Первое сентября. Три встречи

30 августа, 16:08 Распечатать Выпуск №32, 31 августа-6 сентября

1 сентября для всех причастных к школе — как Новый год для простых граждан. 

С мечтами и планами на будущее, с праздничным волнением и пожеланиями, с пониманием того, что все начинается снова, с чистого листа.

Трепетно готовясь, начало учебного года ждут во всех школах: больших и маленьких, частных и государственных, в важных старинных лицеях и новых альтернативных школах.

Все это многообразное и многомиллионное царство ныне будто замерло на старте: тихие школьные коридоры, пустые классы, перевернутые вверх тормашками стулья на партах. Но еще мгновение, отмашка — и все зашумит тысячами голосов, засверкает новыми портфелями и огромными букетами, засияет вспышками фотоаппаратов, объятиями и улыбками. 

Накануне школьного нового года у ZN.UA было три потрясающих, но очень разных встречи в разных школах. Таких же разных, как наша школа, которая, несмотря на штормы, смену министров и периодическое дерганье стоп-кранов, все-таки движется вперед. 

"Эта искорка выстрелит"

Светлана Александровна Вест — без преувеличения, один из крутейших учителей химии в стране. 

Она преподает в одном из самых известных киевских лицеев — "Подол". Вот уже много лет ее ученики завоевывают медали на международных олимпиадах по химии. Не было ни одного случая, чтобы воспитанник Светланы Александровны вернулся без награды. 

А еще Светлана Александровна специалист по зажиганию искорок — уже много лет она является тренером команды Киева на Всеукраинскую олимпиаду по химии, готовит восьмиклассников. "Бывает, приходит ребенок, и мы видим, что у него еще не все получается, и что где-то не хватает пока знаний, но он мотивирован, он способен, и ты уже чувствуешь — эта искорка выстрелит, это "межнар", — говорит Светлана Александровна.

Кабинет, где ведет уроки Светлана Вест, похож на средневековую лабораторию алхимиков или на сказочную пещеру с сокровищами. За окнами жарит солнце, а здесь прохлада, вдоль стен — полки с колбочками, баночками и пробирками всех размеров и фасонов. "Когда в 2006 году наша школа получила от МОН все вот это великолепие, меня спросили: на сколько лет вам хватит этого? Я говорю — навсегда. Вы же реактивов не дали, — рассказывает Светлана Александровна. — Сейчас, конечно, ситуация другая. Мы с ребятами проводим опыты (их предусмотрено программой не так уж и много, но они есть), выполняем практические работы". 

На уроках Светланы Александровны не спишешь ни в интернете, ни у соседа, ведь все задания для контрольных и практических работ она составляет сама, причем иногда в 30 вариантах, то есть для каждого ученика отдельно. "И вот все это нужно сначала придумать, а потом проверить", — смеется Светлана Александровна.

Мы встретились со Светланой Вест накануне первого сентября. 

— Светлана Александровна, хочу поздравить вас с победой — этим летом ваш ученик Александр Кудрик привез "золото" с Международной олимпиады.

— Спасибо. Наши школьники всегда хорошо выступают на "межнарах". С 1994-го было только два года, когда в нашей команде химиков не все участники завоевали медали. 

— Естественнонаучное образование у нас в кризисе, а на олимпиадах наши ребята показывают замечательные результаты. 

— Всегда есть дети, которые могут и хотят учиться. Их видно еще в седьмом-восьмом классе, когда предмет химия еще настолько описательный и интересный, что может заинтересовать ребенка. В этом есть и заслуга учителя — у нас немало хороших учителей, и не только в физико-математических лицеях, и не только в Киеве. 

Потом этот ребенок попадает на районную олимпиаду, после — на городскую, оттуда — в руки команды, которая занимается отбором на Всеукраинскую, а потом на международную. То есть идет тщательная селекция на протяжении нескольких лет. И, несмотря на общий упадок естественнонаучного образования, отдельные искорки выстреливают. 

Мы очень трепетно относимся к отборам. И в принципе, в десятом классе уже видно, кто на будущий год будет претендовать на участие в Международной олимпиаде. Но бывает всякое. Например, ты видишь, что ребенок по всем задаткам претендент на Международную олимпиаду, но нет, не хватило подготовки, не хватило целеустремленности, какие-то другие интересы проснулись — ведь всё это приходится как раз на тот возраст, когда интересы и увлечения могут резко поменяться. А бывает, что тренерский состав не видел у какого-то золото во лбу, а в десятом классе ребенок сказал "Хочу!" — и хлоп, у него медаль Олимпиады. Подготовка к олимпиаде — это каторжный труд, а нужно ведь еще параллельно закончить школу. Мы, конечно, создаем условия олимпиадникам — поддерживаем, индивидуально консультируем, но им нелегко. Кроме того, надо серьезно готовить еще и физику, и математику — школьная программа не всегда коррелирует с программой подготовки к олимпиадам.

— Немало победителей международных олимпиад уезжает учиться за границу. В интервью ZN.UA украинский ученый-химик, проходивший стажировку в Швеции, говорил, что в Украине у него всегда была проблема с финансами на приобретение реактивов и оборудования. (см. "Евгений Пилипчук: "Молодые ученые должны иметь возможность создавать независимые лаборатории", ZN.UA, № 48, 2018 г.).

— Да, наши ребята уезжают учиться, и после этого возвращаются. А вообще химикам в этом плане повезло больше, чем другим. У нас есть научно-производственное предприятие "ЕНАМИН" и "Укроргсинтез", которые спонсируют нашу олимпиаду и проведение сборов. Эти предприятия занимаются не только производством, но и научной работой. И все наши студенты-олимпиадники (и международники, и победители всеукраинских состязаний) с первого курса идут туда на стажировку, работают в очень классных современных лабораториях. Понимаете, химия — это не две пробирки и три баночки. 

Несколько лет назад в КНУ имени Шевченко открыли Институт высоких технологий. Там есть три специальности — биология, химия, нанофизика и компьютерные технологии. Это совершенно камерное обучение, ведь на каждую специальность набирают 15 человек, причем с очень высоким конкурсным баллом. Я вижу, что вся рейтинговая верхушка Всеукраинской олимпиады и те, кто участвовал в отборах на Международную олимпиаду, — все там. Кроме львовян (они поступают в ЛНУ имени Франка) и харьковчан — те идут в ХНУ имени Каразина.

— Кстати о поступлении. Я смотрела результаты ВНО по химии — средний балл по Украине всего лишь 145. А есть регионы, где средний балл составляет 135–138. Говорят, у школьников нет мотивации учить химию, ведь она мало нужна для поступления. К сожалению, у нас в большинстве случаев все заточено на вступительную кампанию, а не на интерес. 

— Все хотят идти на юристов и менеджеров, и только единицы идут в высокую науку. Однако медикам и фармацевтам все равно нужна химия. Хотя, бывает, слушаешь консультации врачей и думаешь: "А они вообще химию когда-нибудь учили, кроме как в школе? Да и ту забыли, видно, как страшный сон". 

ВНО по химии на самом деле очень простое. Часть вопросов — за седьмой-восьмой класс. Смотрю на результаты и думаю: ну как можно было, например, не справиться с таким заданием — из четырех веществ не выбрать оксид? И то, что тесты по химии написали очень средне, говорит как раз о том, что уровень знаний выпускников в общем низкий. 

Если вы возьмете результаты по математике, там средний балл тоже не будет 186. Если представить результаты ВНО в виде графика, вы увидите, что его кривая будет несимметричной, но она и должна быть такой. Если выделить отдельно лицеи и гимназии, то график будет смещен в сторону высоких результатов. Если вы возьмете обычные школы, то это будет смещение в сторону низких. Поэтому средняя температура по палате и получается в районе 150.

Сейчас в связи с результатами ВНО началась какая-то паранойя — школы и родители гоняются за рейтингами и результатами. Но ведь эти рейтинги ни о чем не говорят, и школа в принципе не должна иметь к ВНО никакого отношения. Дети должны освоить школьную программу и получить аттестат с оценками, которые показывают уровень их знаний по школьной программе. Программа ВНО отличается от школьной, и выпускнику, если он не изучает в школе предмет углубленно, нужно самостоятельно готовиться к поступлению (это абсолютно реально) или заниматься с репетитором. Чаще всего родители берут репетитора, и не потому, что он ребенку действительно необходим, а потому, что так проще — ты вроде бы все сделал для своего ребенка, снял ответственность и с себя, и с него, пусть теперь репетитор заботится. Но у нас были выпускные физмат-классы, где репетиторов по математике брали единицы учеников, а сдали тестирование на очень высокий балл. 

Возвращаясь к вопросу о мотивации изучать химию в школе, хочу сказать, что не только во вступительной кампании причина. Во-первых, не очень хорошие учебники. Хотя меня этот вопрос не особенно интересует, я не часто ими пользуюсь на уроках, но у ребенка есть учебник, и если он что-то пропустил, он может что-то там почитать, посмотреть. Во-вторых, школьные программы по химии слишком упрощены и лишены логики и цельности изложения курса. 

— Кстати, о программах. Как вы относитесь к идее создания интегрированного курса естественных наук? 

— Я не поддерживаю эту идею. Наверное, такой курс хорош на начальном этапе, в пятом-шестом классе, он покажет ребенку что-то интересное и позволит определиться, что ему больше нравится. А в старших классах это будет винегрет, всего по чуть-чуть.

Возможно, для гуманитариев в старших классах действительно не нужна химия на каком-то безумном уровне, девятый класс закончили, и дальше — интегрированный курс. Но у нас нет преподавателей, которые в состоянии читать такой курс, их никто не готовил. Четыре естественнонаучных предмета ведет один преподаватель — это на уровне "прочитали параграф и пересказали его близко к тексту". Это что, образование для старшеклассника? Люди, которые разрабатывали интегрированный курс, со мной не согласятся, наверное, у них есть какая-то высокая идея. Я пыталась в ней увидеть какое-то зерно, но у меня не получилось.

— Светлана Александровна, я знаю, у вас много званий и наград — народный учитель, заслуженный учитель, орден Княгини Ольги. Сколько лет вы работаете в школе?

— Уже 27 лет.

— Говорят, школа держится в основном на...

— На пожилых? Да, это правда.

— …на опытных... Вот вы как завуч школы сталкивались с нехваткой молодых учителей, так сказать, свежей крови? В эту вступительную кампанию лишь около 100 абитуриентов подали заявления на учителя химии с первым приоритетом, то есть хотели быть именно учителями химии. Остальные, значит, будут преподавать, если не поступят на другие специальности. 

— Да, молодые учителя не приходят в школу, и у нас их действительно очень мало. Иногда приходят преподаватели английского или немецкого, чтобы годик-два пересидеть в школе, потому что им нужен педстаж, они собираются в аспирантуру или за границу. И очень мало людей хотят в школу как школу. Говорят, дело в зарплатах. 

Вообще я считаю, что когда учителя говорят " если нам не повысят зарплату, мы уйдем", им сразу не нужно идти в школу. В конце концов, во всем мире учителя — это не самая высокооплачиваемая работа, и они прекрасно знали, на что шли, выбирая профессию.

Дело тут не в зарплатах — и в советские времена у учителей были невысокие зарплаты. Очень мало молодых людей хотят работать в школе, потому что, кроме всего прочего, учителя не очень защищены. Сейчас очень много говорят и пишут о том, что учителя унижают, требуют денег, ничего не хотят делать бесплатно, просто гестапо в чистом виде. Я понимаю, что школы очень разные, бывают какие-то проблемы, но часто и родители бывают неправы. Нельзя же всех под одну гребенку. 

А еще почему молодые учителя не остаются в школе? Некоторые учителя, с которыми я общаюсь на олимпиадах, рассказывают, как их давит администрация, как тяжело бывает работать: учитель хочет сделать, как лучше, а ему говорят — делай как надо. Да, я понимаю молодых учителей, которые попадают в такую школу, у них действительно пропадает желание работать. А ведь есть учителя, на которых идут дети, и если администрация школы классная, она их выискивает и поддерживает. У нас в школе в этом плане оазис: если пришел учитель и в нем видно Божью искру — всё, с ним носятся, как с писаной торбой. Со мной так носились в молодости. Я это хорошо помню. 

— Почему вы стали учителем?

— Можно сказать, случайно. Я окончила Харьковский университет имени Каразина, химический факультет. Вышла замуж и переехала в Киев. Директор школы предложила мне преподавать. Сначала работала воспитателем на продленке, думала — временно, а потом подыщу другую работу. Вот, помню, закончились уроки, почитали мы с детьми книжки, погуляли, покушали — и чем заняться? Я подумала, что хорошо бы порешать какие-то задачки, принесла книжки с наборами задач по логике. Мы выходили в скверик около Самсона, валялись на травке и решали задачки. Мне это позволяла администрация, при том, что это не вписывалась ни в какие рамки того, что должен делать воспитатель на продленке. Зато родители не могли в шесть вечера забрать детей домой. Тогда же я написала авторскую программу по развитию логического мышления у младших школьников, у меня есть авторское свидетельство. Потом, спустя год, стала преподавать химию. А из тех моих первых деток мы потом набрали наш первый 5-й физматкласс.

— С каким настроением вы ждете 1 сентября?

— Если бы я была только учителем, я ждала бы его с совершенно светлым и радостным настроением. Но поскольку я еще и завуч, у меня перед началом учебного года напряженное время — расписание, аттестация, комплектация и все прочее. Много дел, поэтому я бы оттянула 1 сентября на недельку. 

А вообще перед 1 сентября такое чувство, как в детстве, когда ты получаешь новую книгу и хочешь открыть первую страницу. Она еще пахнет типографией, ее еще никто не трогал, и ты предвкушаешь, как будешь ее листать. Первое сентября — это сплошные обнимашки, целовашки, крики "ура!", это какой-то такой подъем со всех сторон. Очень жду этого дня и хочу увидеть всех деток. 

"Смотрите, я впервые иду в школу"

Странно, но за несколько дней до начала учебного года соцсети пестреют объявлениями школ о поиске учителя. 

И желательно с горящими глазами, с желанием расти, со способностью созидать, с любовью к детям… "Школа такая-то гостеприимно приглашает", "звоните по телефону…", "дружелюбный коллектив ждет и ищет"… Успеют ли найти? А мы успели. ZN.UA познакомилось с молодой учительницей, которая в этом сентябре впервые возьмет  свой первый в жизни первый класс. Ее зовут Юлия Дегтяренко. 

Юлия будет учительствовать в обычной киевской школе, не лицее и не гимназии. В этой школе когда-то училась она сама. Свеженький диплом магистра радует глаз, уже написаны планы и старательно ведется блокнотик, куда будущая учительница записывает все интересное, что слышит от коллег или читает.

О Юлии мне рассказала знакомая работник департамента образования. "Представляете себе, лето в разгаре, июль, все учителя в отпусках, — рассказывала знакомая. — Мы обходим школы, в одной заходим в класс и видим двух девушек, которые протирают окна. Лето, все на дачах или на море, до 1 сентября — куча времени, а они класс убирают. Оказалось, это молодая учительница со своей сестрой. Вот стоим, разговариваем с ней, а в класс заходит мама будущего первоклассника. Говорит, эту учительницу выбрала старшая дочка, она категорически заявила: мой брат будет учиться только у нее".

Мы встретились с Юлией незадолго до часа "Ч" — 1 сентября. Она рассказывала о том, какой хочет стать учительницей, как будет любить своих учеников и работу. Ее мечты очень трогательные, и хочется, чтобы именно так все и произошло, чтобы профессиональное выгорание и разочарование никогда не разрушило их. Вдохновенные учителя в школах всегда есть, и это чудесно. 

— Юлия, как вам в школе? 

—Школа, в которой я сейчас работаю, моя родная. Я пришла к директору, и она меня охотно взяла. Здесь работают мои учителя, замечательный коллектив, все относятся ко мне очень тепло и называют не "Юлия Александровна", а "наша Юлечка". У меня замечательный наставник, а если я чего-то не знаю, к любому учителю подхожу, и мне все объясняют. Абсолютно не боюсь допустить какую-то ошибку, потому что знаю: меня не наругают, а подскажут. 

— Почему вы выбрали профессию учителя? 

— Я из семьи учителей: дед преподавал физику и математику, бабушка — учительница начальных классов, а мама — музруководитель в детском саду. В детстве я сидела у бабушки на уроках, видела, как она преподает, а дома ее копировала, — все, что она говорила на уроке, я объясняла куклам. И после окончания школы без колебаний пошла учиться на учителя. Я очень люблю детей, для меня что-то придумать с ними, провести какое-либо мероприятие, поставить танец или сказку — это вообще не проблема, потому что мне это интересно. Думаю, у меня все получится.

— Каким учителем вы бы хотели быть?

— Наверное, учителем, который умеет построить доверительные отношения с учениками. Чтобы каждый мой ученик мог прийти в школу и сказать мне правду — "Я проспал" или "Я не выучил домашнее задание". Не хочу, чтобы он боялся, что учительница его выгонит из класса, и на этом все. Я буду искренней со своими учениками, и они будут так же искренними со мной. 

Хочется, чтобы на моих уроках между детьми возникала дискуссия, чтобы никто не боялся высказать свое мнение. Может, кто-то думает иначе, чем я? Хочу, чтобы мои ученики рассказывали на уроках что-то из своего опыта ("я читал" или "я видел на Ютубе видео"). Чтобы они делились интересной информацией, которую нашли или прочитали. Так, как подает информацию ребенок, учитель не всегда сможет. Вот такие у нас будут уроки. 

Понимаю, для того чтобы стать хорошим учителем, нужно постоянно учиться. Я и сейчас посещаю все семинары, участвую в вебинарах, много читаю. Все интересное записываю себе в блокнот. 

— Много ли ваших однокурсниц пошли работать учителями, получив диплом о высшем образовании?

— Процентов 70, думаю. Но многие пошли работать в частные школы и детсады, а также репетиторами или гувернантками. 

— В последнее время на учителей выливается много негатива — буллинг, конфликты с родителями. Даже закон планируют принять о защите прав учителей. Вас это не испугало? 

Да нет.Я настроена не на конфликты, а на детей. Мне так с ними интересно! 

— Вы уже познакомились со своими учениками или их родителями?

— С родителями. У нас было первое родительское собрание, я рассказывала о НУШ, о некоторых игровых моментах, разных подвижных играх. Все это я показала "на практике": мы с родителями стали посреди класса в круг и все это делали. Сначала родители были немного скованы, вели себя как дети на 1 сентября, когда еще никто никого не знает. А потом я сказала: "Представьте, что вы ученики". И они начали чувствовать себя свободно, им понравилось. Говорят: "Давайте еще!". Смотрю — на часах десять вечера, а мы до сих пор в школе. Тогда я предложила им провести еще одно родительское собрание в конце августа. 

— У вас уже есть свой кабинет, насколько я знаю?

— Да, и я его уже обустроила: есть уголок природы, уголок настроения и тому подобное. Сегодня я сделала "дерево класса", а с 1 сентября будем делать первую коллективную аппликацию с ним. Там будут фотографии детей, чтобы они видели, что класс — это семья, что мы одно целое. У нас будет довольно современный класс, светлый и уютный, с новыми партами. Я стараюсь подготовить все как можно лучше. Двое родителей любезно согласились мне помочь повесить чистенькие занавески, поскольку я ростом низенькая, а окна у нас большие. Так что кабинет у нас полностью готов.

— С каким настроением ждете 1 сентября?

— С праздничным, потому что я помню свое первое сентября, когда была первоклассницей. Воздушные шары, какая-то суета в классе, все фотографируются… Это было так возвышенно и радостно. Сейчас меня чуточку разочаровало то, что многие пишут, будто линейка в первом классе не нужна. А я думаю, линейка для первого класса (и для 11-го тоже!) просто необходима. Ведь это настоящий праздник, это статусно — "смотрите, я впервые иду в школу".

"Дети привели своих родителей и заставили нас создать старшую школу"

"Майбутні" — демократическая школа нового поколения. И хоть она совсем молодая, — ей всего несколько лет, однако становится все более известной и активно участвует в популяризации демократического образования, привлекая в эту орбиту и педагогов, и родителей.  

В августе в Киеве проходила международная конференция демократического образования IDEC, и "Майбутні" были одними из ее организаторов. 

Учредительница школы — Наталья Черепухина, директор программ управленческого развития Киево-Могилянской бизнес-школы (kmbs). Она говорит, что идея альтернативного образовательного пространства зародилась давно, когда ее сын еще был школьником: "Я наблюдала за теми превращениями, которые начали происходить с ребенком в 5 и 6 классах: вместо любознательного мальчика, который интересовался миром, любил историю и постоянно задавал вопросы, я видела человека, который на большинство идей и предложений говорит, что так нельзя или же у него не получится. Он не хотел фантазировать и мечтать. Я постоянно думала над тем, что могло бы сохранить или восстановить активный интерес к познанию. Как предлагать детям исследовать мир, смотреть на него с разных точек зрения, мыслить независимо? Как дать понять, что на самом деле они свободны искать свой путь, что ограничения только в их головах, что не страшно ошибиться в поисках, что стоит пробовать? С другой стороны, в бизнес-школе я видела, сколько усилий прилагают взрослые, чтобы изменить свой образ мышления, избавиться от тех или иных убеждений и стереотипов, выйти за рамки, которые их ограничивают, и увидеть этот мир целостно, открыть новые горизонты". 

Так семь лет назад стартовал образовательный проект для подростков Iwonder. Он начался с годичных модульных программ в выходной день. Со временем они развились в образовательное пространство, где к модульным программам добавилась старшая школа, школы для родителей и учителей. Кстати, у "Майбутніх" нет родительского собрания, но каждый папа или мама обязательно должны пройти школу для родителей.

Сейчас в школе "Майбутні" учатся только старшеклассники — 10 и 11 классы. Свою школу они называют "домик". Здесь светлые комнаты с подушками на полу и подоконниках (хочешь — лежи, хочешь — сиди во время занятий). Есть и кофе-холл, и даже зеленый внутренний двор, где можно свободно проводить время между занятиями, устраивать тусовки или наслаждаться относительной тишиной в шумном городе. Кстати, двор дети обустроили самостоятельно.

Традиции "Майбутніх" еще только зарождаются, но одна уже сформировалась — встречать 1 сентября необычно. Например, в прошлом году они всей школой лазили по киевским подземельям. Что придумали в этот раз, нам так и не удалось узнать, — эту тайну никому не открывают. Только отвечают: "Мы хотим, чтобы этот опыт был радикальным погружением в ощущения собственной свободы и ответственности, которая наступит. Дети переживают встречу с новыми людьми, и мы хотим создать атмосферу, которая изначально разрушит их стереотипы о школе".

Ну что ж, с раскрытием тайн подождем. А пока, воспользовавшись праздничным поводом, ZN.UA расспросило Наталью Черепухину о школе и о демократии в образовании. 

— Наталья, почему вы решили открыть старшую школу? 

—Сами дети подтолкнули нас к открытию старшей школы. Они уже были с нами несколько лет на Iwonder и летом, перед тем как идти в 10 класс, они прижали нас к стенке и сказали: "Как вам не стыдно, почему вы до сих пор не откроете для нас школу? Вы показали нам другой мир — как можно интересно жить и с радостью познавать, мы теперь не можем возвращаться в школу". Наконец-то мы решились, и они привели к нам своих родителей. Одна мама рассказывала, как сын напоминал ей о нашей встрече с родителями сначала вечером, потом утром: "Мам, ты помнишь? Тебя сегодня ждут в  "Майбутніх". Потом еще и в полдень позвонил по телефону: "Пожалуйста, не забудь!". Мама говорила, что если бы ребенок смог, он бы, наверное, лично привел ее за руку. А когда родители сидели в аудитории и обсуждали создание школы, дети ждали в коридоре, переживали, все ли получится, не напугаем ли мы родителей нашими радикальными идеями. В конце концов, все получилось. 

Наша главная цель — создать такие условия для развития детей, чтобы они захотели исследовать мир, чтобы научились понимать себя и свои желания. Чтобы могли жить в свободе и быть ответственными за свою жизнь, а потом, возможно, и за большие системы. Чтобы сохранили неравнодушие, открытость и желание действовать. Чтобы у каждого была смелость создавать свое, уникальное. 

А это возможно только в среде, где ошибаться — безопасно. 

Где есть свобода выбора и нет принуждения. 

И где (на наш взгляд) царит культ разума и неравнодушия. Когда много знать, рефлексировать и понимать — это круто. Потому что это дает мощные инструменты влияния на мир и значительно расширяет возможности человека в нем. 

А желание действовать возникает только тогда, когда нам небезразлично и есть свобода выбора. В момент, когда ты выбираешь что-то сам, у тебя появляется естественное желание реализовать свое решение, а также — чувство ответственности за результат. 

Регулярный опыт выбора, исследование его коротко- и долгосрочных последствий позволяют наработать адекватное понимание того, как на самом деле устроен мир.

Свобода выбора и постоянный анализ результатов своих действий — необходимые условия для формирования ответственности. И, что важно, — свобода здесь всегда на первом месте.

"Майбутні" — альтернативная демократическая школа. Что это значит? 

— Мы не любим слова "альтернативная", потому что из него следует, будто мы себя противопоставляем норме. А это не так. Мы очень хотим, чтобы наши принципы разделяло большинство образовательных сообществ, школ, родителей.

Нашу школу можно назвать демократической, но не в той степени, насколько демократическая, например, британская Summerhill или демократические школы в Израиле. Там дети сами выбирают, какие предметы изучать и изучать ли вообще, — а могут выбрать два года играть в футбол. 

У нас в школе каждый может выбирать, в какое направление углубляться, какие предметы или темы добавлять или убирать, что в какой последовательности изучать. Но все-таки мы даем базовый набор знаний, умений, навыков, который считаем обязательным для целостной личности. Ведь неплохо было бы разбираться, как устроены мир, общество, люди, чтобы быть адекватным в этом водовороте информационного "мусора" вокруг. И здесь мы говорим не об объемах знаний, а о развитии определенного образа мышления, о привычке погружаться и исследовать процессы или явления всесторонне, видеть последствия, понимать предпосылки и всю сложность взаимосвязей. Это можно наработать через обсуждение сложных кейсов и соответствующую методологию. 

А потом появляется способность осмысливать то, что ты видишь или слышишь — "ок, я не до конца понимаю, но что-то здесь не так, не верю, проверю, посмотрю с других перспектив...".

Надо принимать во внимание, что к нам приходят только в 10 и 11 классах. Если бы мы начинали с 1 класса, мы бы точно не ограничивали, чем вообще заниматься в школе. Хотя темы собственного ума и сознательного выбора все равно остались бы, наверное, центральными. 

А вот что касается правил общей жизни (обустройства пространства, использования телефонов, выбора проектов или решения конфликтов, — дети действительно принимают решение коллективно и в основном самостоятельно: все обсуждают и голосуют. Мы каждый понедельник проводим рефлексии, есть специальные круги для решения спешных дел. Мы ничего не решаем без участия детей и точно не раздаем указаний.

В прошлом году наши 10-классники ездили в Израиль и 10 дней учились в местной демократической школе. Они увидели место, где дети живут по демократическим принципам с трех-четырех лет. Нам было очень важно показать им, как детский коллектив может самостоятельно устанавливать правила, совместно принимать решения и решать конфликты. А в этом году мы собираемся в демократическую школу в Непале. 

— Многие считают, что школьные оценки стимулируют детей учиться. А вы от них отказались. Почему?

— Мы считаем, что стимулирование — это муштра. Зачем нормальному человеку оценка? Он и сам способен понять, хорошо ли разобрался в теме. Именно для этого у нас введены тесты — проверить себя, что осталось непонятным и к чему следует вернуться. (Кстати, вопросы в наших тестах часто открытого типа, — ответы на них предусматривают написание коротких эссе.) Потом дети могут устроить обсуждение с другими, спросить преподавателя и разбираться дальше столько, сколько понадобится. 

Люди привыкли считать, что обучение — это процесс, в течение которого тебе дают продукт, и ты его должен усвоить. Обычно в виде уроков, контрольных, оценок. Или же наоборот — через развлечения, игры, интересные задания и другие мотивационные подходы, как это делают в более современных школах. 

Мы считаем, что образование — это личная ответственность каждого. От нас — условия и поддержка, от учеников — выбор, решение, действия и результат. Только так можно стать автором своей жизни.

— Вы проводите курсы для учителей. Какой главный месседж педагогам?

—Без определенной влюбленности и страсти к своей теме преподавать что-либо невозможно. Как можно предлагать ученикам изучать то, что тебе самому не очень интересно, и ты не понимаешь, зачем оно нужно?

Второй принцип — партнерские отношения с детьми. Ведь знания, модели поведения, мораль — все это усваивается от людей, которых ты ценишь как личностей. Учитель — это не функция, а живой человек. Обучение под принуждением малоэффективно. Тем более под принуждением тех, кого не уважают. 

Основная задача учителя в нашей школе — быть взрослым. Человеком, который живет своей жизнью, интересуется, исследует, ошибается, сомневается и достигает. Этот взрослый не решает за ребенка, не осуждает его, не контролирует дисциплину и выполнение заданий. Он не рассказывает об одном-единственном правильном образе жизни. Нет, ему просто интересно передать свои знания тем, кто готов их брать. Он предлагает себя детям как эксперта со своими знаниями и опытом. Вместе с учениками и другими взрослыми он ежедневно воссоздает Школу как систему — динамическую и каждый раз немного обновленную. 

Первую школу преподавателей мы создали именно для того, чтобы к нам пришли такие люди познакомиться, мы поверили друг в друга и остались вместе. 

— С каким настроением вы ждете 1 сентября?

— Это всегда начало самого интересного приключения, а с другой стороны — важного путешествия. К нам придут новые люди. Конечно, я не знаю, что с ними будет происходить, но, полагаю, будет что-то совершенно непривычное, какие-то важные открытия и переживания. Возможно, в первые дни будут удивленные глаза — "а что, так можно? так бывает? серьезно?". А это всегда очень трогательно. Что касается начала учебного года, думаю, мы придумаем какое-то приключение за городом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно