демографической ситуации через 100 лет до определения потребностей в этой профессии в отдаленном будущем. Больше удивляет здесь тезис о том, что единственный путь к обновлению преподавания — это новые учителя. При этом исключаются такие факторы, как обновление учебных программ, учебных материалов; профессиональное развитие и усовершенствование учителей, которые работают сейчас. Также, согласно статье 58 Закона об образовании, учителями физики могут работать и лица, которые получили другое образование, — профессиональные физики (не педагоги), инженеры и т.п.

Почему это важно?

Казалось бы, достойно ли отдельной колонки одно небольшое интервью? Думаю, что все же достойно, ведь в этом случае речь идет не просто о случайном человеке, а о человеке, который называет себя экспертом по образовательным вопросам и представляет Украинский институт будущего, который пытается позиционировать себя как независимый экспертный центр. Этот же человек является частью команды возможного будущего президента Украины. И если такие люди манипулируют либо просто не знают базовых показателей, которые описывают систему образования, то это делает невозможным качественный диалог о настоящих вызовах, стоящих перед образованием и обществом в целом.

Когда в анализе определенной ситуации мы исходим из изначально неправильных или ошибочных показателей, то можно ли ожидать рационального решения? Если человек указывает, что проблемой является то, что  государство оплачивает высшее образование слишком большому количеству студентов, изучающих "право" и "экономику", то из этого должны исходить какие-то предложения и действия. Целесообразно было бы тогда предложить сократить государственное финансирование этих специальностей. Это было бы логичное решение для неправильно сформулированной проблемы. Анализ практики показывает, что такое случается в реальной жизни довольно часто. В учебниках по основам публичной политики это определяют как "ошибку 3-го типа" (Type III Error): правильное решение неправильно сформулированной проблемы. И только изредка неправильная формулировка появляется в результате откровенного игнорирования или придумывания базовых статистических данных, как мы это видим в этом случае.

Свобода и ответственность

Едва ли не самым странным элементом интервью является то, что накопление ложных суждений при этом объединяется с тезисами о важности образования для демократического развития общества, о важности обучения информационной гигиене и критическому мышлению.

В завершение С.Бабак анализирует развитие украинского общества: "Мы начали не только говорить, но и действовать как свободные люди. Украинцы понимают, что надо брать на себя ответственность, меньше ожидают от государства".

Свобода — это беспрекословно высшая амбиция человеческого прогресса. Однако надо помнить, что свобода неразрывно связана с личной ответственностью.

Элеонора Рузвельт сказала: "Свобода накладывает огромные ограничения на каждого человека. Со свободой приходит ответственность. Для человека, который не желает роста, который не хочет нести тяжесть своей работы, — это страшная перспектива".

И эта ответственность должна начинаться с того, чтобы научиться говорить правду или молчать, если правда тебе недоступна.

Только через сознательное расширение пространства честной общественной дискуссии мы сможем преодолеть вызовы, возникшие перед Украиной, да и мировым сообществом. Высказывание же ложных суждений и молчание, когда их высказывают другие, — это шаг назад на и без того сложном пути к овеянному мечтой обществу счастливых и свободных людей.

 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №15, 20 апреля-25 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно