Тестирование: эксперимент с продолжением

15 сентября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 35, 15 сентября-22 сентября 2006г.
Отправить
Отправить

Накал страстей вокруг вступительной кампании в вузы в нынешнем году был нешуточный. Еще бы: впервы...

Накал страстей вокруг вступительной кампании в вузы в нынешнем году был нешуточный. Еще бы: впервые эксперимент по внедрению в стране системы независимого внешнего оценивания знаний стал массовым — охватил около 10% всех абитуриентов (41818 человек), а прием сертификатов с результатами тестирования — обязательным для всех вузов. Еще накануне высказывались опасения, что наши школьники не готовы к такой проверке знаний, не справятся с тестами, вузы не будут засчитывать результаты тестирования либо станут занижать их, возможностей списать либо заранее узнать вопросы теста будет не меньше, а значит, нет смысла переносить локальные эксперименты на всю систему образования и т.п.

Самое интересное, что больше всего волновались взрослые. Дети к новшеству отнеслись спокойно и с пониманием, о чем говорит исследование, проведенное Центром тестовых технологий и мониторинга качества образования Международного фонда «Відродження» среди выпускников школ, принимавших участие в тестировании. Ребятам были предложены анкеты, которые они заполняли анонимно. Впрочем, спокойствие, вполне возможно, объяснялось причинами, по которым дети решили принять участие в тестировании.

Лишь 19% решили пройти тестирование сознательно, рассчитывая, что полученный результат будет засчитан при поступлении в вуз. Около 40% сделали это скорее из интереса — «хотели проверить уровень своих знаний и их соответствие требованиям вузов». Многие не волновались потому, что пройти тестирование их заставили взрослые (6% — учителя, 13% — родители), а значит, и беспокоиться должны они сами. Примерно 4% согласились на эксперимент за компанию — потому что «тестирование проходили их друзья». В остальных случаях побудительные мотивы были смешанными: чаще всего заставляли учителя и родители, а школьник подчинялся, подспудно надеясь, что удастся «отстреляться» всего один раз.

Большинство к тестированию было подготовлено морально и технологически, и потому сама процедура никаких неприятных сюрпризов не принесла. По крайней мере, 44,7% ребят ответили, что проведение внешнего оценивания полностью отвечало их представлениям о том, как это должно быть, а еще 36% написали «скорее отвечало», нежели нет. Полной неожиданностью процедура тестирования оказалась лишь для 5,36% респондентов, что не так уж плохо, учитывая, что тестирование в принципе проводится в нашей стране всего четвертый год.

По мнению большинства (около 95%), инструкции по заполнению бланка ответов и выполнению заданий понятны, а сами они хорошо информированы о порядке проведения тестирования и требованиях к нему. Придерживались всех необходимых инструкций и экзаменаторы: это подтверждают 95% опрошенных. Не много среди школьников было и сомневающихся в объективности проверки заданий тестов: полностью уверенных в справедливой оценке оказалось 41%, скорее уверенных — 42,8%, а активно сомневающихся и не доверяющих — 11,7 и 4,4% соответственно.

Хотя сами задания, по мнению ребят, оказались сложными. Лишь 5,57% посчитали их более легкими, чем задания традиционного школьного экзамена. 18% оценили их как аналогичные по сложности, а 73% они показались очень сложными. Тем не менее, полученные результаты удовлетворили многих. Если для 51% выпускников результаты оказались хуже ожидаемых, то 23,5% получили то, на что и рассчитывали, а 25% — выше ожидаемого.

Точных цифр относительно того, как выпускники распорядились полученными сертификатами, пока нет. Известно лишь, что в вузы было подано 25 тысяч сертификатов. Но поскольку подавать документы (в том числе и их копии) разрешается сразу в несколько учебных заведений, можно предположить, что самих участников тестирования, захотевших засчитать результаты независимого оценивания при поступлении, было меньше. Об этом говорит и проведенный опрос. Лишь около 40% ребят собирались подавать свои сертификаты в приемные комиссии, поскольку получили достаточно высокие баллы. 41% был неудовлетворен полученными оценками, а 19% опрошенных просто не смогли ими воспользоваться — при поступлении на выбранную ими специальность не было вступительных экзаменов по сданным предметам.

Довольны экспериментом и в Министерстве образования и науки, и в Украинском центре оценивания качества образования, который непосредственно его организовывал и проводил.

— Первый и основной вывод, — говорит директор Центра Лилия ГРИНЕВИЧ, — эта технология способна успешно работать в нашей стране. Следующий вывод: система требует соответственного кадрового обеспечения и огромных организационных усилий. Сложно было обеспечить процесс технологически, ведь для этого как минимум необходимы соответствующие помещения. Если в 2005 году мы провели 10 тысяч тестирований, то в 2006-м — в восемь раз больше.

В следующем году планируется охватить еще больше выпускников, а значит, потребуется создать еще больше пунктов тестирования. Помещение требуется и самому центру. В нынешнем году обработка материалов внешнего тестирования, собранных со всей страны, проходила в спортивном зале одной из столичных школ, и технологические линии компьютеров стояли прямо под баскетбольными корзинами. Но это не выход из положения. Необходимо постоянное помещение, в котором можно не только установить технику, но и обеспечить безопасность, организовать четкое движение материалов: очень важно, чтобы ни один листочек из этих тонн бумаги не потерялся — ведь за ним стоит результат ученика.

— Удалось в столь экстремальных условиях сохранить секретность? Не было ли случаев утечки информации?

— Все люди, которые разрабатывали и рецензировали тесты, подписывали договор, в котором есть пункт о сохранении конфиденциальности всей известной им информации. Печатание бланков тестов проводилось в условиях повышенной секретности, затем все материалы паковались в особые, секретные пакеты и доставлялись в пункты оценивания с помощью службы спецсвязи. Но в будущем, при росте объемов тестирования и его влияния при поступлении в вузы, будут учащаться и попытки нелегально получить информацию о содержании тестов. Поэтому очень важно грамотно построить систему защиты внешнего оценивания — и информационно, и юридически.

Нужно повысить ответственность за разглашение информации и разработать меры защиты людей, которые имеют к ней доступ, поскольку на них может осуществляться давление. Сегодня уголовной ответственности за нарушения во время проведения тестирования нет. Виновного можно лишь отстранить от работы и оштрафовать, т.е. заставить компенсировать моральные и материальные убытки, возникшие потому, что из-за выявленного злоупотребления пришлось отменить результаты тестирования и провести его повторно для всей группы.

— В этом году таких казусов не было?

— Были не столько злоупотребления, сколько нарушения процедур, больше связанные с отсутствием практики у людей, работавших на пунктах тестирования. Скажем, неправильно клеились штрихкоды, материалы вкладывались не в те конверты — их приходилось искать и т.п.

— Говорили, детям сложно было пройти тестирование из-за того, что на работу выделялось очень мало времени, к тому же в некоторых случаях это время тратилось еще и на вводный инструктаж.

— В инструкции четко написано: отсчет времени, отведенный на ответы, начинается с того момента, когда заканчивается инструктаж. Что же касается самого времени, отводимого на тест, то тут есть некоторые особенности. По правилам на сам тест дается действительно ограниченное время, к тому же он по своей природе избыточный. То есть, теоретически за отведенное время с ним полностью могут справиться лишь единицы. Это сделано для того, чтобы не возникали ситуации, когда большинство получают одинаковые оценки. Ведь главная задача теста — выявлять лучших. Поэтому выпускнику кажется, что тест сложный: да, там задания от легких до очень сложных, но чтобы получить хороший результат, достаточно было успешно справиться с 80% заданий. Я хотела бы отметить, что наиболее сложным для выпускников оказался тест по математике: 10—12 баллов получили лишь 6,2% отвечавших, 28,5% справились с заданиями на 7—9 баллов, 54% — на 4—6, а чуть более 11% — и вовсе на 1—3 балла. С тестами по истории на 10—12 баллов справилось 8%, а по украинскому языку — 11,4%.

— Могли ли недовольные подавать апелляцию?

— В связи с тем, что им предоставлялся выбор — использовать результаты тестирования при поступлении в вуз или сдавать выпускные и вступительные экзамены, апелляция не была предусмотрена. В следующем году такая возможность будет.

— Еще одна проблема — реальная возможность использовать полученные на тестировании баллы при зачислении в вуз. До начала приемной кампании ректоры некоторых вузов говорили, что все зависит от того, как будет выставляться балл в сертификате центра — по абсолютным показателям или относительным, зависящим от результатов одногруппников.

— Официально у нас нет ни одного обращения о том, что какой-то вуз отказался принимать сертификаты внешнего оценивания. Поначалу такие попытки предпринимались, были звонки на «горячую линию», но очень скоро (благодаря принципиальной позиции Министерства образования и науки) они прекратились.

Что же касается принципа выставления балла, то относительный выводится из результатов, которые показали не сидящие в одной группе школьники, а все тестируемые в этом году. Выборка же выпускников, принимающих участие в тестировании, достаточно велика, намного больше, чем в любом вузе. Скажем, тест по украинскому языку сдавали 40799 человек. Кроме того, в сертификат выставляется оценка в двух шкалах — от одного балла до двенадцати, чтобы ее могли использовать школы и те учебные заведения, которые пользуются двенадцатибалльной шкалой, и от ста до двухсот — стандартная шкала, практикующаяся в других экзаменационных системах. При использовании такой шкалы средний результат берется как 150 со стандартным отклонением 15, и ее без проблем можно перевести в любую другую шкалу, которую использует тот или иной вуз. Вузам была рекомендована формула конвертации оценок, полученных абитуриентами при тестировании, и они должны были согласовать с нами свои схемы конвертации. Это сделали 63 вуза. А если схема нами согласована, значит, она не позволит нарушить интересы участника тестирования: занизить полученные результаты или нивелировать оценку дополнительными экзаменами.

— Да, новшество ректоры вузов восприняли со скрипом…

— Хотя в самом начале инициатива проведения независимого внешнего оценивания знаний исходила именно от вузов! В 2002 году вокруг этой идеи объединилось несколько университетов: Львовский национальный университет им. Ивана Франко, Национальный университет «Киево-Могилянская академия», Одесский национальный университет им. Мечникова, Харьковский национальный педагогический университет им. Григория Сковороды. Они первыми согласились принимать результаты такого тестирования. В 2002 году в рамках проекта «Центр тестовых технологий» Международного фонда «Відродження» состоялась первая сессия внешнего оценивания, на которую записывались желающие выпускники — тогда их было 3800 человек. Школьники прошли тестирование, принесли свои сертификаты в вузы и были зачислены на первый курс.

В 2004 году уже 32 университета засчитывали результаты независимого оценивания, а доверие к ним настолько возросло, что в региональных центрах тестирования Центра тестовых технологий стояли очереди из желающих зарегистрироваться и пройти испытание. Весь этот процесс — и отработки технологий, и подготовки — также финансировал Международный фонд «Відродження», выделивший средства на тестирование 10 тысяч выпускников.

К 2005 году Министерство образования и науки рекомендовало всем высшим учебным заведениям принимать результаты внешнего оценивания. Однако финансово это по-прежнему оставался проект Международного фонда «Відродження». В марте 2006 года был создан Украинский центр оценивания качества образования. Не секрет, что большинство его сотрудников — люди, которые работали в Центре тестовых технологий, и очень важно, чтобы государственный центр сохранил идеологию, ценности, которые изначально закладывались в подходах к внешнему оцениванию. Речь идет о том, что соревнование должно быть честным и прозрачным, участвовать в нем должны не родители с их финансовыми возможностями и связями, а дети, которые должны иметь равный доступ к высшему образованию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК